Лишенцы – изгои тоталитарного прошлого

lishenczy – izgoi totalitarnogo proshlogo История

Репрессивная машина Cоветов не ограничивалась расстрелами или многолетними ссылками неугодных граждан. Также были так называемые лишенцы. Именно о них наша беседа с почетным работником образования РК, ассоциированным профессором Атырауского университета им. Халела Досмухамедова Шахманом Нагимовым.

— Без прошлого нет будущего, это известная истина. Белых пятен в истории нашего народа остается еще очень много. Мы до сих пор в общих чертах знаем, что цвет нации был почти истреблен в 30-е годы прошлого столетия. Оказывается, в борьбе со своими гражданами все было продумано до мелочей?

— На самом деле за последнее время было опубликовано немало работ, посвященных различным аспектам становления тоталитарного режима в Советском Союзе. Но ряд серьёзных вопросов остаётся вне поля зрения исследователей. Одной из наименее изученных тем в истории тоталитарного общества являются методы, с помощью которых власть устраняла людей от активного участия в политической и общественной жизни. Обычно при изучении этих вопросов основное внимание уделяется прямым политическим репрессиям — ссылкам, заключению в лагеря, расстрелам. Однако помимо них, советская власть с первых лет своего существования активно применяла другие способы изменения социальной среды. Одним из главных следует признать лишение граждан избирательных прав по классовому признаку. Идея об этом возникла у советского руководства вскоре после Октября 1917 г., а в июле 1918 г. лишение права голоса за принадлежность к определенному классу или социальной группе было закреплено в особой статье первой Конституции РСФСР. Эта норма сохранялась до середины 1930-х годов. Согласно Конституции 1936 г. все граждане страны, за исключением умалишенных и находящихся под стражей, получали равные избирательные права. Таким образом, институт лишения прав просуществовал 18 лет. Лишение права участия в выборах автоматически влекло за собой целый ряд ограничений в социальном и общественном положении человека. Лишенцы превращались в изгоев, в граждан «второго сорта». Нередко лишение избирательных прав становилось основанием для дальнейших репрессивных действий против данного человека.

— А у вас есть информация, как это происходило непосредственно у нас?

 — Да, мы исследовали дело №3, 4-описи, фонда №3 под названием «Списки лишенных избирательных прав граждан Гурьевского уезда 1928 года». Дело состоит из 52 страниц. Лишением избирательных прав граждан Советское правительство, как я отмечал, стало использоваться с 1918 г. В статье 23 Конституции РСФСР, принятой V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г., говорилось, что решение принято, «руководствуясь интересами рабочего класса и социалистической революции».

Как показывают архивные материалы области, в этом вопросе местная власть пошла намного дальше со всеми вытекающими последствиями. Вместо указанных Центром 8 категорий граждан, горе-чиновники включили в этот список более 30 категорий.

Как показал анализ архивных материалов, местной властью для лишения избирательных прав было придумано и затем успешно применялось словосочетание «негодные элементы». Например, сохранился доклад уполномоченного по проведению выборов В. Липатова в Редутской, Яманкалинской, Зеленовской и Самаровской волостях Гурьевского округа, где он довольно часто приводит данные о так называемых «негодных элементах». На первой странице доклада Липатов пишет, что в поселке Орлик Зеленовской волости было выявлено 20 «негодных элементов», поскольку они баи и бии, купцы, муллы. Далее он приводит данные по Яманкалинской волости. Он пишет: «Здесь в первую очередь выкачку негодного элемента производили через ячейку РКП(б) и отдельных членов райкома партии, проживающих в поселках указанной волости. Кроме того, работа эта проводилась и в советах с участием сознательного элемента из беднейшего слоя крестьян. В результате удалось выявить негодного элемента по поселку Карманово 12 граждан, по поселку Баксай — 26 и по поселку Яманка — 49. Дальнейшая работа по Самарской волости проводилась по такому же плану. При содействии ячейки №13 РКСМ и отдельных членов и кандидатов в члены РКП(б), а также бедняков выявлен 21 негодный элемент по Бесаральскому аулу, по Новобогатинскому поселку — 14 человек, по Джалгансайскому аулу — 10 граждан, по Кенаральскому аулу — 13 граждан, по Танкинскому Совету — 8, по аулу Сарайчик — 24, по Баксайскому Совету — 14, по Редутскому поселку — 47, по Кандаурскому поселку — 36, из числа частного населения, состоящего из киргиз, — 14 баев. В дальнейшем все выявленные «негодные элементы» были выведены из списков по выборам в местные Советы.

Интересно, кто был в списках?

— В фонде №2 есть дело №6 под названием «Материалы на лиц, лишенных избирательных прав при проведении подготовительных работ по выборам в Советы». Там представлен список негодных элементов по Редутскому поселку, которые были выявлены членами партийной ячейки №2 по состоянию на 24.08. 1923 г. В списке 45 человек в возрасте от 26 до 65 лет, в основном русской национальности. Тем не менее, 13 из них были отнесены в разряд «аксакалов». «Аксакалы» — это очень уважаемые люди, почтенного возраста. Причисленным к ним русских лишали избирательного права со всеми отсюда вытекающими последствиями. В том же списке, кроме «аксакалов», обозначены такие категории граждан, как антисоветчики, эксплуататоры, старообрядчики, кулаки, торговцы, маклеры и шкурники, писари, шептуны, скотники, мясники, торговцы.

— Есть сведения о том, сколько людей было лишено избирательных прав?

— Для выявления граждан, которых следует лишать избирательных прав, уездным комитетом РКП(б) был разработан наказ, составленный на основе Всесоюзных законодательных актов.

После выявления «негодных элементов», вооружившись наказом, с 1923 по 1928 год, ежегодно при выборе в местные Советы были составлены списки лишенных избирательных прав, преследуемых Советской властью. Об этом свидетельствуют материалы фондов №№2, 3 Атырауского государственного архива. Анализ документов показал, что в 1927 г. в списки лишенных по Гурьевскому уезду попали 2307 человек. Среди них были 284 мулла, 329 кулаков-эксплуататров, 16 священников, 25 волостных управителей, 3 владельца мельниц, 22 торговца, 23 баксы, 103 монаха, 7 колдунов и т.д.

А в 1928 году круг лиц, попавших в тот список лишенцев, гораздо широк и разнообразен. Видимо, местная власть действовала по принципу «Лес рубят, щепки летят». В список лишенных избирательных прав попали более 3,5 тыс. человек, кулаки-аткаминеры, баи-эксплуататоры, бывшие офицеры, баксы, псаломщики, суфии, спекулянты, хажы, азанчи и другие. Наряду с так называемыми врагами Советского государства к лишению избирательных прав подвергались самые что ни на есть безобидные категории людей, например, азанчи, многоженцы.

— Что означало для людей быть лишенным избирательного права?

-Да, лишение избирательного права не являлось простой формальностью, вместе с ним человек терял и другие права и возможности пользоваться социальными благами. Их не брали на работу в госучреждения, и членов их семей не принимали в учебные заведения, в партию и комсомол. Лишенцев не брали в колхозы, они не могли стать членами кооператива, артели, а при налогообложении им полагалось «твердое задание». Можно себе представить, каково было жителям нашего края, где, кроме колхозов, не было никаких других объединений, где можно найти работу в те трудные 30-годы. После введения карточной системы в 1918 г. лишенцы не получали продуктовых карточек и были вынуждены покупать продукты по коммерческим ценам, их также лишали пенсий и пособий. В 1929-1930 годах в государственных учреждениях прошли «чистки» с целью удалить из них лишенцев и других «социально чуждых» лиц. Больницы и суды, жилищные и налоговые ведомства, другие структуры должны были проводить по отношению к ним дискриминационную политику. Лишенцы не имели возможности «занимать ответственные должности, равно быть заседателем в народном суде, поручителем, опекуном». Они не имели права получать пенсию и пособие по безработице. Им не позволялось вступать в профсоюзы, в то же время не члены профсоюза не допускались в руководство промышленных предприятий и организаций. Налоги и прочие платежи для лишенцев были существенно выше, чем для остальных граждан.

В 1920 годы началась кампания по выселению лишенцев из коммунальных квартир, а также исключению их детей из школ. Детям лишенцев было крайне затруднительно получить образование выше начального. То есть формально не запрещалось учиться в школах и даже в вузах, но при этом заявлялось, что на всех мест не хватает, и поэтому Советская власть в первую очередь будет обеспечивать возможность образования только для детей трудящихся, а дети эксплуататоров — в последнюю очередь.

Вся трагикомедийность ситуации, связанная с такими людьми, состояла в том, что вышеперечисленные тяготы и лишения несли не только сами лишенцы, но и их ни в чем не повинные члены семьи. По сути, их было намного больше самих лишенцев. Чтобы не быть голословными, приведем пример по городу Гурьеву. Например, из семьи Липатия Пупыкина, указанного как кулак-эксплуататор, кроме него, в список лишенных избирательного права попали трое его сыновей — Тимофей, Георгий и Егор. Такая же участь постигла семей Ходиных, Тощаковых, Демидовых, Придановых, Мустакимовых, Артамоновых, Карамышевых, Ибатуллиных, Ажикеевых, Узакпаевых, Липатовых, Чанпаловых, Чертихиных, Зарщиковых, Фофоновых, Утепбергеновых, Ротновых и многих других. Точно такую же картину мы наблюдаем и по Новобогатинскому району.

Например, бай Кали Альменов и его иждивенцы жена Жансекер, его братья Бисен и Кенжегали, их жены Карашаш, Жамал, Болган, а также их мать Даметкен были лишены избирательного права. Также стали лишенцами братья Ахмед, Тапош, Шалакул, Бокан Далдаковы и их жены Макан, Разия, Жумаш, мать Унзира.

 Всего по области избирательных прав лишился 1801 иждивенец, что составляет 50,2%. В этом отношении не слаще было служителям культа, баям-эксплуататорам и кулакам-аткамнерам. От общего числа лишенных избирательных прав первые составляли 20,4%, вторые – 3,6%, третьи – 9,5%.

«У нас было более 90 мечетей и медресе…»

— Ленин говорил: «Религия – опиум для народа», соответственно, служители религии тоже были врагами Советов…

— Им было особенно трудно. Если по Союзу подвергалась к лишению избирательных прав всего одна или две категории таковых, то в Гурьевской области сразу 12 категорий служителей культа, это — муллы, хальпе, хажы, суфы, хазреты, баксы, имамы, азанчи, попы, священники, псаломщики и монахи.

Репрессии по отношению к духовенству и верующим занимали особое место в общей карательной политике Советов. Стратегической целью была полная ликвидация религии, а тактической задачей — создание условий для такой ликвидации. Программой действия большевиков против религии в целом и служителей культа стало знаменитое письмо Ленина Дзержинскому, написанное в 1919 году, где он был совершенно откровенен.

Вот, смотрите: «…Необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатать и превращать в склады». Карательные меры в полной мере применялись не только по отношению к церквям, но и по отношению к мусульманским мечетям. До октябрьского переворота в Гурьевском уезде функционировало более 90 мечетей и медресе, где обучалось около 3000 учащихся. Эти религиозные учебные заведения просуществовали до 30-х годов ХХ века. Однако в 1930 -1932 годы по указанию вышестоящих организаций было закрыто более 80 процентов этих мечетей. Многие из них попросту были разрушены.

В их числе были: мечети Ахмедияра Халфе, Ахона Еркингали, Хасена Хазрета, мечеть Карабала, мечеть Космухана в местности Тайсойган (позднее Тайсойган стал полигоном военных испытаний), у реки Жайык мечеть Тегисбая, мечеть Мырзагали, мечеть Куспана, мечеть Габбаса, в местности Таскран — мечеть Какимбек кажи, в местности Толыбай — мечети Губайдуллы и Нугмана. Как правило, мечети выполняли две основные функции, первая — обучение детей по системе «Кадим», вторая — проведение религиозных обрядов.

 Как видно из архивных материалов, в Гурьевском уезде в 1928 году лишению избирательного права было подвергнуто 11категорий служителей культа. Следует отметить, что конфискация имущества баев-феодалов, преследование религиозных деятелей, искусственное превращение кочевого и полукочевого народа в людей, ведущих оседлый образ жизни, а также лишение избирательных прав названных категорий граждан проводилось одновременно. Весь трагизм проблемы с гражданами, лишенными избирательных прав, состоит в том, что они до сих пор не реабилитированы ни Советской властью, ни Правительством суверенной Республики Казахстан. Поэтому это надо сделать немедленно, ибо современность можно понять только через прошлое, через все его уроки. Все эти репрессивные меры пришлись на период с 1929 по 1933 год, то есть на время, когда республикой руководил верный ленинец Голощекин, который устроил в Казахстане так называемый «малый октябрь», в результате которого казахский народ потерял более 3,5 миллиона своих сыновей и дочерей. Это был настоящий геноцид против своего народа, устроенный большевиками. Такого рода трагедию не испытал ни один народ со дня сотворения мира.

 Сегодня говоря об этом, мы должны хорошо знать и помнить о том, что лишение избирательных прав граждан было только прелюдией большого террора, устроенного тоталитарным государством по отношению к своему народу. Пройдет еще немного времени и начнется насильственная коллективизация сельского хозяйства и как следствие — массовый голод в Казахстане, приведший к потере 60-70% нации. Не за горами были политические репрессии 30-50 годов. Конечно, мы не в силах ничего поправить, ибо история не имеет сослагательного наклонения. Но мы обязаны знать свою историю, дабы не повторять ошибки прошлого. «История — сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего», — писал Сервантес.

Поделиться с друзьями

Обозреватель

Оцените автора
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Прикаспийская коммуна