Мудрость народа да ханам в уши

mudrost naroda Рухани Жаңғыру

– А было такое, что вы перетрусили? – молодой джигит весь подался вперед. Люди в кругу заволновались – что за бестактный вопрос задает этот молокосос, разве может испугаться прославленный батыр? Кто-то из старших цыкнул на чересчур невоспитанного юношу. Но батыр Бесоба только усмехнулся:

– Никогда не верьте человеку, который утверждает, что никогда и ничего не боялся, он – лжец. Умирать всегда страшно, весь секрет бесстрашия в умении перебороть свой страх. Боялся, конечно, перед каждой битвой. А потому расскажу не как боялся смерти, а когда по-настоящему ужаснулся от содеянного собой. Это случилось после знаменитого Катаганского побоища, когда хан Есим приказал истребить всех катаганов, уже после победы.

– Но ведь то было вынужденной мерой, если бы тогда не уничтожили всех катаганов, история могла повториться, – один из аксакалов вопросительно посмотрел на батыра.

– На то Есима и избрали мы ханом, что он был умнее других, а потому должен найти другой выход, а не проливать кровь уже сдавшихся родичей, – Бесоба тяжело вздохнул.

Весь этот диалог взят из романа Мухтара Магауина «Смутное время» (другое название книги «Вешние воды», прим. «ПК»). Не могу поручиться за точность приведенного отрывка, поскольку читал книгу лет двадцать назад, еще и на казахском языке, но смысл передаю верно. А речь идет о конфликте между двумя казахскими ханами Есимом и Турсыном, который привел к гражданской войне, и ее последствиях. Впрочем, расскажу всю историю.

Один из самых великих ханов Казахской Орды Хакназар погиб в 1580 году после 42-летнего правления. Как водится, после смерти хана в Орде началась борьба за власть, разброд и шатания. Тогда собравшиеся на курултай «лучшие люди» степи возвели на трон престарелого Шигая. Полное право на престол имел и Турсын султан, ведь он был внуком знаменитого автора свода законов «Қасым ханның қасқа жолы» «Прямой путь Касым хана» – самого Касыма, сына одного из основателей Казахского ханства Жанибека. Хакназар являлся его родным дядей, а отец Турсына – Жалим султан – был родным братом Хакназара, одним из лучших советников хана и прославленным полководцем. Но по молодости лет Турсын тогда не успел сделать себе имя, еще мало участвовал в битвах и ханских советах. Старый Шигай – потомок самого младшего сына Жанибека Жадика – вскоре умер. Новым ханом избрали Тауекеля, после смерти которого власть перешла его младшему брат Есиму. Надо сказать, что с момента ханствования Шигая и вплоть до падения Казахского ханства трон занимали именно его потомки. Власть навсегда ушла из рук потомков Касыма.

Турсын не противился воле всенародного курултая и принял ханство Есима безропотно. Но, видимо, амбиции султана простирались далеко, только до поры до времени были глубоко спрятаны. При Есим хане звезда Турсын султана зажглась ярко. Он становится одним из лучших военачальников ханства, одерживает ряд крупных побед над бухарцами и ойратами. В награду хан назначает его правителем города Сауран, а затем наместником всего ташкентского вилайата. К 1612 году Турсын султан владеет уже целым рядом городов: Сауран, Ташкент, Шахрухия, Бискент, Андижан, Сыганак. Под его предводительством, по свидетельству средневекового историка Махмуда Бенуали, состояло стотысячное войско, основу которого составляли жигиты из родов, ныне составляющих наш старший жуз: ысты, сиргели, шанышкылы, канлы. Самое же большое племя, являвшееся основой могущества султана, были катаганы. О них нужно написать отдельно. Это племя, по мнению многих историков, было родственным самому Чингисхану, а потому всегда играло большую роль во всех улусах, образовавшихся после распада империи великого потрясателя вселенной. Основная часть катаганов пришла в Среднюю Азию вместе со вторым сыном Чингисхана Чагатаем и осела здесь. В результате войны 1598 года значительная часть Бухарского ханства, возглавляемая шейбанидами, отошла к казахам, и катаганы, кочевавшие на этих землях, оказались под властью Турсына. Они-то и стали опорой султану в его дальнейшей политике.

Вот с этого момента и начинаются его притязания на власть. Турсын создает свое собственное ханство и вступает в соперничество с Есимом. Есим посылает к Турсыну своих самых уважаемых людей, напоминает об общих врагах и просит не вносить раздоры в степь, не делить один народ, не дать ослабнуть ханству. Но самозванец не прислушался к слову разума: «Есим ханствует незаконно, настало время вернуть трон потомкам великого Касыма», – ответил он биям. Толеген жыршы, один из знаменитых акынов того времени, спел тогда Турсыну свою знаменитую песню, которую народная память донесла до наших дней:

Ей, қатаған – хан Тұрсын

Хан емессің – қатынсың…

(Ей, хан катаганов – Турсун

Ты не хан, а баба…).

С тем и уехали послы, не добившись мира и единства. Тогда Есим, не желая гибели Орды, признает Турсына ханом Ташкента, равным себе, и переносит свою ставку в Восточный Туркестан. По сути в степи образуется новое Казахское ханство, которое простирается на весь южный и центральный Казахстан, в состав которого входит и Семиречье. То есть ханство Турсына занимает практически весь сегодняшний Казахстан. А Есим правит только в Восточном Туркестане (ныне территория СУАР в Китае). Постепенно народ и даже соседние государства начинают признавать законным ханом казахов именно Турсына. Так, добиваясь мира с новым правителем, ханы Бухары и Кашгара сватают сестру и дочь Турсына за своих сыновей, таким образом заключая с ним союз. А в российских архивах найден документ, гласящий, что люди казакского хана Турсына ведут свои торговые дела с Тобольском и Казанью. В 1623-24 годах он ведет переговоры с ойратами о создании военного союза, стремясь с их помощью посадить на Бухарский престол своего ставленника Абулгазы-бахадур султана. Осознав себя полновластным хозяином, новый хан чеканит деньги под своим именем (признак независимости) и налаживает сбор налогов.

В то же время ухудшаются отношения с Бухарой, и начинается новая война. Но все четыре похода бухарцев на казахские земли в 1620-23 годах заканчиваются победой Турсын хана. Тогда Иманкул – хан Бухары – создает альянс с Балхом и готовится к решающей схватке. Узнав об этом, Турсын идет на примирение с Есимом и предлагает последнему вернуться в Туркестан с тем, чтобы править вместе – по примеру основателей государства казахов, своих предков Керея и Жанибека. «Основная причина – надвигающееся нашествие на казахские земли армии Бухары и Балха», – читаем мы в статейном списке посольства в Бухарию дворянина Ивана Хохлова. Надо сказать, что к тому времени талантливый полководец и одаренный дипломат Есим хан приобрел высокий авторитет в Восточном Туркестане, подчинил своей власти Турфан и Чалыш, активно вмешивался во внутреннюю политику Могулистана, часто играя роль третейского судьи в междоусобицах. Не без выгоды для себя конечно. Есим не отказал своему троюродному брату. Радея за свой народ, он возвращается в родные степи, владетельные родственники заключают мир и совместно выступают в поход против агрессоров. Причем Есим, учитывая возраст, признает формальное старшинство Турсын хана (Есим был года на три младше).

Далее из средневекового произведения анонимного автора «Бахр-аль-асрар» узнаем, что битва под Андижаном между двумя альянсами закончилась сокрушительным поражанием Бухары и Балха. О том же повествует в своих трудах и Абулгазы-бахадур. Он же подчеркивает, что вновь сделавший Туркестан своей ставкой Есим «почтительно относился к Турсыну и признавал его старшим ханом казахов». Но угроза со стороны Бухары устранена, и Турсын снова начинает тяготиться своим положением. Ему мало формального признания старшинства, он хочет быть единоличным ханом. И начинает постепенно вытеснять Есима. Вторично покидать родину Есим не желает, и ситуация становится взрывоопасной. В 1626 году Есим решает развязать войну с ойратами из-за спорных территорий и посылает гонцов к Турсыну в надежде получить подмогу, но последний под разными предлогами отказывается присоединиться к недавнему союзнику и совладельцу. Тут надо сказать, что любой исход противостояния Есима с ойратами устраивал честолюбца. В случае поражения Есим лишался авторитета, а следовательно и власти. А в случае победы должен был ослабнуть и остаться без части своей армии. Но результат оказался неожиданным для Турсына. Есим довольно легко, без больших потерь, разгромил врага, вернулся домой с триумфом. Теперь уже авторитет Есима незыблем, влияние на народных вождей велико, а его армия сильна как никогда до этого.

Просчитавшийся Турсын, возможно, испугался, что его брат затеет новую распрю, захочет властвовать самолично. Теперь это было вполне реально. Тогда он решает ударить первым. Застать врасплох удачливого Есима удается, и Турсын внезапным нападением овладевает Туркестаном, умерщвляет множество мирных жителей, не захотевших вновь идти в подчинение узурпатору. А еще он совершает непростительную ошибку – пленит всех домочадцев своего соперника и увозит с собой в качестве заложников (Есима в это время в городе не было, основная часть армии была распущена по своим кочевьям. Причину отсутствия хана в своей ставке история умалчивает). Естественно Есим хан очень скоро узнает о вероломном нападении брата и союзника и в бешенстве спешно собирает войско и пускается в погоню. Опытный полководец Турсын, отступая в Ташкент, устраивает по дороге засаду (в окрестностях Сайрама), но вовремя предупрежденный кем-то из своих сторонников из вражеского лагеря Есим обходит засаду и поджидает возвращения Турсына под Ташкентом. Здесь и состоялась печально известная Катаганская битва.

Силы сторон были сопоставимы. Полководчес­кий дар Турсына не уступал талантам Есима. Каких уловок и хитростей ждать от врага, прекрасно изучившие друг друга ханы знали наперед. В такой ситуации многое решали случай и удача. Они оказались на стороне законного хана казахов – Есима. В самый разгар битвы Турсын вдруг покидает свое войско и укрывается в крепости. Что было причиной трусости никогда ранее не замеченного в робости Турсына, до сих пор остается загадкой. Но факт остается фактом – разозленные предательством своего полководца катаганы сами пленили своего хана и выдали Есиму. Озлобленный неоднократным вероломством своего троюродного брата Есим хан приговорил того к немедленной казни. А потом пошел еще дальше. «Чтобы имени катаганов не осталось на земле», – повелел он. И все племя катаганов, за исключением детей, чей рост не превышал оси высоких колес степных телег, было предано мечу. Чудом уцелевшие катаганы бежали кто куда. Часть этого многочисленного и воинственного племени ушла к узбекам, часть – к кыргызам, но большинство присоединилось к уйгурам. Горстка переживших ханский гнев не пожелали покидать родные степи. Они влились в ряды рода шанышкылы. За них заступились их новые родственники. Немаловажную роль в укрощении крутого ханского нрава сыграл и Жиенбет жырау, жестко высказавший хану претензии.

Возникает вопрос – почему поголовной казни были приговорены только катаганы, а остальные племена, состоявшие на службе у Турсына, избежали трагической участи? Дело в том, что вожди племен сиргели, шанышкылы, канлы и ысты наотрез отказались от братоубийственного похода и хоть и не выступили на стороне Есима, но намного ослабили боеспособность войск ташкентского хана. Возможно, именно это обстоятельство и сыграло решающую роль в противостоянии.

История не имеет сослагательного наклонения, но все же зададимся вопросом – если бы. Если бы в Турсын султане не взыграли ханские амбиции, какое бы было ныне население казахов? Как бы обернулось все, если бы Есим и Турсын в мире и дружбе укрепляли свое единое государство? Могло ли случиться так, что кто-нибудь из потомков великого Касым хана пришел бы к власти в последующие времена и наделенный мудростью прадеда смог бы повести ханство к новым свершениям? А смог бы стать Турсын лучшим правителем для казахов нежели Есим? Если бы… Увы! Ответов на них нет. Но есть великое сожаление. Радует только одно – это была первая и последняя гражданская война казахов и первое из двух убийств одного хана другим в борьбе за власть (второе случилось через 120 лет, когда Барак султан убил хана младшего жуза Абулхаира). Не думаю, что подобная история не повторилась из-за поголовного уничтожения целого мятежного племени. Скорее всего, народ помнил и понимал, что такое противостояние ни к чему хорошему не приводит, кто бы ни оказался победителем. Поэтому и богат казахский народный фольклор на пословицы и поговорки, дастаны и эпосы, песни и кюи на тему единства и сплоченности. В разных вариантах у разных племен сохранились сюжеты с описанием жизни одного из самых великих ханов Казахской Орды Есим хана. В 1941 году Казангап Байболулы написал эпическую поэму «Еңсегей бойлы ер Есім» (Высокорослый Есим – герой). Автор этих строк в качестве первоисточника для этого материала, кроме трудов историков позднего средневековья, использовал и названное произведение.

Народ бережно хранил и передавал легенды и подлинные истории о своих героях и злодеях, поэтах и музыкантах. Благодаря устному слову зародилась казахская литература, благодаря тем поучительным «архивам» мы сегодня имеем свою государственность, свои Гимн, Герб, Флаг.

Жиембет Бортогашулы (годы рождения и смерти неизвестны), живший в конце XVI и в первой половине XVII века, казахский поэт-сказитель. Был главой племени алшын. Известно, что он – выходец из племени Он екі ата Байұлы рода Тана. Судя по сохранившимся до сегодня стихам, он родился и вырос в наших краях, а точнее, недалеко от Индера.

Поделиться с друзьями
Оцените автора
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Прикаспийская коммуна