С юбилеем, всенародно любимый!

9d07ac2e bb2b 43c3 8e97 8bed090cdbc1 Новости

Парадоксально, но в нищенские 90-е прошлого века мы о духовном думали больше, нежели сегодня – в 20-е нынешнего. Правительство разрабатывает и принимает программы с громкими названиями, призванные обогатить внутренний мир человека, стать маяком в будущее. А мы не можем вылезти из круга своих шкурных интересов. Мы интересуемся историей, зарываемся вглубь веков, выискиваем жемчужины слов своих давно ушедших предков, ищем там опоры и утешения, подтверждения и оправдания своим сегодняшним устремлениям. И напрочь забываем о тех, кто еще среди нас, кто может рассказать, а что еще ценнее — показать на своем личном примере, как надо жить. Жить, чтобы по прошествии лет не было стыдно и перед самим собой, и перед грядущими поколениями. И хорошо, что есть юбилеи, когда мы невольно, по приказу сверху обращаем свое внимание на людей, живущих рядом, кто доказал всей своей жизнью, что в ней всегда есть место бескорыстию, служению своей Родине, своему народу без ожидания наград и регалий.

Знаю, что ему не понравятся высокие слова, написанные выше, и пафос, в них присутствующий. Но других слов придумать не смог, ведь иногда и пафос бывает оправданным, это именно такой случай. Вчера ему исполнилось 85 лет. Дата внушительная, еще внушительнее список дел, который можно приводить в юбилейной статье. Какие песни он написал, какие исследования проводил, чего был удостоен за свою жизнь, читатель может узнать, набрав в интернете два слова – Илья Жаканов. Оставим биографию композитора, искусствоведа, художника, писателя… для других изданий, которые также могут легко воспользоваться услугами Всемирной паутины. Попробуем зайти с другой стороны. Мы встретились с дочерью знаменитого Ильи ага, Ляйлей Ильиничной Жакановой и попросили рассказать об отце.

«Я родилась в г. Алматы, в начале 70-х годов, в первой полученной родителями от государства квартире, так как до этого они жили в студенческом общежитии, как многие советские вновь созданные семьи. Это была трехкомнатная квартира в 48 квадратов в спальном районе города, в которой жили, повторюсь, как все советские семьи, скромно, уютно и душевно. Как говорится, «в тесноте, да не в обиде» с нами жили еще и дети родственников, приехавшие тогда учиться в Алматы, они учились в разных вузах, получали образование, становились специалистами в выбранных ими профессиях. Родители всегда были радушными и гостеприимными людьми, и поэтому были рады всем, кто открывал двери нашего дома, ну а мы, дети, принимали это как должное. Я в семье младшая дочь, по­этому в те годы ничего не понимала и не умела еще возражать. Мы жили большой и дружной семьей со своими семейными традициями и устоями. Не скажу, что было легко и все так радужно, потому как быт затягивал и диктовал свои условия, и стесненные обстоятельства приносили некоторые неудобства, но благоприятная и творческая атмосфера в семье помогала забывать о трудностях жизни. У нас был семейный хор, и мы любили петь многоголосием, так мы отвлекались от дурных мыслей в голове. Музыка нас спасала, раскрывала наши души и лечила. Мы пели всегда и везде, даже в самый страшный недуг, пусть хриплыми голосами, но мы любили это занятие, получали огромное удовольствие и колоссальную энергию. Еще одним нашим увлечением были книги. У нас была и есть по сей день богатая библиотека, в коллекции которой имеются русская и мировая, научная литература, сборники стихов русских и казахских поэтов и т.д. и т.п. Помню, как мы становились в очередь за чтение той или иной книги. А так как я самая младшая, приходилось читать книги после моих старших братьев и сестры, в самую последнюю очередь, но я терпеливо ждала.
Мы любили по вечерам собираться за семейным дастарханом, и каждый делился впечатлениями о пройденном дне, рассказывал о произошедших смешных приключениях и казусах. Но больше за столом велись беседы познавательного характера, мы говорили о произведениях искусства, книгах, музыке, а также об архитектуре разных эпох и живописи.

Мы, дети своих родителей, не были избалованными, не имели каких-то привилегий и со всеми наравне выполняли работы по домашнему хозяйству, будь то уборка, стирка или мытье посуды. Наш дом был полон гостей, приходили папины друзья-соратники по творчеству, каждый из них уже тогда был узнаваем и знаменит по-своему. Это были подающие надежды молодые ученые, композиторы, певцы, актеры драмы и кино. Они были интересны как в отдельности, так и в совокупности, очень просты и скромны в общении, никто не страдал звездной болезнью, тогда таких понятий-то не было. Каждый внес свою лепту в развитие науки и искусства, каждый был талантлив, одарен и поцелован Богом. Если можно сказать, то это был творческий калейдоскоп талантливых людей.

Каждые выходные в теплое время года мы всей семьей ездили на дачу. У нас был десять соток, на которых росло все, что может расти. Соответственно, огород требует ухода — прополка, полив, подвязка… Одним словом, земледелие. Мне, асфальтному ребенку, это было в тягость, но все равно делала небольшую работу и осенью активно участвовала со всей семьей в сборе урожая. А после сбора урожая заготовки на зиму – соление, варение. Поскольку двор у нас был интернациональный и дружный, избыток урожая раздавали соседям, а остальное сушили, так сказать, сухофрукты делали. Таким образом, на своем примере родители приобщали нас к труду и учили уважать любое полезное дело. Самая ценная черта моих родителей это человеколюбие, они не делят людей на ранги и регалии, на цвет волос и разрез глаз, их не интересует материальное благосостояние того или иного человека, они доступны простому люду, они всегда с народом. Родители нам говорили и говорят, что нет абсолютно плохих людей. Обязательно есть что-то хорошее, за что можно зацепиться. И мои папа и мама обладают таким даром увидеть даже в самом плохом человеке положительное, выцедить и вытащить наружу, направить в правильное русло, помочь и поддержать добрым словом, а то и делом. Раньше в советские годы сегодняшние КСК назывались домоуправлением и там работал простой советский парень Александр, сантехник по профессии, мы его называли дядя Саша. Дядя Саша любил выпить и этим не нравился многим жителям района, обзывали его всяко. Хотя по натуре своей он был открытым и душевным человеком, если бы не его слабость. Однажды у нас дома произошли сантехнические неполадки, и родители сделали вызов сантехника на дом. Дядя Саша пришел подвыпившим, мои родители усадили его за стол, налили ему бульона, поднесли еще и другие блюда, но он так застенчиво и нерешительно притрагивался к еде, словно его вот-вот поругают. Никогда не забуду этой сцены, его печальные глаза. Многим эта история может показаться банальной, а может, кто-то подумает: «Да ладно, стоило возиться с каким-то сантехником», каждый волен думать, как считает нужным. За едой дядя Саша рассказал о своей нелегкой судьбе, как он рано остался без родителей, и он бы никогда о себе никому не рассказал, если бы не простое человеческое отношение моих родителей. Папа сказал дяде Саше волшебные слова, что он гений своего дела и что у него золотые руки, и что это надо ценить. Мама добавила, что он красавец жгучий и что он еще будет счастливым. Одним словом, вознесли его на пьедестал почета. А дядя Саша, со слезами на глазах, ответил: «Спасибо Вам, дядя Илья и тетя Таня, такое ощущение, как будто я побывал у вас на исповеди…» Это не уникальная история, и кто-то справедливо скажет, что таких судеб много, но я говорю о конкретном человеке, который имел место быть в нашей жизни, он обычный человек рабочей профессии, и которого родители услышали, поняли и приняли таким, какой он есть, со всеми его недостатками.

Итак, все происходило в нашей маленькой квартире, в которой рождались самые лучшие произведения моего папы. За рабочим столом собирались тома папиных рукописей, это были сценарии телепередач, радиоспектали, которые впоследствии вошли в золотой фонд Каз­телерадиовещания.

Когда я была маленькой, папа часто брал меня с собой на работу, тогда он был главным редактором Казтелерадиовещания. И, как ранее я уже говорила, что к нам домой приходили в гости знаменитые люди, и этих людей я также видела в рабочем кабинете у папы и коридорах телевидения. Но поскольку я была маленькой и не понимала, что нахожусь среди таких артистов с большой буквы, то я общалась с ними на своем детском уровне, как на равных и поэтому позволяла себе все, что может позволить ребенок, я запросто взбиралась к ним на колени, меня носили на руках, баловали, и я им это позволяла. Сегодня мне приятно осознавать, что с детства выросла в окружении людей, которых принято считать небожителями – это: Каукен Кенжетаев, Нургиса Тлендиев, Ермек Серкебаев, Роза Багланова, Бибигуль Тулегенова, Олжас Сулейменов, Сеит Каскабасов, Омирзак Айтбаев, Асанали Ашимов, Мухамеджан Сыдыков, Зейнеп Койшибаева, Люция Толешева, Бахыт Ашимова, Алибек Днишев, Лаки Кесоглу, Нургали Нусипжанов, Ескендир Хасангалиев, Кайрат Байбосынов, Кажыбек Бекбосынов, Кенжегали Мыржыкпаев, Канат Кулымжанов и мн. др. Этот список можно продолжать долго.

Особенно приятно вспоминать, когда папа меня водил в театр оперы и балета им. Абая на репетиции постановок знаменитых казахских опер «Биржан и Сара», «Кыз Жибек», «Актокты». Мой папа всегда вел записи, он словно фиксировал каждое действо и, несмотря на свой маленький возраст, я понимала, что нельзя мешать папе, папа работает. Сейчас я понимаю, что я была свидетелем исторического события в искусстве – рождения постановок опер. Весь процесс я видела воочию – певцы, танцоры, кулисы, декорации, оркестровая яма и красивая музыка, замечательное и искусное певческое исполнение, словами не передать.

12 апреля 2021 года исполнилось 60 лет совместной супружеской жизни моих родителей. Они поженились в 1961 году, 12 апреля, в день, когда космонавт Юрий Гагарин впервые полетел в космос. И в этот день, на свадьбе родителей впервые прозвучала песня Шамши Калдаякова «Бариненде сен сулу», прототипом которой является моя мама. О творческом союзе Шамши ага и папы надо писать отдельную книгу. Деревенские парни, не имеющие музыкального образования, но сумевшие завоевать сердца людей, писали красивые и сердечные песни. Получив народное признание и народную любовь, считались уже состоявшимися композиторами, но они даже не были членами Союза композиторов Казахстана, потому как они не имели консерваторского диплома. Они получили музыкальное образование от высоких и величавых гор, от широких и просторных степей, от красивых озер и рек, от живописных лесов и боров, от стройных и танцующих берез, от звонкого пения птиц, от трепетного биения сердца, от большой и святой любви. У них была творческая идиллия и они беспристрастно верили в то, что делали, и любили свое призвание создавать и творить. Лишь в конце 90-х папа все же стал членом Союза композиторов. Данный факт стал поводом поступить в Атырауский госуниверситет им. Досмухамедова на художественный факультет и стать профессиональным художником.

Еще одной чертой моего отца является скромность. Как-то папа приехал в Астану из Атырау, я встречала его на вокзале и пока ждала, договорилась с таксистом. Мы вышли из здания вокзала, к нам подошел таксист, взял папин багаж и мы направились к его машине. И в это время к нам подбегает другой таксист, выхватывает из рук первого таксиста багаж и сует ему пятьсот тенге и просит нас поехать с ним, мы были в замешательстве и настырный таксист со словами: «Я вас узнал, Ілеке, пожалуйста, поедемте со мной» повел нас к своей машине. По дороге он с гордостью рассказывал нам, как хорошо знает творчество моего отца, что не пропускает ни одного эфира с его участием, ходит на все концерты и что знает наизусть папины песни. А уже ближе к дому он вытащил из бардачка потрепанную временем брошюрку с несколькими песнями отца и попросил автограф. Папа, естественно, не отказал. Весь оставшийся отрезок до дома он не умолкал, все не мог выговориться, временами запевал папины песни. Он пел невпопад и мимо нот, но нас это не смущало. Меня распирало от гордости за отца, мне было приятно, что папу любят, любят его произведения, почитают его творчество. А та брошюрка была выпущена для одного папиного концерта для зрителей в качестве презента. Видимо, он был на концерте и потом всюду возил эту брошюрку с собой.

Папу также отличает его тонкое чувство юмора. Это говорит о молодости его души. Помнится, дело было на юбилее Сеита Каскабасова (литературовед, фольклорист, общественный деятель — Прим. «ПК»). Как обычно, когда юбиляра поздравляют, дарят, в основном, конверты, которые он клал во внутренний карман пиджака. В зале стало вдруг душно. Юбиляр снял пиджак и повесил на спинку своего стула. В это время папа спокойно встал, с невозмутимым выражением лица направился в сторону юбиляра, а когда дошел, снял пиджак со спинки стула и также, не моргнув глазом, вернулся в исходное положение и повесил пиджак на спинку стула Омирзака Айтбаева (доктор филологии, член-корреспондент АН Казахстана – Прим. «ПК»). Омирзак ага, поняв шкодный умысел моего отца, вытянул свой позвоночник так, чтобы всей своей статью прикрыть пиджак. Это действо происходило на глазах у всех, но никто не придал значения. И вот очередной поздравляющий дарит такой же конверт, Сеит ага оборачивается, чтобы положить его в карман, и обнаруживает пропажу… Они с супругой Тамарой в полной растерянности, искали глазами пиджак, а мы делали вид, будто ничего не знаем и ничего не произошло. Но опытный Сеит ага, не раз оказывавшийся объектом розыгрышей, конечно, понял, успокоился и прекратил поиски. А шутка моего отца разрядила обстановку официоза и изменила привычный ход мероприятия.

Или: как-то едем в Алмате в такси. По радио передавали песню папы «Жайлау көл кештері». Мы с мамой сидели на заднем сидении автомобиля, услышав песню, переглянулись и улыбнулись. Папа, слушая песню, спросил таксиста, откуда он родом. А он оказался из Атырау. «Так там же живет автор этой песни – Илья Жаканов, знаешь его?», — спрашивает отец. Таксист ответил, что знает. И папа ему говорит: «Я хотел ему денег передать». Таксист тоже оказался не промах и ответил: «А Вы мне отдайте, а я ему передам». В автомобиле разразился такой смех, что мы себя не слышали. Но папа так и не раскрылся, не сказал хитрому таксисту, что он и есть «тот самый Жаканов», которому хотел передать деньги.
Или еще был интересный случай в поезде, плацкартный вагон. Из соседнего купе слышим, говорят о каком-то Жаканове, я подумала, может, однофамилец какой, затем начали напевать знакомые мотивы. Мы с папой прислушались, начали смотреть в сторону соседнего купе и увидели в центре сборища мужчину, выдававшего себя за моего отца. Он так же зачесывал волосы назад, как папа, такие же брови, в общем-то, неуловимые сходства были. И самое удивительное, что он хорошо знал творчество отца, вплоть до хронологических подробностей. Моим первым порывом было подойти и высказать самозванцу все, что о нем думаю, но папа меня остановил: «Балам, пусть поест нормально, он же голодный». То есть папу не возмутил тот факт, что он самозванец, важнее было, что бы он поел, его же все угощали. Папа посмеялся над моими возмущениями, ну а я так и осталась продолжать слушать начитанного самозванца.

Резюмируя, вы уже поняли, что с самого начала я рассказываю о папе и, конечно же, о маме одновременно. Ее зовут Тиышкуль, назвали ее так потому, что она родилась во время войны, и тогда было принято называть знаковыми именами. Ее имя означает покой, тишина, а значит, ее родители желали скорейшего окончания войны и чтобы настали спокойные времена. Очень сложно говорить о папе без мамы, так как они одно целое, дополняющие друг друга люди, их невозможно представить врозь. Мама всегда была и есть верная спутница папы и в жизни, и в творчестве. Ни одно произведение папы не родилось без участия мамы. Она всегда была первым читателем, критиком и редактором, а также сама печатала тексты. Мама всегда занимала активную жизненную позицию, работала в «КазЭнергоНаладка» (экспертный анализ энергооборудования предприятий), основной офис которого находился в г. Новосибирске, и поэтому ей приходилось часто ездить в командировки, защищать проекты и возвращаться.

И сегодня я все еще продолжаю удивляться, как мои родители успевали и работать, и общаться, и помочь нуждающимся, и воспитывать детей, и нас с разных детских садов и школ забирать, потому что мы все были разбросаны по городу, и ездить в командировки, и прийти вечером еще ужин приготовить, а после ужина и постирать… И во всей этой суете сует найти сил творить, создавать, писать и… не уставать! Просто хватаюсь за голову, а сегодня мы не успеваем, нам не хватает времени и мы … уже устали…
О человеке заслуженном, человеке, так много сделавшем для страны и для народа, в ней проживающего, можно писать и рассказывать долго. А если повествование ведут близкие, родные люди, то бесконечно. Я не посмел редактировать и что-то добавлять в рассказ дочери Ильи ага. Не вижу смысла, не вижу надобности. По-моему, получилось показать общеизвестного человека с не совсем известной широкой публике стороны. И все же мое представление о композиторе, искусствоведе, художнике, заслуженном и всенародно признанном Илье Жаканове после рассказа Ляйли ханум изменилось мало. Именно таким: простым, доступным, веселым и, в то же время интеллигентным изнутри я и представлял его. В повседневной жизни наш юбиляр оказался таким же, как на экране и официальных мероприятиях. Мы договорились встретиться и побеседовать с Ильей ага после майских праздников. Надеюсь, мы еще не раз будем писать об этом удивительном человеке. Ведь ему есть много чего рассказать своим соотечественникам.

С юбилеем Вас, Илья ага! И пусть в Вашей жизни всегда все будет хорошо!!!

Поделиться с друзьями
Оцените автора
( 1 оценка, среднее 2 из 5 )
Прикаспийская коммуна