Кто такой генерал Мырзабаев?

myrzabaev general Интервью

Про него почти все полицейские руководящего состава и среднего звена говорят, что он профессионал от Бога. И величают его не иначе, как «Учитель! Наставник! Ұстаз!». Сам же герой сегодняшней публикации скромно констатирует, что он всего-навсего старался хорошо выполнять свою работу и помогать людям. Итак, кто он, генерал-майор полиции Кайыргали Жумабаевич Мырзабаев? Побеседуем, узнаем?

Итак, Кайыргали Жумабаевич, начнем с банальных вопросов, вспомните первые шаги трудового пути в полиции генерала Мырзабаева.

— Начну тоже с банального, с самого начала трудового пути. В 1975 году был принят на работу участковым инспектором города Шевченко, ныне Актау Мангышлакской области (в то время регион так и назывался). Чуть позже стал инспектором уголовного розыска. Оперативных сотрудников называли на тот момент инспекторами. Итак, по прошествии некоторого времени стал старшим инспектором, а позднее и заместителем начальника отдела уголовного розыска по городу Шевченко. Потом руководил этим отделом. Тут необходимо сказать, что до 1973 года Шевченко был закрытым городом и назывался не иначе как Гурьев-20. Лишь потом его назвали в честь великого кобзаря. Работал в аппарате областного угрозыска. Проработал и заместителем начальника городского отдела внутренних дел города Форт-Шевченко. В 1988 году Мангышлакскую область упразднили. Всех моих коллег — оперативных сотрудников разбросало по разным уголкам большой страны. Мне поступило два предложения — руководить уголовным розыском города Чарджоу или стать начальником Гурьевского городского угрозыска. Естественно, я выбрал родной город. Работал в аппарате областного угрозыска, в 1994 году был назначен первым заместителем начальника областного управления внутренних дел. Через год стал заместителем руководителя областного государственного следственного комитета, в 1997 году стал руководителем данного комитета в Атырау. Но не долог был век ГСК, в том же году его расформировали. Меня же назначили начальником областного УВД. Вот так вкратце можно, наверное, описать мой путь в полиции.

— Вообще, у вас были моменты, будучи руководителем, когда сталкивались с серьёзными неразрешимыми проблемами?

 — Да, много было таких ситуаций, и не только в мою бытность руководителем. Например, когда работал в Мангистау, упразднили область. Попали в непростую ситуацию. Шутка ли, мы привыкли, освоились, дети тут выросли, обрели своих друзей. После переезда в Атырау, в рамках реформирования системы правоохранительных органов, перевели в ГСК. Приходилось все начинать с нуля. Только начали осваиваться, опять реформирование и упразднение комитета. Многие профессионалы оттуда ушли совсем в иные структуры, без работы никто не остался. Но целая система уголовного розыска оказалась без высококлассных профессионалов. Это, я вам скажу, та ещё ситуация! Но что поделать, и через это прошли. В итоге в 2001 году меня перевели в Павлодарскую область.

— Но профессиональную карьеру заканчивали в Мангистауской области. Вернулись туда, откуда начинали?

— Да, примерно год проработал в Павлодаре, оттуда перевели в Мангистаускую область. И как по иронии судьбы откуда начинал карьеру сыщика, там и вышел в отставку.

— Все меняется, и время, и требования. А что, по вашему мнению, должно оставаться незыблемым для оперативного сотрудника?

— Основной задачей всегда будет раскрытие преступлений. В часы испытаний надо становиться именно защитниками и опорой для народа. Например, члена одной семьи, скажем, убили преступники. Родственники ищут опору у полицейских. «Неужели убийца останется безнаказанным, где же справедливость?», — будут резонно негодовать пострадавшие. Именно в такие минуты ложится огромный груз ответственности на оперативного сотрудника. Раскрытие преступлений это не только выполнение профессиональных обязанностей, но оправдание надежд граждан на правоохранительные органы, на государство в целом. Ничуть не меньше. В процессе раскрытия преступлений важно не только быть физически крепким, но и выносливым к психологическим нагрузкам. Даже в простой беседе с подозреваемым оперативник ведет с ним психологическую дуэль. Но и, конечно же, физические нагрузки должен переносить современный оперативник. Бывают моменты, когда сутками напролёт приходится проводить оперативно-розыскные мероприятия. Иногда приходится забывать про все и про всех. Семья, родственники, к сожалению, уходят на второй план…

— Расскажите о самых запоминающихся преступлениях, которые были раскрыты с вашим непосредственным участием…

— За все время моей службы таких преступлений, естественно, было немало. Каждое из них запоминается по-своему — обо всех разве расскажешь? Но хочу рассказать про одно из них, которое запомнилось своей дерзостью по тем временам.

В то время я работал в городе Шевченко (ныне Актау). На станции Мангышлак произошло ограбление кассы одного крупного регионального нефтяного предприятия. Люди старшего поколения помнят, что в бытность Советского Союза была такая премия, как 13-я зарплата. Ну, а у нефтяников, понятное дело, размер этого поощрения был значительным, даже по нынешним временам. Итак, кассир не успел в тот день выдать всю наличность сотрудникам компании. Но в целях усиления мер безопасности поставили на вахту двух охранников. Преступники убили этих сторожей, но деньги взять из кассы не успели. Как потом выяснилось, их спугнула какая-то машина, которая проезжала в тот самый момент мимо этого предприятия. Как было заведено в то время, на раскрытие таких резонансных дел направляли сыщиков из республиканского и союзного министерств. Только через три месяца раскрыли преступление. Каких нервотрепок и психологических нагрузок выпало на долю местных сыщиков, объяснять не буду. Тут всё и без слов понятно. Но как раскрыли-то — вот что самое главное!

Понимаете, наверное, покажусь банальным, если скажу, что в деле раскрытия преступлений важна каждая, даже самая мало-мальская деталь. Ведь именно в деталях, возможно, кроется и сама суть содеянного преступниками. На месте преступления мы обнаружили одну деталь, похожую на кольцо или скобу. Долго понять не могли, что это такое. В то время в Мангистауском регионе существовало регионообразующее предприятие – Прикаспийский горно-металлургический комбинат, в состав которого входило сразу несколько дочерних предприятий и десятки заводов. Так вот, мы обращались даже к специалистам этого комбината, но никто не мог объяснить, что это была за деталь и к чему она применялась. В один из таких опросов нам встретился человек, который неплохо разбирался в ружьях, он и сказал, что эта деталь является кольцом, которое сцепляет дуло и приклад винтовки. Так и вышло, оказалось, что это кольцо от винтовки, которую можно было разобрать и уместить в специальный чемодан, её выпуском занимались в 60-х годах прошлого столетия. Пользовались обычно этим ружьём сибирские охотники. Производством занимался Тульский оружейный завод. Но к восьмидесятым годам оно было снято с серийного производства. Поехал в Тулу, но там мне ответили, что ружей такой марки не сохранилось, посоветовали поехать в Москву, в музей уголовного розыска СССР. Но и там нас ждало фиаско. Через свои каналы мы узнали, что такое ружье есть в личном музее бывшего министра МВД Николая Щёлокова. Не буду вдаваться в подробности, но по доверенности мы заполучили эту винтовку. В то время заместителем прокурора области был Карл Хасанович Бисалиев, который собрал охотников региона и провел, так сказать, разговор по душам. Показал винтовку и спросил у охотников, у кого есть такое ружьё, мол, можно сообщить и инкогнито по телефону. Как и ожидалось, сей приём зампрокурора области удался, кто-то сообщил, что у двух парней — жителей села Жетыбай имеется такое ружьё, и они недавно этой самой винтовкой отстреливали собак. Вот таким образом мы и вышли на след преступников, обезвредили, их потом судили. В таких тяжелых и резонансных делах важны не только детали, но и люди, с кем приходилось нам вместе трудиться. Профессионалов своего дела было немало и в Мангистау, много их и в Атырауской области. Из наших местных корифеев я бы назвал Левона Баграмяна, Болата Жумашева, Амандыка Мукашева, Багита Сагенова, Хохлочева, Жайшылыка Хаметова, Салауата Сарсенова, поднявшегося до вице-министра внутренних дел Махамбета Абисатова. Этот список можно продолжать ещё долго. Боюсь обделить кого-то, поэтому скажу, что Атырау всегда считался городом без ярко выраженных криминальных сегментов, и в этом не последнюю, а скорее всего, и самую главную роль сыграл высокий профессионализм местных полицейских.

— А кого вы бы назвали своим наставником?

– Таких людей немало. Ведь профессионализм сыщика требует ежедневного поиска новых путей решения проблем, нестандартного подхода. А этому в учебных заведениях не научат, в книгах не про все случаи перипетий уголовного розыска написано. Поэтому лучшими наставниками в жизни являются люди, обделенные жизненным и профессиональным опытом, для которых не последнее место имеют и морально-волевые качества своего коллеги. В самом начале своей службы я работал под началом Ноговицына Василия Павловича. Удмурт по национальности. Очень спокойным и мудрым был руководителем. Я ни разу за все время работы с ним не видел, чтобы он повышал голос, разговаривал с подчиненными на повышенных тонах. Ещё одна легендарная личность для меня — Малик Камаев. Кавалер орденов Ленина и Красного Знамени. Начальник Мангистауского областного уголовного розыска, участник Великой Отечественной войны. Это действительно личности, с которых мы брали пример не только как с профессионалов, но и как со старших товарищей. Приведу один случай.

Был у нас один оперативник, частенько любил пропустить грамм-другой спиртного. Всё бы ничего, но это отражалось на работе: срывы оперативной службы, недобросовестное исполнение поручений со всеми вытекающими последствиями. Надо было его уволить. Другой бы руководитель с криком, руганью без всяких оправданий выгнал бы и глазом не моргнул. Так вот, собрал нас Камаев всех на собрание и начал свой разговор издалека:

— Вот есть у нас такой сослуживец Ариф, великолепно играет в футбол. Спортсмен. Активно пропагандирует здоровый образ жизни. Такой сотрудник нам нужен. Есть ещё наш коллега Петр Аврамов. Классно водит машину. В этом деле он незаменим. А есть у нас, друзья, ещё Нурик, самый натуральный керосинщик. Где бы он ни по­явился, всегда за ним все горит, как будто керосином все подливает и поджигает. По пути ли нам с ним и дальше идти, как вы думаете? — как бы спрашивает он у нас. Парень понял, к чему весь разговор, и безо всяких лишних слов уволился.

По приезду в Атырау тоже были старшие товарищи, у которых я многому научился. Это: Асылбек Есмурзиевич Жаманбаев, Насипкали Саменов. Позже три года проработал с Еркином Белгожановым. Люди, которые действительно оставили свой след в уголовном розыске, полиции нашего региона. Я горд, что и в Мангистау, и в Атырау я действительно работал с профессионалами своего дела, чьи имена известны всей республике.

 Например, в Мангистау мы вместе работали, сидели, так сказать, в одном кабинете с такими корифеями, как Отто Иван Иванович, впоследствии ставший генерал-лейнетантом, бывший вице-министр МВД, генералы Хайдаров Калмурат Саламатович, Узбеккалиев Райымхан Халелович, Доскалиев Гибрат Ермекович. Конечно же, не в генеральских погонах дело, есть целая плеяда бывших моих сослуживцев, чей опыт стал бы бесценным материалом на несколько томов учебников по уголовному розыску. В то же время  генеральские погоны за красивые глаза не дают.

— В чём все-таки главное отличие нынешней полиции от ушедшей в историю милиции?

— Конечно же, это, прежде всего, касается материально-технического обеспечения. Разница ощутимая. Если сейчас автотехническое обеспечение не вызывает особых проблем, то в наше время допотопный УАЗик был большой роскошью. И то, на этой машине не все могли выезжать на место преступления и т.д. В одном кабинете в то время могли работать до 15 сотрудников с одним стационарным телефоном. Сейчас это даже представить трудно. Но, несмотря на все эти материально-технические трудности, у милиции был большой авторитет среди простых жителей. Ещё одна, казалось бы, житейская картина тех времен.

Идёшь, например, по делу о воровстве, раскрываешь это дело. Берешь подозреваемого. И в отдел едешь. Едем-то не в спецмашине, а маршрутным автобусом. Подозреваемый в наручниках, на руках вещдоки, в автобусе все смотрят с пониманием. Более того, попросишь водителя, чтобы тот остановил автобус поближе к ГОВД. Он же прямо в автобусе заезжает во двор городского отдела. И никто не возмущается, все понимают, что мы делаем это во благо самих же горожан: ловим преступников. Сейчас же полиция оснащена по последнему слову техники. И люди вроде бы в достатке. Но не хватает главного — понимания. Нет общения и сострадания. Это реалии нынешние.

— Как вы считаете, в чём же самое главное отличие генерала Мырзабаева от простого оперативного сотрудника Мырзабаева?

— Ну, отличий хоть отбавляй! (смеется – Авт.). Жизненный и профессиональный опыт играют немаловажную роль. Но что хотелось бы отметить, мы-то генералами стать даже и не мечтали. Более того, в наше время встретить офицеров высшего состава – это был редкий случай. Помнится, в эпоху нашей молодости самым старшим и по званию, и по возрасту был майор Веревкин. Вот тогда мы мечтали, мол, когда же мы станем майорами, как Веревкин. А вы говорите, генерал… Старший оперативный сотрудник был в звании капитана. Но как бы то ни было, с высоты прожитых лет и пройденного профессионального пути могу отметить, что груз ответственности у нынешних сотрудников очень большой. Идет реформирование правоохранительных органов, сухая отчетность о раскрытых преступлениях не является показателем удачной работы полиции. Тесное взаимодействие с населением, предотвращение преступности, справедливость и гуманность становятся главными критериями общества и государства в целом. Из этого и следует, что быть полицейским нынче это не только быть стражем порядка, это, прежде всего, эталон справедливости и законности Казахстана в целом и на каждом отдельном участке службы в частности. Желаю в честь 30-летия полиции Казахстана своим коллегам и дальше плодотворно и честно служить на благо страны, народа!

— Спасибо за беседу.

Беседовал Каршыга КУШЕКОВ

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( 1 оценка, среднее 3 из 5 )
Прикаспийская коммуна