Бомжами пахнет

Никто вам точно не скажет, сколько в Атырауской области бомжей. Их малоприятный вид заставляет брезгливо обходить их стороной, вызывая у многих откровенное отвращение. Обычному человеку непонятно, как можно так опуститься. Можно ли изменить таких людей в лучшую сторону?

Недавно в продуктовый магазин, в котором я намеревалась купить кефир и творог, зашли двое мужчин неопределенного возраста. Один из них, не обращая внимания на очередь из трех человек, сразу двинулся к прилавку. Грязными руками вытащил из стоявшей у весов коробки копченую скумбрию и положил ее взвешивать. А потом попросил еще бутылку водки. Продавщица от такого беспредела на секунду оторопела, а потом закинула рыбу обратно в ящик.

— У вас, нахалов, столько денег нет, — отрезала она.

А я буквально пулей вылетела из магазина. Оттуда меня выгнал тошнотворный запах перегара.

От сумы и от тюрьмы не зарекайся

Вспомнилось про «от сумы и от тюрьмы не зарекайся» и на какой-то миг даже стало жалко бомжа. Но только на миг. Здоровенный мужик, да на нем пахать и пахать. Зла не хватает.

И все же, как становятся бомжами? В полиции пояснили, что мнение о том, что бомжами становятся из-за склонности к пороку, тяги к алкоголю и криминальной романтике, имеет основу. То есть статус бомжа для некоторых — сознательный выбор, им скучна жизнь большинства трудяг с их рутиной, ипотеками и семейными обязательствами. Они считают, что никому ничего не должны и могут наслаждаться своей свободной жизнью, а условия проживания их не смущают и заботят несильно. Часть бомжей — это бывшие зэки. Найти работу им сложно или они не хотят, довольствуясь изредка шабашкой или «стреляя» деньги у прохожих. Другая часть бездомных не имеет судимости, но по разным причинам скрывается от полиции. К слову, многие путают бродяг и попрошаек, но это разные, так сказать, профессии. Первые — сами по себе, а вторые чаще всего имеют «хозяев», которые забирают выручку. Ставя перед собой пластиковый стакан для сбора денег с сердобольных прохожих, бомж классического вида соберет немного. Но зато если будет выглядеть менее омерзительно, то всегда сможет подзаработать. Люди, подверженные алкоголизму или употребляющие наркотики, не хотят трудиться, добровольно продают свое жилье или утрачивают его по другим причинам. Самое интересное, что по количеству алкоголики не стоят на первом месте среди людей, лишившихся жилья. Скорее человек начинает пить, уже став бомжом, чтобы легче было уснуть в тяжелых условиях, чтобы согреться в холода, чтобы забыться.

Несостоявшийся юрист

…Худой мужчина крутится у магазина. В серых тренировочных штанах, черной футболке. На лице — непонятного цвета маска. Рядом с ним собака, виляющая хвостом и не отходящая от него ни на шаг. Хозяйка торговой точки показала пальцем, мол, вот он, один из тех, для кого улица стала родным домом.

На разговор «как живется на улице» тот согласился сразу. Разговаривали, сидя на лавочке, соблюдая полагающуюся дистанцию.

Тридцатисемилетний Станислав Алексеев считает, что виной его нынешней жизни без дома является он сам. И некоторые обстоятельства.

— У вас есть удостоверение личности?    

— Да, с собой не ношу. Я родился в Карагандинской области, а жил в Таразе с бабушкой. Мама жила в Атырау. Нас три брата, и я средний. Окончил школу. Потом в Алматы учился в школе-гимназии на юриста.

— Разве в гимназии учат на юристов?

Да, — ответил собеседник, отведя в сторону глаза.

Ладно, пусть будет правдой.

— Ну вот, учился, занимался баскетболом. Перед тренировкой подрался с ребятами, когда распределяли участников команды. В 2008 году меня посадили в тюрьму за хулиганство, дали два года два месяца, отсидел один год. Переехал в Тараз. Стал встречаться с девушкой. Все у нас было хорошо. Гульсара родила сына, но расписаться мы не смогли, ее родители были против нашего брака, и потом мы переехали в Атырау. В конце концов, я ее отправил назад, к родителям, — вздыхает мужчина. – Потом нашел другую пассию — Марию, сошлись, у нас родилось двое детей. С ней тоже не сложилось, ушел. Сейчас у меня Елена. С ней семь месяцев встречаемся. У нее свой ребенок, которого она отдала на воспитание бабушке.

— Так как вы оказались на улице?

Я вырос у бабушки, и когда она умерла, а потом не стало и мамы, будто все перевернулось. Ну, не могу этого объяснить. Раньше не выпивал спиртное, не курил. Потом начал. С женщинами не везло. Я работал на рыбной базе, меня часто дома не было. Некоторые от меня гуляли «на стороне».

Квартиру Станислав потерял по собственной глупости. После смерти матери он обменял ее жилье на дачу. Старший брат живет в Уральске, у него есть дом, семья, в общем, все, как у нормальных семей. Младший тоже хорошо устроился.

А я живу, где придется. Никому не хочу быть обузой. Иногда удается поработать грузчиком, арбузы, например, разгружать, тогда снимаю на короткий срок квартиру.

— А что стало с дачей?

— Родная тетка забрала.

— Может, боялась, что и дачу на что-то обменяете?

Не знаю, но у нас на этой почве произошел скандал, короче, через ругань дача ушла.

— Если болеете, как лечитесь?

Нет, вообще ничем не болею, — похвастался Станислав и ласково потрепал собаку за ухо. — Не хочу жить, где попало, хочу свой угол, родной.

— А что для этого делаете?

— Пока ничего не получается. Зимой, когда холодно, приходится жить в подвалах, а когда тепло, где придется. Подавал документы на квартиру, только обещают.

— Может, для начала бросить выпивать?

Я несколько раз пробовал, не получается.

Протянув бомжу 500 тенге на корм собаке, услышала в ответ радостно-возбужденное: «Благодарствую». Ушел он быстро, а его Шема, продолжая вилять хвостом, от него не отставала.

В опорном пункте управления полиции города Атырау, куда я позвонила после разговора с Алексеевым, мне пояснили, что не все рассказы бездомных об их судьбах стоит принимать за чистую монету. Полицейские знают большинство бомжей на своих участках:

— У Алексеева нет документов. Сейчас с ним женщина, тоже бомж. Ему предложили работать в частном хозяйстве, там есть жилье и зарплата. Отказался.

По словам главного психолога Атырауского областного центра психического здоровья Акмарал Шариповой, психология бомжа как раз и заключается в том, чтобы обеспечить себе существование без каких-либо усилий.

— Предложите закоренелому бомжу поработать. Откажется! Зачем ему трудиться, если можно что-то найти на помойке, выпросить денег у сердобольных прохожих. Они чрезвычайно ленивы, — поясняет Акмарал Максатовна. — Психология подобных людей надломлена, им очень тяжело вернуться к нормальной жизни. Рассматривая жизненный путь каждого из них, можно проследить причины, которые привели к такому результату. Есть те, кто сам загубил свою жизнь, есть обманутые или жертвы бедствий, например, лишившиеся жилья из-за пожара. На дне жизни могут оказаться и буквально вчера еще приличные люди. Причинами могут быть алкоголизм, потеря близких.

По мнению психолога, это далеко не та ситуация, которую можно назвать безнадежной. Человеку нужны большие силы и поддержка для того, чтобы измениться.

Мир не без добрых людей

У другого бездомного — 58-летнего Али Умарова из Уральска — с документами все в порядке. Но вернуться к жизни с домашним адресом он не может и тоже находит оправдания. Правда, Али, если можно так выразиться, приличный бездомный. Одет чисто. Из-за этого его трудно принять за бомжа. Тем не менее, на улице обитает не один год. Иногда умудряется, заработав на «шабашке» денежку, снять более или менее приличное жилье. Он зарабатывает на сантехнических работах, а рассказали о нем корреспонденту «Прикаспийской коммуны» в одном из КСК. Договориться о беседе, как и в случае с первым бомжом, не составило труда.

Сам я родился на Кавказе. Мой отец и мать уехали работать в Казахстан, и я с 1978 года тоже здесь, — говорит Али. — Учился в строительном техникуме. Служил в армии. Демобилизовался. Работал на стройке, в животноводстве. Когда произошел развал СССР, мои родители уехали домой, на Кавказ, а я остался. Почему с ними не поехал? Не получилось. Пытался, но из России меня депортировали. Вот, шестой год на улице живу. Была семья, гражданская жена, сын и дочь, а они живут в Чеченской Республике. Мне знакомые помогают, помыться пускают, мир не без добрых людей, да и сам зарабатываю.

— Значит, не «стреляете» деньги у прохожих?

— Что вы, я воспитанный человек. И у меня есть документы, только, чтобы вернуться на Кавказ, меня не пропускают через таможню. Да вот висят неоплачиваемые штрафы за пьянство, тунеядство.

— Как это? Ведь сейчас за тунеядство не привлекают к ответственности.

— Ну, например, есть штрафы за курение в неположенном месте. Знаете, я сейчас стараюсь жить нормальной жизнью, не поддаваться панике, выпиваю по праздникам с друзьями. Среди них есть детдомовские ребята.

— Где будете жить зимой?

— На работу в подсобное хозяйство поеду, может, сторожем возьмут. Люди знаете, какие ушлые, кто-то платит за работу, а некоторые — нет, — вдруг добавляет он.

В общем, такое вот откровение бездомного. Ни слова о том, почему уехал из Уральска, и что там стало с жильем.

Бродяги и коронавирус

Кстати, каждый год в Атырау проводилось оперативно-профилактическое мероприятие «Бродяга». Полицейские выявляли и ставили на учет лиц без определенного места жительства. В прошлом году выловили 220 бродяг. А нынешний год стал исключением. Из-за пандемии отработку пришлось отложить до лучших времен. Отыскать бомжа и поместить его в приемник-распределитель и дальше, при необходимости, определить в центр для ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации (ранее — центр социальной адаптации лиц, не имеющих определенного места жительстваПрим. автора), сегодня полицейские не могут. А сами люди, предпочитающие улицу, всеми силами стараются не попасться на глаза людей в погонах.

Первый заместитель начальника управления полиции города Атырау Ерлан Бигамбаев поясняет, что с марта нынешнего года центр для ресоциализации лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, никого из бездомных не принимает.

Сегодня это сделать невозможно, так как в центр без ПЦР-теста людей не принимают, — довел до сведения Ерлан Валерьевич. — На сегодняшний день в Атырау примерно 50 бездомных.

Понятно, что вопросы ресоциализации бездомных в общество очень важны. И вероятность того, что у человека получится самостоятельно и без чьей-либо помощи выйти из этого положения, крайне мала. Самое главное, чтобы сам бомж этого захотел.

Светлана НОВАК

Фото автора