Нашлись родные солдата из Атырау: требуется тест ДНК

После выхода 29 октября статьи в «Прикаспийской коммуне» о найденных под Смоленском российскими поисковиками останков и медальона безымянного солдата из Гурьевской области, жители Атырау приступили к поиску родных.

Неравнодушные пользователи соцсетей тут же откликнулись на просьбу, а члены молодежного движения «Жаңғыру Жолы» даже планировали развесить объявления по всему поселку Сарайчик Махамбетского района, а затем пройтись по домам каждого жителя в поисках родных.

В тот же день поисковики нашли предполагаемого племянника солдата и установили имя бойца — это Сапаргали Мукалов.

Контакты племянника Марата Умбеталиева, проживающего в областном центре, предоставил нам поисковик, один из лидеров общественного объединения «Жаңғыру Жолы» Куаныш Юсупов.

— После вашей публикации мне начали звонить из разных районов области. В основном, конечно, Махамбетского, откуда родом я и мой дядя. Сам читать не могу – я слепой, — сказал Умбеталиев.

Как рассказал Марат Куанышевич, его мать и бабушка всю жизнь, до конца дней своих искали пропавшего без вести родного человека.

Восемнадцатилетний житель Баксайкого (Махамбетского) района Гурьевской (Атырауской) области Сапаргали Мукалов был призван в армию в 1939 году в город Читу. В 1941 году должен был вернуться домой, но началась война.

— В 1941 году, когда он уже должен был демобилизоваться, приходит письмо на имя Рахимы, его матери, что он пошел воевать с фашистами, — рассказывает Марат Умбеталиев. — Помню, бабушка рассказывала, что в письме дядя Сапаргали написал: «Бог даст, встретимся в хорошее время» (это письмо, к сожалению, утеряно – Прим. авт.). Так вот, Рахима, указанная в медальоне, это его мама, она мне приходилась бабушкой. В 1970 году мы ее похоронили – она так и не узнала, где и что с ее сыном, ведь он все это время числился как без вести пропавший.

Интересно, что когда на 40-летие со Дня Великой Победы Умбеталиев ездил в Волгоград на Мамаев Курган, он разыскал фамилию на мемориале, где указаны без вести пропавшие бойцы.

— Я увидел недалеко у входа, вверху на стене имя «Мукалов С.», а рядом – «рядовой казах». Может, однофамилец, не знаю. Но в тот год я своей матери, его сестре, Танзиле Ербатыровой, рассказал об этом моменте, мол, нашел твоего брата на мемориале на Мамаевом Кургане, он погиб смертью храбрых, — делится собеседник. — Но где его могила, как погиб – ничего этого известно не было.

Итак, история и многие данные сходятся. Но у Умбеталиева на руках лишь одно доказательство, что он – племянник Мукалова: справка о призыве в военкомат.

Поисковики из России, из отряда «Отчизна», сообщили в интервью «ПК», что не могут рисковать и на основании лишь одной этой бумаги передать останки бойца и его найденный медальон. Потребуется ДНК родственников. А это затратная процедура – около 120 тысяч тенге. «Как только мы сможем удостовериться, что Марат Куанышевич – реальный племянник. И тогда останки бойца будут переданы на Родину», — сказала предствительница «Отчизны» Наталья Дзюба.

Марат Умбеталиев до 2019 года возглавлял региональное общество слепых. Ему шестьдесят, он не видит, на анализ ДНК средств у него, конечно же, нет. Тогда, быть может, найдутся меценаты и помогут провести эту процедуру?

— Есть предположение, как объяснила мне Наталья Дзюба из ассоциации поисковых отрядов «Отчизна», Мукалов служил в пятом механизированном корпусе в Чите, которую затем, когда началась война, направили в Смоленск, — отметил Юсупов. По его словам, в областном управлении внутренней политики пообещали раздобыть из махамбетского архива хоть какие-то документы в доказательство о родстве Умбеталиева с Мукаловым.

— По всем сходствам это мой дядя, — заключил Марат Куанышевич, – поисковики из России мне рассказали, что вместе с останками и медальоном нашли письмо маме, Рахиме. Трогательно… Я единственный его потомок. И готов показать место захоронения мамы, для определения ДНК. Больше других доказательств не могу предоставить.

Надежда ШИЛЬМАН

Фото из открытых источников

One thought on “Нашлись родные солдата из Атырау: требуется тест ДНК”

  1. Как по мне, тут и без ДНК понятно, что родственник. Но если будут собирать денюжки, то я готова скинуться на ДНК. Солдат не учтен на ОБД, в списках потерь его нет. Скорее всего погиб в конце июля 1941г при отступлении от Смоленска. По поводу части, в которой воевал солдат, мое мнение, — это может быть 152 СД, на то время она аккурат в Кардымовском р-не вела бои. Земляки солдата из Гурьева и Баксайского р-на воевали на Смоленщине в этой дивизии в 41г, есть потери земляков солдата из Сарайчика и Гурьева на Смоленщине по 42-43г. — Галина Смолен. обл.

Comments are closed.