Традиции жырши в эпоху Алтын Орды

zhanpeisova e1637918669833 История

В рамках проведения в Атырау международной научно-практической конференции «Ұлық ұлыс – Алтын Орда» обсуждалось духовное наследие тюркоязычных народов – традиции жырау. У казахов до сих пор сохранились исторические сказания, которым не одно столетие. И передаются они из уст в уста народным сказанием – жыр. Как такое возможно – в устном сказании передать всю историчес­кую летопись своего народа одного периода?! Об этом нам расскажет сегодня заслуженный деятель Казахстана, кандидат филологических наук, доцент кафедры народной песни Казахской национальной консерватории имени Курмангазы Сауле Жанпеисова.

История казахского национального исполнительского мастерства берет свое начало с незапамятных времен.

Если будем искать ответ на вопрос – где берет свое начало традиционная народная музыка, то, несомненно, мы столкнемся с традициями древних сказителей-жырши, акынов-импровизаторов, которые из поколения в поколение на протяжении многих веков передавали свое мастерство. Переданное от отца к сыну, от учителя к ученику исполнительское мастерство хоть претерпело изменения, но свои корни сохранило. Казахи, как и многие другие кочевые народы, почти все жизненные перипетии и вехи, начиная от рождения ребенка до проводов в мир иной, отражали в устном творчестве, например, бесік жыры (колыбельная) и жоқтау (поминальная). Особенно через поминальные сказания народ понимал и передавал всю силу слова, искусства. Примеров тому в казахском фольклоре можно найти много. И в каждом песенном сказании, будь то жар-жар (свадебное напутствие), айтыс (импровизация) или жоқтау (поминальное сказание), были свои музыкальные фоновые направления, а импровизаиционное искусство всегда сопровождалось при помощи кобыза или домбры соответствующим музыкальным стилем, создавая своеобразный синхронизм поэзии и музыки.

Например, только лишь в одном свадебном повествовании есть несколько направлений – тойбастар, жар-жар, сыңсу, қоштасу, беташар, жұбату. Отдельного повествования стоят направления жырши в воспевании традиций, которые подразделяются на несколько типов. Это – сказания: бәдік, арбау, бата, шаманство и т.д. По таким формам фольклора, широко распространенным в народе, можно судить о том, что наше исполнительское искусство уходит корнями в прошлое. «Когда говорят о происхождении эпических саг, можно сказать, что они родились на основе бытовых обрядовых псалмов», – писал М. Ауэзов.В памятниках VІІ века, высеченных на камне руническими надписями по Орхану, Таласу, в сагах о Бильге Кагане и его младшем брате Культегине можно встретить в изобилии мотивы, о которых мы говорили. Очевидным свидетельством того, что в период ХV-ХІХ веков, когда формировалась нация, было многообразие исполнительского искусства, является то, что до ХV века не наблюдалось расхождение письменных источников и фольклорных видов искусства, переходивших из уст в уста. То, что такие виды искусства, вплоть до становления казахского народа как народа, являются общим наследием для всех стран тюркского происхождения, сегодня не вызывает сомнений.

Немало свидетельств тому, как родовые объединения, племена, улусы, послужившие основой для формирования тюркоязычных народов, имели много поэтов, жырау, жырши (сказителей). Но многие творения этих степных акынов не дошли до нашего времени. Говоря о художественном наследии эпохи Золотой Орды, многие наши ученые выдвигают письменные источники, опубликованные за пределами Казахстана. Исходя из этого, культурные записи эпохи Золотой Орды можно выделить в нескольких группах:

1. Тюркоязычные надписи Хорезмского края;

2. Переводные саги и киссы, сохранившиеся о мамлюках в Египте;

3. Художественные исторические хроники, написанные в Иране, Афганистане, Индии;

4. Книга куманов, сохранившаяся в европейских странах.

С эпохи Золотой Орды до наших дней дошли произведения таких поэтов-жырау, как Хорезми, Саиф Сарай, Кутб, Абельгазы.

Саиф Сарай, великий псаломщик эпохи Золотой Орды, родился в 1321 году в городе Сарайшык. Он провел конец своей жизни в Египте, где умер приблизительно в 1391 году. Его произведение «Гулистан», переведенное классиком персидской литературы Сагди Ширази, написано на кипчакском языке. «Поэт внес свои лирики, свои умозаключения, свои стихи, свои газели восьми смол. Творчество Саиф Сарай имеет большое значение для становления и развития тюркской литературы ХІІ века, в том числе и кипчакской», – говорится в «Энциклопедии Атырау».

Среди культурного наследия эпохи Золотой Орды – сага Хорезми «Мухаббат наме», поэма Низами «Хусрау-Шырын», переведенная поэтом Кутбом, родившимся в столице Золотой Орды – городе Сарай и переселившимся из Сыганака в Египет. «Шежіре и түрік» (тюркская родословная) Абельгазы Бахадур хана, написанная в Индии, и книга куманов «Кодекс куманикус», хранящаяся в европейских странах, также упоминаются в числе таких первоисточников. В этих произведениях собраны образцы устного народного творчества, сказания и поэмы казахского лироэпоса. Однако здесь также наблюдается влияние арабской, персидской литературы.

А изучение истории искусства жырау эпохи Золотой Орды следует искать в общем наследии народов тюркского происхождения, которые совместно проживали в тот период.

Среди кочевников было много талантливых стихотворцев. Как правило, они состояли при дворах биев и ханов. Современные исследователи порой причисляют Шез-Баяна Балашикулы, Кет-Бугу Найманлы, Сыбра Шопбаслы, Парыздака Шабанулы, Куба Кипчака, Кара-Баиса Канглы, Узун-Айдара Конграта, Слу-Мамбета Ширина, Манки Мангыта и прочих то к ногаям, то к казахам. Однако, поскольку их творчество отражало реалии ХІV в., то ни один современный народ не может претендовать на этническую принадлежность перечисленных лиц к нему. Ногайцев и казахов еще не существовало в то время; в Дешт-и Кипчаке жили их общие предки – кипчаки Улуса Джучи, и именно из их среды происходили эти поэты.

Имена сказителей-жырши, кроме Кет-Бугы Найманлы, сохранившиеся в записях Б.Г. Хусаинова, нам, к сожалению, неизвестны. Можно сказать, что у многих жырау к именам прикреплены названия племен, откуда они родом, например, Куба-Кыпчак, Кара-Байыс Канлы, Узун – Айдар Конырат, Манки Мангыт. Наследие, оставленное ими, может быть сохранено у родственных нам ногайцев. В любом случае, необходимо учесть то, что не только для ногайцев и казахов, но и для всех тюркоязычных народов эти устные сказания являются жемчужинами устного народного творчества, которые стали национальным наследием и нашего народа. И в этом отношении Кет-Бугы является ярким тому примером. Он был известным кюйши (ХІІ-ХІІІ вв.) Современник Чингисхана.

Когда в 1227 году в ходе военного похода погибает старший сын Чингисхана Джучи, то не нашлось человека, который бы оповестил об этом великого хана. И нелегкое и очень опасное на себя бремя взял великий жырау Кет-Бугы, который музыкальным повествованием на домбре рассказал Чинхисхану о страшной утрате.. «От этого умер Аксак Кулан, Джучи хан, сын твой», – сказал жырау хану.

В.Г. Тизенгаузен в своей книге «Сборник материалов по истории Золотой Орды» приводит следующий отрывок из работы «Шаджарат-ал-Ат-Турк» (тюркская летопись), написанной на персидском языке примерно в середине ХV века. В тюркской летописи рассказывается о поэте тюркоязычного племени Улуг жыршы, он пишет стихи, описывающие тот диалог между Чингисханом и великим жырши:

Море стало мутным,

Кто его очистит?

Дерево упало под корню,

Кто его поднимет,

О, великий хан?!

На эти слова сказителя хан ответил следующее:

Если море стало мутным,

Очистит его сын мой Джучи,

Если дерево упало под корню,

Поднимет его сын мой Джучи…

… В самом начале своего повествования великий жырши не мог сдержать своих слез, и тогда хан спросил его:

Даешь волю слезам,

Значит не спокойно на душе твоей,

Слова твои пугающие,

Говорят о смерти Джучи?

И тогда жырши отвечает Чингисхану:

Нет сил моих сказать,

Сам обмолвился, о хан!

Слова твои – враги тебе,

Сам догадался, о мой хан!

Поняв, что случилось, Чингисхан ответил так:

Как кулан, оставшийся без жеребенка,

Остался я без своего сына!

Как лебедь, оставшийся без птенца,

Остался я без сына своего!

Согласно письменнным документам, Кет-Бугы называли не иначе, как Аталык жырау, то есть праотцом всех сказителей. Если быть точнее, Кет-Бугы является не только автором знаменитого кюя «Ақсақ құлан» («Хромой кулан»), но великим сказителем эпохи Алтын Орды, ясновидящим, предсказателм и жырши. Из его сказания хану по поводу утраты Джучи можно увидеть веяния того времени и уклад. Несмотря на то, что в разных частях Казахстана существует сразу несколько школ исполнительского мастерства, кюй «Ақсақ құлан» во всех регионах исполняется одинаково. И этим тоже многое сказано. Пройдя через призму веков и став поистине народным достоянием, кюй Кет-Бугы стал историческим шедевром народа.

Одним из праотцов казахско-ногайского жырау мастерства в Дешти-Кипчаке считается Сыпыра жырау Сургалтайулы. Жил примерно в ХІV веке. Арабский путешественник инб-Батута оставил записи о том, что Сыпыра жырау жил в одно время в Сарайшыке. Согласно легендам, Сыпыра жырау называется не иначе, как «Поправивший девять ханов», прожил, по одним источникам, 180 лет, по другим – 230. Ученый-тюрколог В.В. Радлов в своем труде от 1896 года «Образцы народной литературы северных тюркских племен» приводит и такие отрывки:

… Видел шестьдесять два хана,

Где поводья из злата,

И стремена из злата,

Старче я, видел многих,

Триста девяносто два года мне,

Не подвергайте слово мое сомненью.

Сыпыра жырау умирает в период правления хана Тохтамыша.

Одним из первых ученых, кто обратил свое внимание на изучение творчества Сыпыра жырау, был Чокан Уалиханов. Куплеты Сыпыра жырау, которые он записал от аманкарагайского жырши, кипчака Жумагазы, русский историк Борис Мелиоранский внес в сборник «Жыры Тохтамыша».

Казахский ученый Каныш Сатпаев в 1927 году записывает от баянаульского поэта Копабая во второй раз и публикует в Оренбурге. Ниже приводим дословный перевод этого сказания:

Бастык хан, Бастык хан,

Я – старец, видевший его.

После него был хан Кедей,

И его знал я.

После правил Ала хан,

С ним я тоже был знаком.

После правил Кара хан,

Я старец, видевший его.

Правил также хан Хазар,

Я – старец, видевший его.

Не единожды был стрелян,

Богатырем был хан Шынгыс,

И его застал я.

Построивший высокий минарет

Султан-правитель Жанибек

И его я видел сам.

Великий прадед Домбауыл,

Старцем видел и его.

Столько ханов повидал,

В сто восемьдесят лет,

Хоть и молод ты, хан Токым,

Тебя тоже видел я!

То есть великий жырау приводит имена тех правителей, чьим современником ему пришлось стать. Имя Сыпыра жырау не чуждо для многих тюркоязычных народов. Башкурты называют его Сыбри, татары – Сафардау, крымчане – Сыпара жырау, ну а каракалпаки Сыпыра жырау считают основателем школы жырши. Сыбра Шоп­баслы, о котором в своих трудах упоминал ученый Г.Б. Хусаинов, и является Сыпыра жырау. Более того, не зря утверждают, что Сыпыра жырау является основателем казахско-ногайской школы жырау. Его считают первым создателем эпоса «Қырымның қырық батыры». Об этом в энциклопедии Мангистауской области сказано следующее: «По мнению академика Алкей Маргулана, живший в ХІV веке в городе на Сарайшыке, что на реке Жайык, великий жырау, про которого упоминал арабский путешественник Ибн Батутта, и есть Сыпыра жырау. Великий сказитель некоторую часть жизни провел в Мангистауском регионе, после переехал в Сарайшык. Если учесть, что времена, в которые он жил, совпадают с эпохой ногайского правления в долинах рек Жем и Жайык, на плоскогорьях Устюрта и Мангистау, вполне возможно, что Сыпыра жырау является основателем ногайской школы жырши».

Из нашего духовного наследия, которое свое начало берет с эпохи Алтын Орды, особое место занимает эпос «Қырымның қырық батыры».

Данный эпос-эпопея описывает исторические моменты, которые произошли в Алтын Орде и в Ногайской орде в XIV-XVII веках. После распада Алтын Орды, как известно из истории, были созданы Крымское, Казанское, Ногайское, Казахское и Узбекское ханство. Можно с достаточно полной уверенностью утверждать, что данный эпос появился именно в эпоху Алтын Орды, поскольку главные герои являются историческими личностями именно периода Алтын Орды. А поэты и сказители того времени увековечили имена этих деятелей через призмы столетий в эпосе. Надо сказать, в свое время правители и ханы во дворцах имели таких сказителей, жырши и поэтов.

В отделе «Потомки батыра Аншыбая» главными героями являются сплошь исторические личности. Приводятся исторические данные о потомках великого бия Едиге, основателя Ногайской орды. Также известно, что и отец Едиге бия Ткти Азиз является святым, чье имя осталось в истории тюркских народов. То есть есть основания считать, что эпос «Қырымның қырық батыры» является художественным произведением, которое берет свое начало в эпоху Алтын Орды. Даже то, что исторические события, описываемые в эпосе между ханом Алтын Орды Токтамысом и Еди би, только подчеркивают вышесказанное.

О появлении на свет эпоса «Қырымның қырық батыры» можно привести воспоминания Мурын жырау, который утверждал следующее: первый автор этого эпоса, живший примерно 500 лет тому назад, казахский жырау Сыпыра. Он передал свое сказание представителю молодого поколения Абилу, который передал духовное наследие Нурыму. От него перенял эпос представитель четвертого поколения жырши Мурын.

Родившийся в 1777 году в Мангистау акын Абыл Утембетулы, умер в 1864 году, в то время Нурым жырау было 33 года. Между акыном Абылом и Сыпыра жырау есть временной отрезок в три столетия. То есть можно предположить, что в данный период существовавшее множество сказителей и импровизаторов, которые донесли эпос до Абыла, внесли свою лепту в эпос, поскольку не может один человек быть автором эпоса, который пересказывается не одну тысячу часов. «Қырымның қырық батыры» является общим духовным достоянием всех тюркоязычных стран, воспевающим героизм, человечность и свободолюбие.

Мурын жырау был мастером исполнения эпоса, он мог воспеть разные вариации, которые он перенял в свое время от Нурыма, Кашагана и Мурата, в 36 стилях. К великому сожалению, хоть смогли записать текст этого эпоса, но на пленку не удалось.

В 1942 г. привезти из отдаленного Мангистау в Алмату и записать на пленку Мурын жырау, песенные сказания из его репертуара не получилось. Он не мог пересказать и передать все сказание, которое лилось из его души, как из родника, без домбры. Наши национальные, обрядовые песнопения, эпосы и сказания, дошедшие с древних времен, являются историческими национальными реликвиями, отражением истории народа. И то, что полная версия до сих пор сохранилась в западной части Казахстана, уже говорит о многом, о героическом прошлом и не менее славном настоящем региона. Конечно же, в свое время изучение исторического прошлого было затруднено политическими требованиями советской партийной номенклатуры. Но после приобретения независимости начался период возрождения и трансформации. Таким образом, открываются новые возможности для дальнейшего углубленного изу­чения духовного наследия, оставленного предками, и популяризации устного и музыкального наследия наших предков. Так вперед за новыми открытиями в деле изучения ­исторического ­прошлого нашего народа.

Каршыга КУШЕКОВ

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна
Добавить комментарий