«ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?»

80% подростков считают, что не следует показывать сцен с насилием, жестокостью, агрессией, с убийствами на экране.

В наше время телевизор во многих семьях стал теленяней. У взрослых  нет времени (а может быть, просто желания) отвечать на вопросы своих детей. Действуя по принципу «чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало», мы спокойно относимся к тому, что дети свое свободное время проводят у телеэкранов. Что они смотрят? Ответ на этот вопрос в интервью с Аскарбеком Кусаиновым, президентом Академии Педагогических Наук Казахстана,  доктором педагогических наук, профессором, лауреатом Государственной премии РК, иностранным членом Российской академии образования.

— Аскарбек Кабыкенович, одна из наших встреч состоялась в рамках проходившего в Астане V гражданского форума. В министерстве тогда еще информатизации и связи вы подняли злободневный вопрос о влиянии телевидения на воспитание детей, затронув результаты мониторинга, исследований. Могли бы  представить вниманию читателей нашей газеты самые основные из них?

— В истории человечества влияние информационных процессов на все стороны жизни человека  было  огромным.  Известно, что существенную роль в развитии личности играют образцы для подражания. Сегодня наиболее значимы в психологическом плане телевизионные образы, модели поведения и общения, поскольку они всегда эмоционально насыщенны. Именно поэтому  следует признать определяющую роль  СМИ в воспитании молодежи.

Масс-медиа, прежде всего, телевидение и Интернет, сегодня в реальности занимаются воспитанием подрастающего поколения.

— Это обширная тема. Если вы не возражаете, то хотелось бы более подробно остановиться на влиянии ТВ на психологическое здоровье детей.

— Хорошо. Так какие же качества  воспитывают сегодня электронные средства информации?

Как отмечают  практически  все  исследователи  в разных странах мира, электронные   СМИ  переполнены  сценами  с  насилием.

По данным Медицинского факультета Гарвардского Университета, к 18-летнему возрасту американский ребенок видит сцены насилия на экране телевизора более 180 тыс. раз — из них примерно 80 тыс. сцен убийств. По данным Mediascope, 66% детских телепередач, транслируемых в США, содержат сцены насилия, причем в трех четвертях случаев телевидение демонстрирует программы, в которых насилие никак не наказывается.

Мониторинг сцен насилия на телевидении провели и российские исследователи в 2001 г. Общая длительность экспертных телепросмотров различных каналов составила 116 часов. Исследование показало, что в среднем на один час телетрансляций приходится 4,2 сцены насилия и эротики. То есть каждые 15 минут зритель российского телевидения видит на экране акт агрессии, насилия или эротическую сцену. Доминирующим жанром, в рамках которого происходит трансляция сцен насилия и эротики на телеэкране, является художественный кинематограф. На его долю приходится более половины транслируемых сцен — 57,0%.

Суммарная продолжительность сцен насилия в одном фильме колеблется в диапазоне от менее одной минуты до 31 минуты. Продолжительность среднестатистической сцены насилия — почти 7 минут. На показ сцен насилия ТВ отводит 9,5% экранного времени.

Эта информация важна для  казахстанцев, в рейтинге просмотров, в котором американское кино занимает первое место, а российские телевизионные  программы находятся далеко не на последнем.

За последние 40 лет в мире было проведено более 1000 исследований, посвященных влиянию телевидения и кинематографа на детей. Исследования проводились во многих странах мира, среди мальчиков и девочек, принадлежащих к различным расам, национальностям и социальным группам.  Результаты исследований были практически идентичны: агрессия на экране делает детей более агрессивными по отношению к людям и  неодушевленным предметам.

Телевизионное насилие особенно опасно для маленьких детей в возрасте до 8 лет потому, что они не могут точно различить, где начинается реальная жизнь, а где кончается фантазия. Ужасы кино они воспринимают как реальность. Есть несколько печальных примеров. Известны случаи, когда дети после просмотра фильмов про Супермена пытались летать, выпрыгивая из окон второго этажа. Результаты исследований WisdomWorks Ministries показали, что 41% американских подростков либо читали, либо смотрели истории о Гарри Поттере. В результате этого 12% из них серьезно заинтересовались колдовством, а 66% опрошенных принимали участие в различных оккультных ритуалах.

Н. Брушлинская — российский психолог, пишет: «К каким же последствиям приводит регулярное наблюдение сцен насилия? 43,3% опрошенных лиц отмечают снижение порога чувствительности к жестокости; 43% — стимулирование агрессивно-насильственного поведения самого телезрителя; 42,4% — обесценивание человеческой жизни и нравственных ценностей».

Социологические опросы российских подростков показывают, что телевидение является основным источником информации о противоправных действиях несовершеннолетних. 81% законопослушных подростков, 62% состоящих на учете и 50% учащихся закрытых спецшкол, по их словам, черпают информацию о молодежной преступности именно из телевизионных программ и фильмов.  В опросах американских заключенных 63% заявили, что совершили преступление, подражая телевизионным героям, а 22% переняли из телевизионных передач «технику совершения преступления».

Ф. Циммерман из Университета Вашингтон в Сиэтле обнаружил, что у детей, которые в четырехлетнем возрасте смотрят телевизор около 3,5 часа в день, шансы стать хулиганами на 25% выше, чем у тех, кто мало смотрел телевизор. Это объясняется не только влиянием телевидения, но и педагогической запущенностью и дефицитом родительского внимания.

По данным российских исследователей, больше 30% молодежи совершают преступления, находясь под влиянием кино и телепередач. Подростки видят каждый год на телеэкране до 10 тысяч сцен насилия. 45% молодых людей, кто в возрасте 14 лет смотрел телевизор больше 3-х часов в сутки, склонны к совершению насилия, а 20% — вообще опасны для общества. Те дети, которые смотрят телевизор хотя бы один час в сутки, становятся пятикратно (!) ожесточеннее и агрессивнее по отношению к окружающим.

Посредством ТВ происходит общественное признание насилия как главного жизненного инструмента. Бесконечные перестрелки, драки, погони, похищения, пытки и трупы, трупы, трупы. Остановить негодяя, завоевать любовь женщины, победить конкурента, получить деньги у должника да и просто достичь жизненного успеха  можно только одним способом — убивая. Происходит легитимация «криминальной составляющей» нашей жизни. Практически нет фильмов про российский бизнес, без уголовщины, не осуждаемой, а становящейся делом чести, доблести и геройства.  Чрезмерность показа сцен насилия на ТВ формирует чрезмерность его присутствия в жизни. Таковы  выводы наших российских  коллег.

— Какие основные способы негативного воздействия телевидения на общественное сознание выделяют исследователи?

— Это:

• «инициация агрессии» через показ сцен, призывающих к применению насилия, беспричинной агрессии по отношению к себе подобным.

• излишне детализированная демонстрация насильственных актов расправы над жертвами преступлений;

• намеренное акцентирование внимания аудитории на жестоких, насильственных действиях как норме повседневной жизни;

• создание культа грубой силы в СМИ, жестокого образа супергероя, пренебрегающего выбором средств для достижения поставленной цели;

• описание технологии совершения криминальных действий;

• нагнетание чувства страха, беспомощности, размывание установок на борьбу с преступностью;

• стирание грани между нравственным и безнравственным в межличностных отношениях.

— К сожалению, многие родители не уделяют достаточно внимания тому, какие программы смотрят их дети.

— Результаты различных исследований убедительно говорят о том, что длительная экспозиция насилия по телевидению может приводить к увеличению агрессивности поведения; уменьшению факторов, сдерживающих агрессию; притуплению чувствительности к агрессии; формированию искаженного образа социальной реальности.

Американская Академия Педиатрии опубликовала четыре фундаментальных вывода из  исследований  по  проблеме влияния медианасилия  на детей.

Во-первых, дети, которые смотрят много передач, содержащих сцены насилия, воспринимают насилие, как легитимный способ разрешения конфликтов.

Во-вторых, просмотр сцен насилия делает человека более беззащитным  к насилию в реальной жизни.

В-третьих, чем больше ребенок видит сцен насилия на экране, тем больше шансов, что он станет жертвой насилия.

В-четвертых, если ребенок отдает предпочтение просмотру телепрограмм, содержащих сцены насилия, существует большая вероятность, что он вырастет агрессивным человеком и даже совершит преступление.

Таким образом, насилие на телевидении является одним из условий формирования агрессивной личности. Оно не принимается как руководство к действию, но, входя в дом, убеждает детей в ничтожности человеческой жизни.

— Все-таки эти результаты выведены по итогам исследований в иных странах. Проводились ли исследования в Казахстане?

— Академия Педагогических Наук Казахстана провела социологическое исследование проблемы видеонасилия среди детей и подростков по заказу Комитета по охране прав детей Министерства образования  и науки Республики Казахстан. Исследование проводилось в соответствии с Конституцией Республики Казахстан, Конвенцией ООН о правах ребенка, Законом Республики Казахстан  от 8 августа 2002 года № 345-II  «О правах ребенка в Республике Казахстан», Законом «О профилактике правонарушений среди несовершеннолетних и предупреждения детской безнадзорности и беспризорности» от 9 июля 2004 года №591-2.

Были  опрошены  1200 подростков  мегаполиса, периферийного города и сельской местности  в возрасте 11, 12, и 13 лет;  а  также 270  родителей  и 270  учителей.

Социологическое исследование достоверно показало, что 90% современных подростков предпочитают смотреть фильмы с насилием,  предпочитают играть в компьютерные игры агрессивного содержания. Только чуть больше 10% всей выборки не смотрит сюжеты с насилием  вообще.

Дети всех возрастов хотят смотреть боевики и фильмы ужасов 3 — 3,5 раза  в неделю. У детей сельской  местности желаемая  частота просмотра  выше, чем у детей периферийного города и мегаполиса. Эти факты настораживают. Почему дети хотят так часто смотреть передачи со сценами с насилием? Может быть, масс-медиа не предоставляет им позитивных, развивающих передач или,  может быть, это уже зависимость?

По мнению подростков, 47% родителей сами разрешают просмотр фильмов со сценами насилия. Это говорит о том, что родители слабо  представляют последствия таких просмотров. В мегаполисе большее количество родителей  не разрешает просмотр фильмов с убийствами  своим детям,  в сельской местности родителей,  не разрешающих смотреть фильмы с насилием,  самый маленький процент.

Наиболее предпочитаемыми жанрами в подростковом возрасте являются:  1) фильмы с насилием — 50% (из них фантастика 19%, боевики 16%, ужасы 15%); 2) комедии — 21%; 3) приключения — 15%; 4) о животных — 14%. Т.е. в предпочтениях детей медианасилие на первом месте.  

Настораживает также тот факт, что дети практически не смотрят образовательные, научно-популярные и учебные фильмы. Возможно, наше телевидение не предоставляет им таковых. Это требует дополнительных  исследований.

Наиболее предпочитаемыми жанрами в подростковом возрасте, по мнению  родителей,  являются: 1) комедии — 22%;  2) спортивные  передачи — 21%; 3) сказки — 20%; 4) передачи о животных — 20%, боевики — 19%. Сравнивая  данные, полученные от подростков  и  родителей, можно сделать вывод о том, что родители недооценивают предпочтения своих детей. Так, они  считают, что их дети  совсем не смотрят фильмы ужасов и переоценивают спортивные интересы детей. Все это косвенно говорит о слабом  контроле со  стороны родителей за  тем, что  смотрят их дети.

Дети больше всего любят смотреть следующие фильмы: «Ранетки» (30%), затем «Форсаж» (18%) и  «Гарри Поттер» (15%).

Сразу отметим, что фильм «Ранетки»  не  предназначен  для 11-13-летних детей. Фильм еще об одной подростковой группе, которую  раскручивают.  Одна из  героинь, еще  не окончив  школу,  сообщает, что она  беременна. Чему  учит этот  фильм  детей  11-13 лет?

Родители верно оценивают  предпочтения фильмов «Ранетки» (35%)  и «Гарри Поттер» (18%), но ошибаются по поводу  остальных фильмов «Меня зовут Кожа» (31%) и «Жетимдер» (16%). Это косвенно свидетельствует о недостаточном контроле со стороны родителей за содержанием  телепросмотров  подростков.

Первые три места среди любимых телеперсонажей наших  подростков занимают герои  боевиков: Джеки Чан (27%), Джет Ли (15%), Брюс Ли (12%). Заметим, что среди них нет ни одного героя отечественного кинематографа. Ценности и мироощущение,  которые несут  с экранов эти герои — это культ силы, драк, поединков. Это также свидетельствует о том, что подростки конструируют в своем сознании фрагмент социального мира, в котором происходит инверсия понятий положительного и отрицательного героя.

Также второе место делит с Джетом Ли героиня телесериала «Ранетки» — Лера (15%). А на  третьем  находится  Гарри Поттер  — 12%.

Так на каких же телеперсонажей  хотят быть похожими подростки?

11-летние дети хотят быть похожими на Джессику Альба (41%), Пондару Феленцеву (34%) и на Аню из «Ранеток» (12%). 12-летние дети  «хотят быть похожими на себя» (47%), на Леру (29%) и на  Аню (24%) из «Ранеток». 13-летние подростки   предпочитают Женю (26%) и Леру (23%) из «Ранеток».

Родители верно оценивают персонажей, на которых хотят быть похожими их дети: «Ранетки» — 62%,  Джеки Чан — 38%.

Учителя  всех регионов   имеют слабое  представление о  героях, на которых хотят быть похожими подростки: они  называют Наруто — 53% и Джеки Чана — 47%. Наруто не был  предпочитаемым героем  исследуемой группы подростков.

Поразительный  факт, но  мальчики,  в  основном, хотят быть похожими  на женские персонажи: на  Женю из «Ранеток» (19%), на Джессику Альба (18%), Леру из «Ранеток» (18%), Пондару Феленцеву (15%), Лену («Возвращение Мухтара») (10%), Свету («Счастливы вместе») (10%). На Джеки Чана — только 6%. Это  тревожные факты, говорящие о том,  что у мальчиков, возможно, нарушена гендерная идентификация. Возможно, это связано и с феминизацией образования, и с тем, что в отечественном кинематографе мало мужских телеперсонажей, с которыми можно было бы себя идентифицировать. А также это может говорить о том, что мальчики сейчас в большей  степени ориентированы на эстрадную карьеру. Следует отметить, что  практически  все женщины, на которых хотят быть похожими мальчики, демонстрируют мужской тип поведения. Так, Джессика Альба — героиня боевиков. В психологии и психиатрии неоднократно обращалось внимание на реакции имитации и подражания, связанные с деструктивным поведением. Это отразилось во введении таких терминов, как «синдром Вертера», «синдром Вельда», «эффект Лары Крофт». Все  это  требует дополнительных  исследований.

Выявленные предпочтения в отношении фильмов  и телеперсонажей  показывают,  что современные подростки не предпочитают героев труда, людей, стремящихся  к знаниям, носителей общечеловеческих  ценностей, а предпочитают сильных, владеющих оружием  персонажей, а также персонажей-звезд,  героев  многочисленных «Фабрик».

Немаловажная особенность глянцевого мира «фабрик» — его антигероичность. В этой системе ценностей нет места патетике. А в 13-20 лет инъекции героики просто необходимы — и тут в дело включается романтика криминала. Вот почему наиболее популярными среди  подростков являются боевики.

Бандитская героика на фоне розовых снов телевизионной «фабрики» выглядит выигрышно, привлекательно. А героика труда, образованности давно уже всерьез не интересует ни кинематографистов, ни работников телевидения. На  умницу Галину  Сергеевну — героиню  «Папиных  дочек»  хотят быть  похожими  только 4%  девочек.

Система ценностей современных подростков настоятельно требует дополнительных  исследований.

Примерно у 50% подростков  происходит привыкание к сценам  насилия, которые становятся привычными, само  собой разумеющимися и даже  смешными.

Наши результаты согласуются и с данными российских  исследователей. Привыкание к сценам жестокости  наблюдалось у 49% юных зрителей.

В нашем исследовании только 44-м % подростков не понравился  сюжет, в  котором  дети  издеваются над  дедушкой, они оценили его как плохой. В 56% случаев  этот сюжет был оценен как нормальный, смешной,  прикольный. Это говорит о том,  что у сегодняшних  детей размываются  такие ценности,  как  уважение   к  старшим.

Один  из  вопросов  нашей анкеты  звучал так:  «В одном  из дворов  ученики  часто  выясняют отношения  с помощью драки. Как  ты считаешь: «это нормально,  сейчас без этого  нельзя»; или «это редкое явление, бывает только  в некоторых компаниях». Нормальным явлением выяснять отношения с помощью драки  считают 29% подростков мегаполиса, 29% периферийного города и 40% подростков сельской местности, 37% мальчиков и 27% девочек, 26% 11-летних детей, 32% 12-летних подростков и 37% 13-летних. Эти цифры  говорят  о  возрастании  агрессивности   с возрастом и о том, что  культ насилия формируется у подростков на уровне сознания и  может  реализоваться  на уровне поведения,  что  подтверждается  следующими данными.

Ситуацию, когда  в школе старшеклассники  отбирают  деньги, сотовые телефоны, назвали  «частым  явлением» 51%  всех подростков, 49% ответили, что это «редкое явление». Такой же процент ответов был  получен  и в  гендерном аспекте. Это говорит о высокой  степени правонарушений в  школах, о том,  что  агрессия  у половины  старших  подростков  существует на уровне  поведения.

Это согласуется и с данными  российских исследований, в которых показано, что  регулярное наблюдение сцен насилия приводит  к снижению порога чувствительности к жестокости (у 43,3%); стимулированию агрессивного поведения самого телезрителя (у 43%); обесцениванию человеческой жизни и нравственных ценностей (у  42,4%).

— Какие же выводы сделаны по итогам исследований?

— Приходится констатировать, что современные  отечественные  масс-медиа  не  предоставляют  нашим  детям передач, фильмов и игр, соответствующих  их возрасту, формирующих учебные, трудовые, профессиональные, научно-исследовательские интересы,  семейные  ценности. Засилье телеэкранов  сценами с насилием формирует у современных подростков предпочтения силы,  разрушений, жестокости, как легитимных  способов разрешения конфликтов. Медианасилие влияет  на психическое здоровье детей,  порождая страхи, депрессию, угнетая  нормальное  психофизиологическое  развитие детей. Все это оказывает негативное влияние  на  формирование  нравственно-духовной  сферы  личности  подростков.

Какова же готовность общества решать эту проблему? Только 20% родителей готовы контролировать своих детей. Большинство родителей  считают, что государство через  принятие  соответствующих законов  должно  взять на себя функцию, контролирующую  масс-медиа — 42%; учителя должны заниматься воспитанием детей — 22%; СМИ должны принять на себя ответственность — 16%.

30% учителей  возлагают ответственность за решение этой проблемы на государство, 31% считает, что этим должны заниматься родители; 22% учителей берет на себя эту ответственность; 17%  отдает ответственность СМИ, журналистам.

— А сами дети, что они думают по поводу видеонасилия?

— 80%  подростков считают, что не следует показывать сцен с насилием, жестокостью, агрессией,  с убийствами на телеэкране. Из этого следует, что сами подростки осознают негативное влияние медианасилия   на  свою личность.

— Так какие же меры необходимо принять для решения проблемы медианасилия?

— Нам  всем  сегодня  нужно  признать за СМИ  одну  из  ведущих  ролей  в  воспитании подрастающего поколения. Поэтому, на наш взгляд,  необходимо  принять ряд  мер по ограничению видеонасилия:

— принять закон, не разрешающий  в дневное время  распространять передачи, содержащие физическое или психологическое насилие (в визуальной или словесной форме), кровавые или ужасные сцены, а также сцены, связанные с употреблением наркотиков  и  с эротикой;

— запретить к производству и распространению продукцию,  пропагандирующую изуверство, кощунство, неуважение к национальным и религиозным святыням, наркоманию, токсикоманию, алкоголизм, табакокурение и другие вредные привычки;

— разрабатывать и выпускать  ежемесячно  путеводители  для  родителей  и  учителей, помогающие им ориентироваться  во  всем информационном  потоке;

— поощрять  создание  авторами телевизионных и литературных произведений  для детей, воспитывающих у них активную жизненную позицию, ответственность, ценности учебы, труда, доброты, сопереживания, взаимопомощи, любви к ближнему.

Мы считаем, что дети должны быть защищены  от негативного  влияния медианасилия.

— Спасибо за интервью.

Гульжан ЕЛЕШЕВА,

Специальный корреспондент,

фото Ануара Абилгазиева