А МУЗЫКА ЗВУЧИТ

Все, кто имеет отношение к развитию музыкальной культуры области, кто сам принадлежит к отряду служителей Музыки, прекрасно знали Бахирева Алексея Яковлевича. Он многие годы директорствовал и еще дольше преподавал в музыкальной школе. Как вспоминал Алексей Яковлевич, слушая раздольные народные песни, переливы гармони, балалайки, с самых ранних лет мечтал он о приобщении к этому волшебному миру. Жаждал научиться владеть музыкальными инструментами, уметь заставить их высказать все, что есть на душе. Собирался стать преподавателем музыки, чтобы не только самому досконально овладеть музыкальной грамотой, познакомиться с прекрасными произведениями выдающихся музыкантов и композиторов, но и других научить и приобщить. И эта его мечта осуществилась, только с большой отсрочкой.
Грянула война, и нужно было помогать старшим, которые, не покладая рук, работали буквально день и ночь, чтобы обеспечивать фронт всем необходимым. А когда исполнилось ему семнадцать, юноша пошел в военкомат и потребовал, чтобы его послали на передовую. Окончил ускоренный курс Оренбургского летного училища, стал стрелком-радистом. И получил направление под Кенигсберг. Бои там шли ожесточенные. И пришлось ему и друзей терять, и самому спасаться с парашютом из горящего самолета. Но в перерывах между полетами всегда звучал его баян, поднимая боевой дух у однополчан. Только в 50-м демобилизовался Алексей Яковлевич, и сразу поступил в Уральское музыкальное училище. А после его окончания появился молодой преподаватель в гурьевской музыкальной школе. И не просто преподавал, а, можно сказать, создал собственную школу баяна. Когда-то пробовал подсчитывать — более 150 баянистов профессиональных он подготовил, а когда после в колледже работал, десятки самодеятельных сельских музыкантов нотной грамоте обучал.
В 1958 году Алексея Яковлевича, как инициативного, энергичного работника, высокопрофессионального музыканта, активно участвующего в общественной жизни, назначили директором школы. И он показал себя прекрасным организатором, сумел сохранить добрые традиции коллектива, творческая жизнь в школе буквально кипела. А директор еще массу усилий и настойчивости приложил, чтобы началось строительство нового здания для школы вместо обветшавшего, неприглядного. До Москвы тогда дошли в поисках интересного, подходящего проекта. И здание нашей музыкальной школы — единственное в своем роде.
Сложилась целая династия музыкантов Бахиревых. И родители Алексея Яковлевича были приверженцами музыки. И он до последних своих дней не расставался с аккордеоном и со своим другом баяном, другими музыкальными инструментами. Участвовал в хоре ветеранов войны и труда. По воспоминаниям всех знавших его, это был светлый, жизнерадостный, доброжелательный человек.
— Как и все пожилые люди, дедушка часто недомогал, болел. Но никогда мы не слышали жалоб от него, — рассказывает старшая внучка Марина. — Это был самый верный, любящий, заботливый, добрый человек. Удивительно красиво и во взаимном уважении прожили они много лет с бабушкой, до самой её смерти. Мужественный, как все фронтовики, он стойко перенес её смерть, как и смерть сына Геннадия. И только в музыке, тогда звучащей особенно пронзительно и грустно, он высказывал своё горе. А вообще его больше привлекали оптимистичные мелодии, потому что он был всегда полон жизни, любви и нежности ко всем людям, к своим детям, внукам и правнукам. Мы привыкли к тому, что с ним всегда была музыка, песня. И вдруг, так внезапно, наступила такая оглушительная тишина…
Ушел из жизни человек, полный света и музыки. Но не оборвется связывавшая его с этим огромным, прекрасным миром, который он так любил, нить. Потому что и сегодня в просторных классах школы имени Курмангазы звучат мелодии, приобщаются к миру прекрасного десятки ребят. В их числе и правнук Алексея Яковлевича Роман. А в когорте преподавателей — дочери Алексея Яковлевича Алла и Лариса, внучка Марина. Да он сам утверждал, что музыка — вечна. Как и память.

Любовь
МОНАСТЫРСКАЯ