Верный и надежный человек

Сегодня день рождения у нашего коллеги, много лет возглавлявшего редакцию газеты «Прикаспийская коммуна» Виктора Михайловича Шигаева. Причем юбилейный, с чем мы его от всей души поздравляем.

Накануне юбилея человек обычно вспоминает и анализирует многое, как бы итожит то, что прожил. Думается, что баланс у Виктора Михайловича должен получиться весьма положительный. Если назвать должности, которые он занимал — секретарь парткома химзавода, заведующий отделом обкома партии, заместитель редактора областной общественно-политической газеты, последние восемь лет главный редактор – очевидно, особенно для людей старшего поколения, что человек этот имел и авторитет, и уважение, ибо на такие посты отбирались самые надежные и проверенные.

Проработав плечом к плечу с Виктором Михайловичем довольно продолжительное время, знаю, что он никогда не гнался за должностями, так складывалось – и он выполнял порученное ему дело как умел, не один раз имела возможность убедиться в его добросовестности, порядочности, для меня эти качества – самые главные. Не сказала бы, что приходилось ему легко на должности редактора. На эти годы выпала целая череда пертурбаций, реорганизаций, вплоть до стандартизации. Был период, когда любое мероприятие должно было освещено на шести, восьми страницах, с откликами. Тут возникали уже две проблемы — как успеть все охватить до выпуска газеты, а вторая — читатель не хотел довольствоваться одним официозом в газете, и начали отсеиваться подписчики.

Все это сказывалось на морально-психологическом климате. Многие сотрудники уходили. А кадровая проблема для нас была всегда самой больной. Можно представить, сколько нервов это стоило редактору. Тем более, что чем «не страдает» Виктор Михайлович, так это дипломатией. Он вступал в острый конфликт, и иногда, к его чести, побеждала его точка зрения. Но, увы, далеко не всегда. И надо было видеть его буквально почерневшее лицо. И все-таки ценой усилий и плодотворной работы журналистов костяк коллектива сохранился, газета держала свой уровень, оставаясь истинно народной газетой, болеющей за всех земляков, независимо от ранга. Так повелось с первых лет, и таким путем и сегодня продолжает идти «Прикаспийка». И немало труда и души в это вложил Виктор Шигаев.

Интересный он человек. Не из улыбчивых, добреньких, не особенно любит словеса развешивать. И вообще на больших собраниях не любит раскрывать душу. Вся его доброта внутри него. И только знающему его хорошо человеку видны его доброта, даже сентиментальность, абсолютная верность и надежность. Конечно, в первую очередь, это поистине рыцарское отношение к жене. Вера Павловна для него единственная и неповторимая, в отпуск неизменно вместе — не обращая внимания на шуточки, кто, мол, в Тулу со своим самоваром ездит. И в партшколу учиться в Алма-Ату, конечно, всей семьей. Дети, внуки — предмет его обожания, хотя он это и старается не показывать. Но это же видно по сиянию его глаз, полных нежности. Не очень часто посещает его лицо улыбка, слишком суровыми были удары судьбы, но зато уж если улыбается, то невозможно не откликнуться на его светлую радость всем сердцем.

Он и сегодня дружит с теми, с кем сошелся в самые юные годы. Виктор Михайлович совок в самом лучшем смысле этого слова, и для него День комсомола, так же как и День морского флота –дорогие и неизменные праздники. Да, он не косил от армии, а добровольно пошел на флот (тут еще помогло, что занимался греблей, был кандидатом в мастера спорта). Три года отслужил на Северном флоте – а это закалка самой высшей пробы. И цену дружбы там хорошо познаешь. Отслужил честно, вернулся старшиной. И снова — за доблестный труд.

Сильна в нем рабочая косточка. Он ведь и начинал рабочим после окончания химучилища. И гордился тем, что он — молодой рабочий класс, и что страна надеется на него и верит в силы его и его друзей. Рожденный в настоящей трудовой семье, он привык и может многое делать своими руками. Сам за машиной следит. А больше всего любит он работать с землей. Вспоминается, как на субботнике, он скорее хватал лопату и просто рвался к земле, начинал работать, даже не собираясь никого агитировать и организовывать — был уверен, что всем хочется размяться на природе. А его дачный участок мог бы сойти за образец аккуратности, ухоженности и вкуса. Вкус у него во всем — он элегантен, до щепетильности аккуратен, даже когда в рабочей одежде. Не допустит никакого беспорядка на рабочем столе и в кабинете. Все любит делать досконально, и если видит небрежное отношение к делу — может и взорваться. В нем никогда не было чванства, даже капли от бюрократа. И если несдержанность допускал, то не из чувства превосходства в силу должности своей, а от нетерпимости к разгильдяйству.

В нем жив энтузиазм, даже, пожалуй, азарт тех комсомольских годков, когда они брали коллективные обязательства и до седьмого пота боролись за их перевыполнение. И все честно. Именно эта честность и способствовала авторитету, которым пользовался машинист компрессоров и насосов Шигаев у ровесников. Они избрали его секретарем комитета комсомола, а потом, увидев его инициативность, принципиальность, его рекомендовали в высшую партшколу. А после ее окончания уже члены партии избрали его своим вожаком. Так что его уважали, а многие и любили за верность идеалам, избранным однажды и на всю жизнь.

Таким и остается этот человек. Верный, скромный, всей душою любящий свой край, свой родной город. Если почитать его интервью с руководителями города, архитекторами — так остро чувствуется его радость за все приметы обновления. Он прекрасно знает историю города, традиции народные. Как-то вспоминая о послевоенных годах, описывал приметы быта горожан еще до электрификации Гурьева, и какой важной персоной тогда был, например, керосинщик Арон, так этот образ и сегодня как живой передо мной, хотя никогда его не видела. Помню, как застала Виктора в кабинете с глазами полными слез — он читал очерк о супругах, которые прожили много лет и умерли, как в сказке, в один день — это ли не пример верности, сказал мне тогда.

А с какой нежностью он переносит любовь к природе на маленькое ее чудо — деток. Помню, как дочку племянника Веры Павловны, которого они растили как родного сына, он называл птичка-синичка, старший внук у него — сазанчик. И к любому ребенку он тянется всем сердцем. Им с ними интересно и просто — они чувствуют его искренность и доброе сердце.

Хороший человек Виктор Михайлович. И пусть еще много лет светит ему солнышко, будет рядом его верная подруга, и не стихают в доме звонкие голоса их продолжателей.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ