Про вкус коврижек, доки-хлеба и про десерт из детства

2383 Старый город

«Дока-хлеб» – помните такой? Большу-ущая, но воздушная, пушистая, румяная, с крутой поджаренной верхушкой буханка пришла на замену гурьевскому кирпичику, с которым на заре независимости в нашем Гурьеве-Атырау уже начались перебои.

Лихие девяностые в Атырау запомнились, прежде всего, проблемами с хлебом.

Очень популярный слоган «Дока-пицца – нельзя не насладиться!» пришел и к нам. Только в Атырау был дока-хлеб. Тот, кто завез эту франшизу, попал в самую точку. А именно – выручил с хлебом!

Садик помогал

Мы жили на Первом участке, и нам было ближе покупать дока-хлеб в Привокзальном. Тем временем таких «дока-хлебов» по городу имелось несколько, в том числе на Рахате, где продавали еще и длинный итальянский батон!

Наверное, никогда не забуду вкуса этого дока-хлеба. Таял во рту! Но я почему-то не помню, чтобы грызла его по дороге, как заводской раньше. Наверное, сам хлеб был неким чудом что ли, что не смела его пробовать на улице. А вот мама дома, чертыхаясь, кромсала его: потому что резать было нереально трудно – говорю же, он был пушистым-препушистым. В основном получались огромные куски, дока-хлеб «улетучивался» со скоростью света, особенно с «Рамой» – тогда это чудо-масло (или маргарин?) было в тренде в каждой семье. И вот хлеб скоро заканчивался, и мама посылала меня вновь за буханкой.

На выходных иногда мы ездили на рынок «Рахат», где в ларьке продавалось еще одно новшество тех лет – итальянские батоны. Мне они тоже нравились. Вкуснота. Пожалуй, это все новинки из атырауских булочных того времени.

Булочных… Не было уже в то время таких магазинов. Хлебный и всё. Хлеб бы купить, куда там до булок. За хлебозаводскими буханками в девяностых наблюдались длиннющие очереди, и просто праздник был, если тебе удавалось отхватить две буханки сразу (иногда, когда хлеба привозили мало, продавали по штуке в руки!). Я молчу про батоны или ржаной – не было!

Наш дом находился рядом с детсадом – огромным комбинатом, куда входили ясли и непосредственно садик. Каждое утро в сад приезжал грузовичок с хлебом, и наша соседка тетя Люся приноровилась там покупать главный продукт, если в грузовичке оставались лишние буханки. Иногда брали и мы, радости не было предела. В то время нормальным явлением был визит соседей: «Не одолжите полбуханки?». Одалживали, конечно, если имелся лишний хлебушек.

Сориентировались предприимчивые горожанки, когда наступили голодные времена, и полки магазинов пустовали: они пекли пирожки и продавали на улице, заходили в организации. Мамина знакомая – тетя Рита, оставшаяся не у дел, когда химзавод закрыли, поделилась, что, оставшись без работы, не знала, что делать. Однажды решила печь пирожки. И призывала нас к этому тоже. «Пирожки с картошкой очень идут. Купишь картошки и муки, а дальше жарь и только и считай прибыль!» – говорила тетя Рита. Мама однажды даже задумалась – тогда ее институт химии нефти и природных солей тоже уже на ладан дышал, ученым подолгу не платили. Но не смогла этим заниматься – не ее, говорит, благо, позвали работать потом в Водоканал…

«Элеваторный», «березкинский»…

Потом хлебозавод, наверное, рухнул, как и весь Союз. Но ему на замену пришел «элеваторный» хлеб, очень напоминающий хлебозаводской; еще были неплохие «березкинские» буханки. А когда появилась замановская выпечка, то, кажется, острый вопрос с хлебообеспечением отпал. Чуть позже пооткрывались в Атырау мини-пекарни, и в целом город уже не «страдал» очередями хлебными, всё стало хорошо. Хотя моя знакомая тетя Лена по-прежнему берет хлеб про запас. На всякий случай.

Но жаль, очень жаль наш хлебозавод. Торты, бублики, батоны, пшеничный и ржаной хлеб… Этого уже, наверное, не вернуть. Имею в виду вкус гурьевской хлебобулочной продукции. Я еще не встречала в своей жизни тех самых бубликов по 5 копеек – огромных, жестких (ну такими они и должны быть!), чуть сладковатых, а если берешь много, тебе прямо связку на веревочке давали!

Не вернуть вкус хлебозаводских пряников, тающих во рту. Их тоже ели исключительно по-гурьевски: детвора сперва слизывала обильную глазурь с пряников (ее реально было много!). И только когда пряник был «голым» (уже без глазури), приступали есть тесто. Такие пряники с кефиром нам всегда давали в садике.

Отдельно скажу про сайки. Этот хлеб мама почему-то не жаловала: только когда не было совсем никакого другого, сайка покупалась. Мне-то очень нравился такой продукт: белый-белый хлебушек, чуть пахнущий ванилью и чуть сладковатый. Как потом мама объяснила, когда уже лихие годы становления независимости миновали, сайка была гораздо, гораздо дороже обычного, а самое главное – такой хлеб из-за сдобы не шел ни к супу, ни ко второму блюду. Шел, видимо нам, детворе, в рот.

Кстати, пирожным номер один для всех юных гурьевчан начала девяностых являлся ломоть хлеба + сливочное масло + сахар. Наивкуснейшее блюдо на завтрак/обед/полдник/ужин. И просто перекус. Бывало, играешь на улице с самого утра. Скоро обед, есть охота! А мама еще только начинает варить борщ. Сама режешь хлеб, покрываешь маслом и сахаром и – вперед, опять на улицу. Смотришь, а из других подъездов с таким же «фаст-фудом» выбегают Жасулан, Таня, а потом и Марина с Куанышем…

Есть о чем рассказать? Или подсказать? Пишите на почту: nadine-sh@mail.ru c пометкой «Старый город» или звоните по телефону редакции: 45-85-02.

Поделиться с друзьями

Заведующая отделом общественно-политической жизни

Оцените автора
( 4 оценки, среднее 5 из 5 )
Прикаспийская коммуна