Как подавляли свободу

1ad7d2e54c40a6295dc3a15adfc6e813 600x400 1 Рухани Жаңғыру

Психологи могут объяснить поведение маньяка, убивающего людей, насилующего детей. Исследуют его детские годы, выявляют факты, травмировавшие психику ребенка, еще кучу других сопутствующих явлений. Таких людей в обществе не прощают, но, по крайней мере, понимают. Но чем объяснить нечеловеческое отношение официальной власти к своим подданым? Как можно понять, когда пожилых женщин, 75 и 85 лет, водворяют в тюрьму за то, что их родственник оказал сопротивление при конфискации собственного скота? А такие случаи были, и они прозвучали на прошедшем круглом столе в Атырауском университете имени Халела Досмухамедова, посвященном Дню памяти жертв политических репрессий с участием ученых-историков, студентов, магистрантов…

По поручению Президента Касым-Жомарта Токаева созданы государственная и региональная комиссии по реабилитации невинно пострадавших граждан. В ходе круглого стола члены региональной комиссии поделились своими сведениями и предложениями.

Вот подлинные истории двух репрессированных атырауских семей, рассказанные представителем областного архива Раисой Тастемировой.

– Житель села Канбакты Новобогатинского района, 45-летний Смагул Смадьяров имел 320 голов скота. Во время конфискации скота он оказал сопротивление большевикам. За это в октябре 1928 года вся семья подверглась гонениям. По решению «тройки» Смагул с 19-летним сыном был отправлен этапом в Петропавловскую тюрьму. Смагул успел развестись со своими двумя женами и отвести от них угрозу заточения, но откреститься от родства с матерью и второй женой отца не получилось. В итоге две старухи оказались в Уральской тюрьме. Пожилые женщины были нездоровы, их таскали на носилках. Они написали письмо в Москву, рассказав, что не способны самостоятельно передвигаться, просили оставить их отбывать срок в Гурьеве. Но ответ был не­умолим — оставить в изоляторе Уральска только на зиму! Их дальнейшая судьба неизвестна…

Другой случай. Житель Новобогатинского района Майдан Омаров в подобной ситуации успевает развестись с женой до приговора, но с дочерьми такой прием не провернешь. Девушки, 14 и 18 лет, также были заключены в следственный изолятор Уральска. Они пишут письмо Калинину с просьбой оставить старшую для замужества в Гурьеве. А 14-летняя девочка просит не разлучать ее с матерью. Чем закончилась эта трагическая история? Того в наших архивах нет.

Можно понять репрессии, применяемые к отдельным лицам, если они, по мнению власти, представляют для нее опасность. Насколько реальную – вопрос другой. Но репрессировать историю? Директор Института Ассамблеи народа Казахстана при Атырауском университете им. Х. Досмухамедова, член региональной комиссии Жанна Кыдыралина в своем выступлении затронула тему репрессий идей.

– В годы тоталитарного режима репрессиям подвергались не только люди, но и идеи, и книги. К примеру, изучение истории Золотой Орды долгое время было под запретом. И только с обретением независимости мы смогли изучать ее и узнавать. Под большим табу также была деятельность Алашорды, большинство населения оставалось в неведении. Также нет никаких сведений о плененных солдатах во Второй мировой вой­не. На членах государственных и региональных комиссий лежит большая ответственность, нам предстоит кропотливая работа по раскрытию белых пятен, реабилитация тысяч безвинно пострадавших людей. В картотеках мы находим разные сведения, к примеру, обнаружены новые категории репрессированных — «не подлежащих реабилитации». Также мы планируем провести исследование в районах, идти в семьи и узнавать сведения от родственников, возможно, найдутся, какие-то документы и т.д., — отметила историк.

Руководитель проектного офиса «Рухани жаңғыру», профессор-историк Жамига Танатарова отметила, что 31 мая является днем скорби для нашего народа. Государственная комиссия, созданная по поручению Президента Касым-Жомарта Токаева должна дать новый импульс к изучению истории народа в годы тоталитаризма.

– Репрессии среди населения были начаты сразу после Гражданской войны. В результате численность титульной нации республики уменьшилась на 1,5 млн человек. 5500 семей ради спасения бежали в другие страны. Коллективизация, проводимая руководством страны, проходила без системы, с грубейшими ошибками, без учета национальных особенностей жителей. Примечателен пример, приводимый историком Омарбековым. Казахов, оставшихся в результате конфискации без пропитания, среди зимы переселили на новое место. Люди ставили юрты посреди степи. Для отчета перед вышестоящими структурами юрты ставили в ряд, а образовавшиеся улицы были названы в честь вождей революции. Так и умирали новоселы от голода и холода на улицах Ленина, Сталина, Дзержинского… Насмешка или показательный жест? По сведениям историков, в 1929 году в стране числилось 40 млн голов скота, через три года осталось 4 млн. Руководство страны не считало нужным учитывать особенности жизни кочевого народа. Голощекин, объявивший в республике «Малый Октябрь», отличался особой жестокостью. Количество умерших от голода до сих пор не установлено точно, называют то одну треть, то одну четверть всех казахов. В любом случае цифры ужасные. Интересно, случайно ли руководить республикой в те годы поставили человека, участвовавшего в расстреле царской семьи? – задается вопросом историк.

Ассоциированный профессор Атырауского университета Шахман Нагимов в своем выступлении сообщил, что по области под репрессии попали в общей сложности 13 тысяч человек, а 621 житель был расстрелян по надуманным причинам.

— Но самым интересным открытием для меня стал тот факт, что большинство расстрелянных людей были обычными и даже «темными» людьми. То есть не интеллегенция, не идейные, а простые, неграмотные люди. Среди растрелянных были не работающие жители, таких советы особо «не любили», также три женщины — служительницы церкви. В деле реабилитации необходимо, кроме архивных документов, воспользоваться рассказами людей. Это очень важный источник истории, но старшее поколение уходит, надо успеть. Очень важно реабилитировать казахских баев, вся вина которых заключалась в многочисленности скота, также религиозных деятелей края, — отметил профессор.

Руководитель государственного архива Атырауской области Серик Куаныш уверен, что трагические политико-социальные изменения, произошедшие в первой половине ХХ века, повлекли за собой не только бесчеловечные страдания, но и создали коллективную травму в памяти народа. Она привела к беспрецедентным изменениям в образе жизни, системе ценностей, характере социальных отношений, привела к психологическим, ментальным, ценностным, гуманитарным кризисам. Главная цель настоящего времени – не только увидеть и осмыслить общую историческую тенденцию из отдельных фактов, но и раскрыть трагедию личности, опираясь на международные стандарты ценности, нормы права, тем самым дать оценку общественно-политическим процессам, не допустить ее повторения. Известно, что это, в свою очередь, приведет к формированию коллективного иммунитета общества, избавлению от социальной пассивности, депрессий, синдромов недоверия и др.

Ассоциированный профессор, к.и.н. Нагима Сармурзина в своем выступлении рассказала о введенных налогах на крестьян и к каким страшным последствиям привело правление небезызвестного Голощекина.

— Налоговая политика на казахской земле начала вводиться с 1924 года. В то время НЭП по всему Союзу ввел налоги в виде денег и товара. Но советская власть изощрялась в обездоливании кочевого народа, налог на сельское хозяйство был назначен только в денежном выражении. Чтобы заплатить налог деньгами, кочевник вынужден был ехать за 500 км в город для продажи скота! Причем налог для них был в 4-5 раз выше, чем остальным гражданам. В 1928 году налог вырос в 6 раз. В общей сложности с 1927 по 1935 год скотоводы платили государству 6-7 видов налога. Помимо всего, их заставляли обеспечивать население города продуктами. А еще были планы по заготовке мяса, молока и шерсти. В результате исследовательской работы в трех архивах стало понятно, что народ лишился скота еще до коллективизации и реализации оседлой политики. Архивные документы показали, что голод стал результатом целенаправленных действий страны советов. Читать архивные данные было очень тяжело морально, даже пришлось отойти, — поделилась историк.

Руководитель научно-исследовательского центра «Мәңгілік Ел» Атырауского университета имени Х. Досмухамедова, доктор исторических наук, профессор Аккали Ахмет в своем докладе рассказал, как большевики превратили архивы в орудие борьбы.

– Сбор «разоблачающих материалов» на своих политических противников большевики проводили с помощью таких карательных органов, как ОГПУ, НКВД… С этого периода эти структуры играют важную роль в общественно-политической жизни страны. НКВД широко использовал архивные материалы при проведении беспрецедентной политики массовых репрессий. Прибрав все архивы под свое ведомство в 1938-1963 гг., НКВД стал обладателем колоссальной возможности по поиску в этих документах данных о «классово чуждых элементах».

В декабре 1925 года ОГПУ при Совнаркоме направило в Центральный архив России «сверхсекретное» письмо, в котором требовало коренным образом изменить деятельность архива, активизировать поиск «чуждых советской власти элементов» и подчинить его оперативным целям.

Маленький пример. В Казахстане найден «компромат» на 2063 человека, на которых заполнены карточки по архивным данным с 1 января по 1 июля 1943 года, то есть всего за полгода. Для всех готовились и направлялись в наркоматы внутренних дел СССР и КазССР справки-списки. По указанию НКВД СССР от 5 июля того же года ведется поиск материалов о басмачах, рассматриваются 20 фондов, для составления справок отбираются 37 дел. Но при этом большевики равнодушно относились к сохранности архивных фондов, касающихся истории и культуры казахского народа. Ими были уничтожены Букеевские архивы. А в 1918-1919 годах этот архив вовсе был разграблен казаками. 32 дела, связанные с конфискацией казахских богачей, были потеряны. В 1929 году при переезде из Кызылорды в Алма-Ату было похищено десять ящиков с документами. Сотни архивных документов исчезли, когда их везли из Оренбурга в Кызыл­орду. Но при этом не пропадали документы, касающиеся «неблагонадежных граждан». Почему? Да и в последующие годы нельзя утверждать, что сохранность материалов в архивных фондах подвергалась жесткому контролю. Так или иначе, но и при поиске архивных документов по описи очень часто натыкаешься на примечание «Изъято». Наверняка все это было не случайно, ведь власти всемерно старались вбить в голову населения, что Россия во все времена приносила и приносит казахскому народу только благо. Даже во времена царизма. Поэтому большевики старались скрыть не только свои бесчинства в период коллективизации, конфискации, голодомора, репрессии, но и притеснения со стороны царских властей. Поэтому неудивительно, что многие документы исчезли бесследно. Хранятся ли они где-либо в наши дни? Вопрос.

После принятия Закона «О национальном архивном фонде и архивах» от 22 декабря 1998 года некоторые документы, хранившиеся втайне от населения, были рассекречены. В первое время были открыты двери и Комитета национальной безопасности, преемника КГБ. Благодаря этому в научный оборот были включены материалы, связанные с таким произволом советской власти, как кампания политических репрессий, конфискация казахов, реквизиция, насильственная коллективизация, голод. Но вскоре лавочку прикрыли, работа в архиве этого учреждения была вновь запрещена, большинство документов и материалов, касающихся истории и культуры казахского народа, вновь оказались вне доступа историков. А какие сокровища хранятся в фондах архивов Генпрокуратуры, МВД РК? Без них, как было показано выше, невозможно докопаться до истины, устранить «белые страницы» истории народа, — отметил Аккали Ахмет.

Участник конференции по онлайн, профессор, доктор и.н. Алдар Сарсенов отметил, что проводится много исследовательской работы учеными-­историками, круглые столы, но нужно наконец назвать все своими именами, определить статус произошедших событий, сделать научно обоснованный вывод, чтобы потомки не прокляли.

— Я думаю этим событиям нужно дать правильное название — это геноцид. Так как определение этого слова точно подходит к действиям власти большевиков против казахов-кочевников, — отметил историк.

Итоги круглого стола подвел в заключительном слове ректор Атырауского университета Саламат Идрисов: «Наша цель – детально исследовать историю тех времен, найти все важные документы, создать правдивую картину. Сегодня мы услышали много интересных сведений, эта работа будет продолжена. Наш университет совместно с областной администрацией создаст все условия для исследовательских работ. Перед вами стоит большая и ответственная задача исследовать и дать оценку произошедшим событиям. Желаю вам успеха».

Поделиться с друзьями

Обозреватель

Оцените автора
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Прикаспийская коммуна