Предвестники музыкальной весны

3514ef788baca996555cc576ef363a36 p Рухани Жаңғыру

13 июня 2018 года был обнародован Указ Первого Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева об учреждении Национального дня домбры. Было решено отмечать этот праздник каждый год в первое воскресенье июля. Домбра – самый любимый музыкальный инструмент у казахского народа и является главным символом его национальной культуры. Двухструнный щипковый инструмент объединяет людей разных профессий, вероисповеданий и национальностей.

Одним из известных людей, оказавших большое влияние на развитие национальной музыкальной культуры, является казахский народный музыкант, композитор, домбрист, «отец кюев» Курмангазы Сагырбаев. В XIX веке для казахского народа музыка Курмангазы стала светлой надеждой. Домбра певца степи напоминала народу об его радостях и горе, победах и поражениях, событиях, которые на протяжении веков происходили в обширных степных просторах.

Но на заре советской власти мы чуть было не потеряли не только Курмангазы, но и всю национальную музыку вместе с самой домброй. Девиз «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а потом…» мог коснуться всего старого, национального. Взявшие слова песни на вооружение, недалекие местные вожди чуть было не отправили на свалку истории все дореволюционное искусство, признав его признаком отсталости и вредным для победы коммунизма. И тогда…

И тогда на защиту «одна палка два струна», как пренебрежительно называли Домбру новоявленные адепты «светлого будущего», встали неравнодушные и глубоко влюбленные в национальную музыку люди. И, конечно, первыми среди них надо назвать народных артистов Казахской ССР – академика Ахмета Жубанова и лучшую ученицу великого кюйши Дину Нурпеисову, которых по праву можно назвать хранителями домбровой музыки. Ахмет Куанович и Дина Кенжеевна, как и Курмангазы, родились на территории Западного Казахстана. Именно доктор искусствоведения Ахмет Куанович открыл широчайшему кругу слушателей гений Курмангазы и назвал его именем два государственных учреждения: национальный оркестр и  Алматинскую государственную консерваторию. В свою очередь, кюйши-композитор Казахской государ­ственной филармонии имени Джамбула Дина Нурпеисова донесла до профессиональных специалистов домбровой музыки музыкальные произведения Курмангазы в первозданном виде, в каком они звучали в исполнении самого автора. Она является одной из самых знаменитых женщин в истории национальной музыки. Ее слушал сам Курмангазы, отметив ее талант и предсказав блестящую славу.

Педагог-исследователь, краевед Асылбек Ситалиев – еще одно имя, пока что известное узкому кругу специалистов. Он – не музыковед, он – собиратель истории края. Когда-то в детстве увлекшись биографиями известных людей – выходцев Бокей-Орды, Асылбек собрал много очень интересных и малоизвестных фактов о Сыпыра жырау и Асане Кайгы, о Казтугане и Махамбете, Курмангазы и Дине. Все это, как мы надеемся, скоро станет доступно читателям – в планах издание книги. А пока он поделился своими изысканиями о Дине Нурпеисовой и Ахмете Жубанове. О людях, чьи линии жизни не могли не встретиться, ибо судьбы их очень схожи, и в этой статье мы постараемся рассказать о них, провести параллели. 

Детство и учителя

Дар Всевышнего в этом мире дается избранным, но этого мало, нужно развивать талант, для чего требуются упорство и трудолюбие. А. Жубанов и Д. Нурпеисова, в раннем детстве, впервые услышав чарующие звуки домбры, пронесли любовь к ней через непростые годы своей жизни. Домбра всегда заслуженно занимала в их доме почетное место – төр. Звуки домбры они пропускали через свою душу и находили в своих сердцах отклик на каждую услышанную мелодию. Эти мелодии волновали их, будоражили воображение, открывали мир прекрасного. Именно детская любовь к домбре и привела их в дальнейшем к большому искусству. В жизни каждого человека родители формируют мировоззрение своего ребенка, становятся первыми учителями и поводырями, указывающими дальнейший путь. Отцы Ахмета Куановича и Дины Кенжеевны определили их музыкальную судьбу, а они в свою очередь знали, что отцы их любят, а самое главное – помогут в любое время советом и делом. Отец Ахмета – Куан Жубанов – был просвещённым человеком, открывшим в родном ауле школу, куда и отвел семилетнего сына. Отец Дины – Кенже – был в своей местности хорошим домбристом, и именно он первым открыл своей дочери широкие горизонты домбрового искусства.

Талант учителя заключается в умении передать сложные и трудные вещи своим ученикам в доступной и интересной форме. А. Жубанов в детстве знакомится с известным в то время скрипачом Петром Чернюком, в их семье несколько лет жил музыкант Хусаин Ажгалиев, являвшийся активным пропагандистом педагогических идей просветителя Ибрая Алтынсарина. В свою очередь  семья Нурпеисовых дружила с самим домбристом Бокеевской орды Курмангазы Сагырбаевым. На протяжении долгих лет Х. Ажгалиев и К. Сагырбаев обучали каждый своего ученика мастерству игры на домбре. Их ученики обладали удивительными способностями впитывать в себя всё самое яркое и интересное от своих учителей. Впоследствии каждый из них напишет об этих счастливых моментах своей жизни. Так А. Жубанов подчеркнет: «Хусаин Ажгалиев и духовная среда нашего аула повлияли на мои музыкальные перспективы». Также большое впечатление произвела на него книга Александра Затаевича «1000 песен казахского народа». Прочитав книгу, Ахмет Куанович восторженно напишет: «Я узнал множество всевозможных легенд о песнях, собранных А. Затаевичем, и о человеке, который умел читать эти, похожие на мышиные следы, начертания звуков, и загорелся желанием стать таким же специалистом в области музыки, как Затаевич». В 1938 году Д. Нурпеисова в газете «Казахстанская правда» написала свои воспоминания: «Мой учитель говорил: играть так, чтобы слушатели шли за тобой. А дорога певца – вместе с народом, впереди его. Пусть жизнь Курмангазы будет тебе примером».

«На бесплодном такыре и травинка не вырастет» – говорят казахи. Эти слова в полной мере можно отнести к профессиональной музыке, которая рождается и развивается на почве народной. На раннем этапе музыкального становления А. Жубанов на слух подбирал мелодии и играл на балалайке, гитаре и мандолине, а Д. Нурпеисова стала выдающимся мастером-импровизатором в искусстве исполнения кюев на домбре. А. Жубанов, являясь студентом Ленинградской консерватории, слушал лекции известных учёных-музыковедов. Его обучала плеяда крупных деятелей музыкального искусства, таких как как будущий народный артист СССР Б. Асафьев, заслуженные деятели искусств РСФСР А. Оссовский и Ю. Тюлин, доктор искусствоведения Р. Грубер, профессор Х. Кушнарев. А у кюйши-домбристки Д. Нурпеисовой были свои яркие самобытные музыканты Бокеевской орды, такие как Курмангазы, Даулеткерей, Туркеш, Мамен и Аликей, которые передали ей свои знания и опыт.

Аппликатура и русская музыка

Аппликатура порядок расположения и чередования пальцев при игре на музыкальном инструменте. Умение разрабатывать аппликатуру – важная составляющая мастерства исполнителя. Композитор А. Жубанов и кюйши-домбристка Д. Нурпеисова были талантами в исполнении музыки с применением именно пальцев руки. Так, в феврале 1929 года Ахмет Куанович, находясь проездом в Ленинграде, исполнит музыкальному педагогу, заслуженному деятелю искусств РСФСР Ованесу Налбандяну песню «Екі жирен» из сборника А. Затаевича, где после игры профессор оценит молодого музыканта следующими словами: «У вас хороший слух и хорошая правая рука, мы подумаем что-нибудь сделать с вами». В свою очередь кюйши-композитор Курмангазы сказал Д. Нурпеисовой свои крылатые слова: «Если одному человеку были бы даны твоя левая рука и моя рука, такому человеку не было бы равных».

На формирование их художественного вкуса и творческих интересов оказала влияние и культурная жизнь в России. Студент А. Жубанов в период с 1928-1933 гг. обучался в музыкальных учебных заведениях Ленинграда, а кюйши-домбристка Д. Нурпеисова в период с 1922-1937 гг. жила и создавала часть своих бессмертных музыкальных произведений в Астраханской области. Они в это время знакомятся с сочинениями русских музыкантов, а также участвуют в концертах художественных коллективов. Дина-шеше, участвуя в астраханских конкурсах различного масштаба, будет занимать только первые места, и тогда уже профессиональное жюри будет восторгаться её мастерством. Для музыки нет границ, её язык воистину интернационален, и в этом её сила. Д. Нурпеисова, встречаясь с русскими музыкантами, при посещении различных музыкальных мероприятий, слышала вместе с казахскими мелодиями различные русские народные песни. И одну из них – песню «Светит месяц» – включила в свой репертуар. В свою очередь академик А. Жубанов отмечал, что «благодаря общению с русской музыкой в творчество казахских композиторов вошли новые ин­тонации, новый ритм, новое «слово» эпохи. Это новое слово, обогащающее музыкальный «словарь» казахских композиторов, стало словом дружбы, и, прежде всего, дружбы с русским народом».

Знакомство и национальные взлеты

Летом 1935 года коллектив оркестра казахских народных инструментов впервые выехал на гастроли по облас­тям Казахстана, где побывал у нефтяников Гурьева и рыбаков Каспия. К сожалению, встреча двух патриотов домбровой музыки тогда не состоялась, но она состоится в историческом 1937 году, когда Ахмет Куанович, узнав о таланте Дины Кенжеевны, твердо решил представить ее удивительное мастерство народу. Необходимо отметить, что у А. Жубанова была способность заглянуть в далёкое будущее. Ярким подтверждением является то, что именно методисту оркестра Смагулу Кошекбаеву он поручил найти Д. Нурпеисову и попросить её приехать в Алма-Ату. Если бы поехал кто-нибудь другой из оркестра, кто знает, возможно Д. Нурпеисова не приехала бы в Казахстан.

По приезде в столицу Казахской ССР Д. Нурпеисова вначале остановится в доме А. Жубанова. В его квартире начались очень задушевные и интересные беседы, словно они были давно и хорошо знакомы. После чаепития она, исполняя произведение Курмангазы «Кайран шешем» («О, моя мать»), поразила его своим мастерством игры на домбре. Растроганный композитор тут же обзвонил и пригласил в гости всех деятелей культуры республики, до кого смог дозвониться, чтобы послушать ее музыку. К нему сразу приехали классик казахской литературы XX века Сабит Муканов, народный писатель Казахстана Габит Мусерепов и знаменитая казахская певица Куляш Байсеитова. Именитые гости в области искусства были поражены манерой и техникой исполнения Д. Нурпеисовой, а также оригинальными движениями ее пальцев. Повидавшим многое специалистам от культуры не верилось в такое сказочное звучание домбры, а волшебнице, извлекавшей из инструмента эти чарующие звуки, на тот момент было 76 лет! Но факт есть факт, домбра в руках Дины сама превращалась в волшебницу.

А. Жубанов, восхищенный талантом Д. Нурпеисовой, делился в своих фундаментальных трудах: «А правая рука! Зритель видел самые разнообразные её штрихи, которые не зафиксированы ни в каких школах для смычковых или щипковых инструментов! Она ни разу не задела деку домбры даже в тех случаях, когда нужно было извлечь максимум звука, какой может дать домбра. Были моменты, когда кисть правой руки исполнительницы совсем не была различима, так часты были её взмахи».

Дина Кенжеевна и Ахмет Куанович стали друг другу как бабушка с внуком, их породнила страсть к музыке, любовь к искусству, и их творческий союз продлился семнадцать лет. Пожилая кюйши-домбристка, исполняя любимые народные мелодии Волго-Уральского междуречья, помогала А. Жубанову создавать национальную профессиональную музыку, которая своими корнями уходила каким-то образом и в её малую Родину. В свою очередь А. Жубанов стал тем человеком, который открыл казахскому народу Д. Нурпеисову и её искусное домбровое исполнение, которое он назвал «невообразимой техникой». Композиторское дарование и исполнительское мастерство Д. Нурпеисовой получат свое дальнейшее развитие при их совместной работе. Он переложит её кюи на ноты, ведь для того, чтобы увековечить музыку, ее необходимо было перенести на бумагу. Общение с чутким и талантливым педагогом, как А. Жубанов, обогатило духовный мир и профессиональный уровень Д. Нурпеисовой, и она научится более профессионально играть на домбре. Значительной ступенью музыкальной карьеры Д. Нурпеисовой стало ее участие в 1939 году во Всесоюзном смотре исполнителей на народных инструментах в Москве. Тогда по пути в столицу в купе железнодорожного вагона А. Жубанов настраивал её на победу. Он, конечно, волновался: с одной стороны, от неимоверной радости, что он, вчерашний сын казаха-степняка, едет на Всесоюзный конкурс, а с другой – от предстоящего выступления Д. Нурпеисовой перед столь именитым жюри.

К слову скажем, что в далеком 1926 году выдающийся музыкальный деятель Александр Затаевич, записывая национальные кюи, сказал пророческие слова, касающиеся казахского народа: «Рад, что приобщился к кочевой жизни. Видел хороших людей, записывал великолепные песни, наблюдал удивительные картины природы. Народ в громадном большинстве очень милый и добродушный. Есть среди них и такие таланты, от которых в Москве рот разинут». Слова музыковеда А. Затаевича оказались пророческими в отношении Д. Нурпеисовой – так оно и произошло.

Жюри Всесоюзного смотра, состоящего из виднейших музыкантов Советского Союза, единодушным решением присудило заслуженному деятелю искусства Казахской ССР Дине Нурпеисовой первую премию. Она разделила первое место вместе с русскими балалаечниками Николаем Осиповым (в будущем один из руководителей и реформаторов оркестра народных инструментов СССР), Павлом Нечепоренко (будущий лауреат Государственной премии СССР, Народный артист СССР) и профессионалом на кобызе Атаем Огонбаевым (основатель и руководитель ансамбля комузистов Киргизской ССР). Победа Дины Нурпеисовой имела огромное музыкальное значение, она свидетельствовала о торжестве и силе национального искусства казахского народа. Восторженно написал о ее выступлении в Москве доктор искусствоведения Виктор Беляев: «То высокое мастерство исполнения на казахской домбре, которое показала Дина Нурпеисова, – этот «Джамбул домбры», является лучшим способом художественной агитации за сохранение и развитие этого и аналогичных ему инструментов».

В дальнейшем А. Жубанов запишет сложные кюи Д. Нурпеисовой и создаст её оркестровые партитуры, включив в репертуар оркестра наиболее артистичные варианты кюев Курмангазы и Даулеткерея. В свою очередь кюйши-домбристка Д. Нурпеисова под чутким влиянием доктора искусствоведения А. Жубанова создаст много национальных домбровых произведений, которые прочно вошли в репертуар современных музыкантов.Они оба любили творчество кюйши-композитора Курмангазы. Д. Нурпеисова исполняла не только свои произведения, но и произведения своего учителя и других домбристов Бокеевской орды. Она сумела сохранить все темы их кюев и никогда не путала почерк своего учителя, донесла наследие композиторов западно-казахстанской школы в первозданном виде. Она скрупулезно и точно передала все особенности музыкального дарования гения кюя. Искусствовед А. Жубанов глубоко исследовал творчество Курмангазы и обработал его музыкальное наследие под оркестровое звучание, и ему в этой нелегкой работе очень помогали воспоминания Д. Нурпеисовой. В 1959 на месте могилы Курмангазы в селе Алтынжар РФ по инициативе академика А. Жубанова было воздвигнуто памятное сооружение.

Совместное творчество

Они вместе усовершенствовали национальные мелодии, написали их оркестровые варианты. Всё это сыграло большую роль в дальнейшем развитии оркестра народных инструментов, позволило исполнять не только национальные мелодии, но и произведения мировой музыкальной классики. В дальнейшем Казахский государственный оркестр народных инструментов под управлением А. Жубанова добьется значительных успехов и завоюет широкое признание у зрителей.

Композитор А. Жубанов понимал, что без знания и использования нот думать о дальнейшем успехе не приходится, поэтому помогал кюйши-домбристке Д. Нурпеисовой осваивать народные мелодии с нотами, чтобы сделать их духовным достоянием всего народа. Он лично обучал её нотной грамоте, а Д. Нурпеисова в свою очередь слушала его с чутким вниманием, и они очень ценили между собой эту человеческую и творческую связь. Ахмет Куанович, делая переложения кюев для национального оркестра, советовался с Диной Кенжеевной, ведь, не зная глубоко той жизни, нельзя браться за его обработку, и еще нужен талант, какой был у волшебницы домбры. Она была ведь не просто кюйши-домбристка, но и знатоком того времени и своего дела, создавшим бессмертные образцы домбровой музыки. Не зря А. Жубанов назвал Д. Нурпеисову «живой историей». В результате совместного их творчества были сохранены особенности стиля народной музыки, а главное – её душа и характер, которые не измеряются числом аккордов.

Композиторская деятельность А. Жубанова в это время не ограничивалась только обработкой народных песен и кюев – он писал и свои произведения. К написанию этих сочинений он пришёл с творческим багажом, взяв из сокровищницы народного наследия самое лучшее.

В свою очередь дочь Ахмета Куановича – композитор Газиза Жубанова – стремилась уловить внутренний эмоциональный настрой домбровых кюев Д. Нурпеисовой, в результате в симфонической поэме «Аксак-кулан», в «Народном танце» из балета «Легенда о белой птице» был использован её красивый по мелодике кюй «Әсем-Коныр» («Прекрасная Коныр»).

О высоте их взаимоотношений можно судить по тому, что композитор А. Жубанов старшую внучку назвал в честь Д. Нурпеисовой – Диной. Заслуженный деятель Республики Казахстан Дина Мамбетова вспоминала: «Он очень любил внуков, при виде нас глаза его наполнялись нежностью, теплом, радостью, и я безмерно благодарна ему за то, что он назвал меня Диной в честь великой домбристки Дины Нурпеисовой, которую он близко знал и чьё творчество ценил, понимал и с большой любовью описал».

Честь и порядочность

Творческое содружество двух адептов домбровой музыки продолжалось в течение всей их жизни, в этом деле они понимали друг друга с полуслова. Тонкость и артистизм Д. Нурпеисовой отвечали всем высоким критериям художественного воплощения, которые всегда имел в виду и искал в жизни композитор А. Жубанов. Их стремлению к развитию национальной музыки не могли помешать даже репрессии 30-х годов, которые коснулись не только конкретных людей, но и многих сторон искусства в целом, в первую очередь несущих национальный колорит. В период с 30-х по 50-е годы прошлого века видные деятели науки и культуры, представители национальной интеллигенции Казахстана подверглись массовым репрессиям. Их судьбы трагичны: часть была расстреляна, остальные осуждены на различные сроки, некоторые из них скончались в лагерях, выживших сажали повторно. Судьбы основной массы «врагов народа» решались тайно, на заседаниях Военной коллегии Верховного Суда СССР, на особых совещаниях НКВД. Распространенными были обвинения в антисоветской агитации и пропаганде, основывавшиеся главным образом на доносах соседей, сослуживцев. В этот список могла попасть и композитор Казахской государ­ственной филармонии имени Джамбула Д. Нурпеисова, которая была из рода торе, и данный факт тщательно скрывался в её биографии. В то время по всей стране развернулась волна сталинских репрессий. Вследствие этого пострадало немало талантливых представителей творческой интеллигенции: ученые, писатели, музыковеды и другие категории деятелей страны. Среди них оказался брат А. Жубанова – один из основоположников казахской лингвистики Кудайберген Жубанов, которого в 1938 году необоснованно расстреляли. Самого А. Жубанова в это время исключили из рядов партии, освободили от должности директора консерватории, исключили из числа членов Союза композиторов, тем самым пытаясь как бы убить композиторский дар одаренного музыканта. Он в книгах о композиторах казахского народа обязательно отмечал происхождение музыкантов, о которых писал. Но о родовой принадлежности Д. Нурпеисовой в книге ни слова, хотя он знал об этом. Упоминается только род ее мужа – бесқасқа беріш. В наше время о принадлежности Дины к роду торе заявляла иее внучка Балжан Журунбаевна Нурпеисова в интервью журналистам средств массовой информации. Лишь после ХХ съезда КПСС, на котором был осужден культ личности И. Сталина, начался процесс реабилитации таких людей, как А. Жубанов.

Дети – это продолжение человеческой жизни. Это те, о ком заботятся взрослые, кому они передают свое тепло, любовь, знания и умения. «Жетімін жылатпаған, жесірін ұзатпаған елміз», говорят казахи. И эти слова в полной мере подтверждаются на примере наших сегодняшних героев. Ахмет Куанович взял под опеку пятерых детей своего репрессированного брата Кудайбергена, а Дина Кенжеевна в свою очередь после смерти сына, ветерана Великой Отечественной войны Журунбая, и внука Кожахмета, погибшего на фронте, возьмет под опекунство двоих внучек и одну правнучку. Несомненно, в основе становления больших и дружных семей и Жубановых, и Нурпеисовых лежали сильные характеры и ум их предков, их мудрость, любовь к детям. Они в свою очередь творили музыкальную историю страны, где их жизнь изложена в архивных материалах, и создавали они ее на глазах у своего народа. Они оба были очень демократичными и простыми по характеру людьми, их величие было в их же естественности. А как они умели шутить! Они были просто мастерами шуток, где умело вставляли в речь казахские поговорки, пословицы и крылатые слова. Их человеческие качества с первого же дня знакомства неизменно располагали как коллег, так и друзей и знакомых. Будучи казахами, любили ходить в гости, но еще больше принимать гостей. В их домах постоянно звучала домбра, пелись песни, а исполняли их лучшие представители казахской интеллигенции и цвет творческого сообщества того времени. Ахмет Куанович, кроме того, любил охоту и занимался садоводством, где выращивал яблоки на своей даче. В свою очередь Д. Нурпеисова, всю свою сознательную жизнь жившая в сельской местности, тосковала по родным местам. Тогда руководитель оркестра А. Жубанов и народный комиссар торговли Казахской ССР Ильяс Омаров собрали деньги и купили ей дачный домик с коровой в районе санатория «Каменское плато» в Алма-Ате. Этот дом всегда был полон людьми и отличался гостеприимством, присущим казахскому народу, прием гостей был ведь главной национальной чертой. Соскучившиеся по вкусу натуральных продуктов из аула друзья часто заходили к Дине шеше просто так – попить чай с молоком. Но главным увлечением и смыслом их жизни была, конечно, народная музыка.

Память

Нам следует помнить памятный исторический 1937 год, когда началось превращение из степной женщины-домбристки в Народную артистку Казахской ССР Д. Нурпеисову. Главную роль в этом сыграл композитор А. Жубанов, раскрывший природный самородок, и без участия Ахмета ага мы, возможно, сейчас не наслаждались бы столь богатым наследием национальной музыки.

В 1975 году советский композитор, народный артист Казахской ССР Латыф Хамиди в своих воспоминаниях написал: «У каждого композитора есть наиболее удачное и популярное произведение. У Ахмета Куановича Жубанова это песня «Карлыгаш» («Ласточка»), написанная в 1942 году и сразу получившая широкую известность. Ласточка – предвестница весны, и невольно хочется сравнить с ней Ахмета Куановича, который, как известно, в тридцатые годы  «предвестил» наступление музыкальной весны народа». Мы бы добавили к словам композитора Л.Хамиди, что к данной музыкальной композиции прямое отношение имеет и Народная артистка Казахской ССР Дина Нурпеисова, ведь как Ахмет ага приобщал домбристку ко всему новому в мире музыки, также впитывал от нее истоки истинно национальной музыки, то из чего произрастала сугубо своя «жубановская» музыка, в том числе «Карлыгаш». Наследие Курмангазы и Даулеткерея, других композиторов Западного края, которое передала Дина Нурпеисова, сегодня признано и оценено не только в нашей стране, но и во многих странах мира. Сотрудничество Ахмета Куановича и Дины Кенжеевны оказалось столь же плодотворным, сколь взаимовыгодным.

Нечасто говорится в чей-либо адрес – «человек от Всевышнего», именно Ахмет Жубанов и Дина Нурпеисова были такими личностями и оставили добрый след на своей земле. Они не только передали коллегам тонкости музыкального ремесла, но привили им истинный вкус и способность самостоятельно мыслить. Свои нравственные уроки они передавали на своих личных примерах как коллегам, так и своим детям. Они сумели создать каждый в своих домах гармоничную обстановку, где каждый делает то, что умеет, а вместе получается нечто, необходимое всем. Они мечтали, чтобы их дети и внуки выросли достойными людьми, ведь в жизни самой высокой ценностью человека, мерилом их личности является честность, порядочность и высокое служение Родине. Достаточно попытаться лишь представить себе всю творческую жизнь А. Жубанова и Д. Нурпеисовой, как невольно удивляешься их колоссальной работоспособностью и трудолюбию. А. Жубанов написал сотни исследовательских работ, посвященных национальной музыкальной культуре, а Д. Нурпеисова в лучших своих творениях органически соединила в единое целое достижения яркого темперамента стиля Курмангазы с мягким лиризмом Даулеткерея. Ахмет Куанович и Дина Кенжеевна, ревностно оберегавшие наследие народной музыки, до самого последнего дня своей жизни ни на мгновенье не переставали думать о ее судьбе, ставшей идеалом их жизни. Деятельность Народных артистов Казахской ССР А. Жубанова и Д. Нурпеисовой в казахской музыкальной культуре осталась важной вехой в духовно-культурной летописи нации, и их бесценное музыкальное наследие служит народу. Ахмет Куанович стоит у истоков рождения современной казахской композиторской школы, становления национального оркестрового, оперного и камерного жанров. Музыканты различных стран планеты исполняют музыку казахских композиторов прошлого, тем самым они навечно записали имена Курмангазы и Даулетерея, Дины и Таттимбета в историю национального и мирового музыкального искусства.

Наследие Ахмета Куановича и Дины Кенжеевны – это гордость  национальной домбровой музыки, они открыли миру красоту и великую духовную силу казахских народных песен и кюев. Они учили любить самих себя и гордиться своей национальной культурой. В различных городах Республики Казахстан и за рубежом память об Ахмете Куановиче и Дине Кенжеевне увековечена в названиях улиц, государственных учреждений, в величественных памятниках, а самое глвное – в народной памяти.

Мы уверены, пройдут годы и тысячелетия, сменится не одно поколение людей нашей страны, а вклад Ахмета Куановича и Дины Кенжеевны в развитие народной музыки останется благодарному народу и будет жить в сердцах. Их музыка будет жить вечно, звучать со сцены и с экранов, сея в людях доброе и прекрасное.

Послезавтра, четвертого июля, в Нур-Султане состоится торжественное открытие памятника великой Дине. Асылбек Ситалиев приглашен на это мероприятие. Организаторы планируют распространить среди гостей мероприятия его статью «Күйші Победы», опубликованную в нашей газете №33 от 27 апреля этого года и перепечатанную в республиканских изданиях «EGEMEN QAZAQSTAN» и «Казахстанская правда».

Поделиться с друзьями
Оцените автора
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Прикаспийская коммуна