О фундаменте семьи, прививках и рецепте от экстремизма

Почему нужно прививаться всем, независимо от религиозной принадлежности? Насколько эффективно звонить на горячую линию по религиозным вопросам и правда ли, что в Казахстане скоро заработает мобильное приложение, оповещающее население в случаях террористических угроз?

Обо всем этом «ПК» поговорила с руководителем казахстанской Ассоциации центров исследования религий, членом Ассамблеи народа Казахстана Юлией Денисенко.

Юлия, недавно в одном из СМИ вы опубликовали свое мнение относительно отказа от переливания крови в самые трудные моменты в жизни среди членов «Свидетелей Иеговы». Вы привели исторические факты, когда в других странах Запада, еще в 50-х годах, запрет на прививки был отменен, и с тех пор дети Свидетелей Иеговы прививаются без каких-либо ограничений… В Атырау, насколько нам известно, таких организаций нет. Но уже вошло «в моду» среди представителей нетрадиционных религиозных течений отказываться от прививок. Врачи хватаются за голову, просят писать расписки. Как вы считаете, с этим вообще как бороться? И нужно ли?

— В мире много опасностей: болезни, инфекции, несчастные случаи, от которых никто не застрахован. Но еще страшнее становится, когда эта угроза касается детей. Кто не хочет, чтобы его ребенок был здоровым и счастливым? Чье сердце не разрывалось, когда у малыша поднималась температура? А ведь иногда причиной болезни становится не сделанная прививка.

В этой связи вспомним пример Австралии, где антипрививочная пропаганда достигла огромных масштабов и проникла в головы населения и врачей. По результатам опросов, половина врачей, начиная с 90-х годов, не делали прививки. И вот к чему это привело: за несколько лет в стране резко вырос уровень заболеваемости.

Риск навредить ребенку существует, если ставить прививку не по правилам. Еще больший риск – вообще от нее отказываться. Вакцинация не должна быть опаснее самой болезни – это закон для любой медицинской манипуляции, в том числе и для прививки.

Но часто причиной для отказа становятся не медицинские показания, а религиозные. Представители нетрадиционных течений обосновывают свой отказ условием веры (имана) — «судьбой и предопределением» (в суннизме есть шесть условий веры, во что мусульманин должен верить. И вот одно из них — предопределение). Якобы Аллах предопределил заранее уже ребенку, сколько ему жить, быть счастливым или несчастным, поэтому, мол, нет надобности ставить прививку, принимать профилактические меры.

На самом же деле это искаженное понимание преданий, коранических текстов, которое стало результатом многих бед и катастроф за всю историю человечества.

Теперь по порядку. Если Аллах знает, что случится с человеком, это не значит, что он предопределил ему это. Люди, страдающие фатализмом на подсознательном уровне, не хотят нести ответственность за свои поступки, за свой выбор, фактически в их логике крайний всегда оказывается Всевышний — «он же все предопределил».

Омар, один из самых близких сподвижников пророка Мухаммада, а затем второй праведный правитель мусульман, развернул свое войско в другую сторону от места, где была чума, и на вопрос: «Ты убегаешь от судьбы, Омар?», он ответил: «Я убегаю от одной судьбы к другой судьбе».

Почему-то часто слышно о мусульманах, отказавшихся делать прививки. И ни слова об оккультных Алля Аят или Ата жолы, Радастеи и многих других «маленьких гуру», которые не только прививки объявляют запретными, но и в принципе медикаментозное лечение. В результате такой религиозности в Казахстане умерли десятки людей.

Есть примеры и из христианского мира, когда запреты на прививание впоследствии отменялись. В 1931 году на страницах журнала Golden Age объявили: «Прививки – прямое нарушение Вечного Завета, который Бог заключил с Ноем после потопа». На протяжении двадцати последующих лет организация «Свидетели Иеговы» запрещала своим членам делать прививки. И, как вы уже подчеркнули мои высказывания в СМИ, в 50-х годах запрет был отменен, и с тех пор прививки детям «Свидетелей Иеговых» делали без каких-либо ограничений. Организация признала, что прививки защищают от болезней.

Здесь хочу сказать, что каждый из нас самостоятелен в решениях. Но медицина, как и религия, пытается сохранить жизнь, сделать человека здоровым и счастливым.

Юлия, вы являетесь руководителем Информационно-консультативного центра «Горячая линия 114» по религиозным вопросам. Скажите, кто больше всего обращается по этому телефону и какие темы лидируют?

— За период работы линии поступило более 1500 звонков. Но это не просто цифра. За ней зачастую стоят трагедии в семье, потеря имущества и нанесение вреда здоровью.

К примеру, однажды жительница Астаны сообщила на нашу «Горячую линию», что ее муж оказался членом запрещенного религиозного объединения на территории РК. Забыл о своей семье и близких людях. Участились ссоры на почве пропажи денег, его религиозных взглядов. Женщина не желает обращаться в правоохранительные органы, т.к. боится, что ее муж уйдет из семьи по приказу руководителя общины. У нас просила хоть какой-то помощи.

Но мы должны понять, что скрытие факта нарушения закона не поможет в дальнейшем, т.к. тем самым оказывается посильная помощь незаконной деятельности (то же самое мы объяснили и женщине). Напротив, огласка подобных случаев приведет к предотвращению подобных примеров и разбитых семей в будущем. А проявить такую гражданскую сознательность можно как раз посредством «Горячей линии 114».

Кроме консультаций по телефону, мы занимаемся еще и психологическим консультированием пострадавших от деструктивных религиозных течений. Если же человек не может приехать в Астану, то ему предоставят контакты аналогичных реабилитационных центров в регионах.

Основная тематика вопросов звонящих к нам людей касается ритуальной стороны ислама, также поступают звонки с просьбой оказания психологической, юридической и теологической консультаций.

Часто поступают обращения по поводу незаконной раздачи литературы, привлечения детей к участию в религиозных обрядах, а также агитации вероучения посредством телефонных звонков.

Почти десять лет назад вы первой в Казахстане открыли фонд по работе с жертвами деструктивных культов. Если можно, приведите, пожалуйста, несколько историй, которые вас, что называется, зацепили за последнее время?

— Ни для кого не секрет, что религиозная ситуация в Казахстане очень пестрая. Но далеко не все организации, действующие «по Божьему призыву» таковыми являются. Прикрываясь Законом о свободе совести и религиозных объединениях, многие из них калечат психику человека, отрезая его от семьи и общества. Они-то и называются деструктивными, то есть разрушающими.

Пострадавших никто не считал, а, следовательно, и помощи эти люди никакой не получали. Именно поэтому в 2007 году я открыла специализированный центр помощи. Сегодня такие центры есть во всех регионах Казахстана, которые объединены в Ассоциацию. В вашем городе около четырех лет функционирует центр помощи пострадавшим от деструктивных религиозных течений «Шапагат», в котором преимущественно оказывается помощь родителям. Все центры работают в меру своих возможностей, а порой делают и невозможное.

Главная задача – дать информацию, которую в деструктивных и экстремистских группах скрывают за семью замками. Второе – это собственно программа реабилитации. Тут участие принимают и священнослужители, и психологи, и религиоведы, даже медики и юристы.

Если говорить о конкретных случаях – на самом деле, их очень много. И каждый ты переживаешь вместе с семьей. В этом году «зацепила» история 11-летней девочки, мама которой отказалась от переливания крови по религиозным соображениям. Вы ссылались на нее в самом начале. Девочку спасли. Но неделю врачи, масса специалистов буквально каждый час вели борьбу за ее жизнь. В настоящий момент в Алматы заведено дело о мошенничестве против саентологов. Организация удерживала у себя больше года подростка, а родителей, требовавших вернуть дочь, она называла сумасшедшими. Сейчас Регина дома. Все закончилось благополучно.

Между тем, реабилитация невозможна без участия семьи. Чтобы человек вышел из замкнутой системы культа, сначала нужно создать фундамент, куда его привести потом. Лучший фундамент – это семья. К сожалению, в большинстве случаев родные делают много ошибок и теряют доверие близкого. Задача консультанта решить эти проблемы, наладить утерянную связь.

Если вы увидели подозрительный предмет…

В этом году в Казахстане, к сожалению, произошло несколько терактов. Министерством информации и коммуникаций выделен единый трёхзначный номер «110» для приёма сообщений, связанных с террористическими угрозами. Вы все же долго работали по «Горячей линии» — насколько она действительно нужна и оправданна?

— Когда речь идет о безопасности граждан – не бывает лишних инициатив. Кроме номера «110», скоро заработает мобильное приложение, оповещающее население в случаях таких угроз. Туда же можно будет направить сообщение о подозрительных предметах и т.д. К сожалению, существующие угрозы никуда не делись. У всех, кто работает в области противодействия терроризму, работы в ближайшем будущем не убавится. Поэтому чем больше людей, ведомств, НПО, СМИ в команде, тем лучше.

Хочу еще заметить, что наше общество абстрагируется от таких проблем. Часто слышу фразы типа «Почему их не запретят?», «Куда смотрит власть?». К сожалению, есть у нас эффект толпы – пусть кто-то, но не я. Ситуация же диктует следующее: сегодня все в одной лодке. Проблемы общества должно решать и само общество — в том числе, каждый из нас.

Зомбировать подсознательно

Правда ли, что деструктивные течения действуют на потенциального члена этих течений чисто психологически? И верно ли, что чаще всего в «неправильную» религию идут те, у кого нелады в семье? Что делать, чтобы не поддаться влиянию течений?

— Все лидеры культов всех мастей – мошенники. А все мошенники – профессиональные лжецы. Никто не признается, что вербует вас с целью получения наживы. Все очень чинно и красиво. Способов миллион. Главное, чтобы предложение совпало с вашим личным интересом. Это могут быть и кружки по интересам, и спорт, и благотворительность.

Кроме культов, прикрывающихся религией, существует масса других: психологических, коммерческих, образовательных… Общее только одно – методы вербовки, изменения личности и удержания в группе. Конечно, строятся они на мощном психологическом давлении.

Но говорить, что подвержены ему только те, у кого не сложилось в семье, неправильно. Как сказал известный российский ученый Александр Дворкин, «если вы до сих пор не в секте, то для вас ее еще просто не придумали».

Что делать? Во-первых, не исключать такой возможности. Когда вы категорически исключаете, что и в отношении вас может вестись вербовка, вы не можете подготовиться. То есть, даете фору рекрутам. Второе, и самое главное: если вы не хотите, чтобы близкий ушел в культ, создайте у себя дома атмосферу любви и поддержки.

— Юлия, как-то недавно атырауский краевед, философ Вячеслав Афанасьев выразил мнение, что все больше нетрадиционных течений создаются потому, что государство не обращает внимания на молодежь: все меньше кружков, секций и молодежи просто некуда идти, кроме как в секты. Вы разделяете это мнение?

— Молодежь является самой активной и перспективной частью любого общества. В этом ключе становится понятным интерес рекрутов к этой категории. Попадая в культ, молодой человек приведет за собой семью, друзей, потратит свои физические, интеллектуальные и материальные возможности на достижения целей культа.

Для завоевания молодежной аудитории экстремистские группы идут на ряд ухищрений при вербовке, создавая атмосферу поддержки, любви и сочувствия внутри группы, предоставляя работу, оказывая материальную поддержку. Уже в процессе человеку навязываются религиозные воззрения.

Не могу заявить, что государство просто наблюдает со стороны за тем, как молодые люди уходят с головой в радикализм. Имеются спортивные секции, кружки, масса возможностей для получения образования. Но проблема есть. Для ее решения, соответственно, методы по превентивной работе должны быть кардинальным образом пересмотрены, с учетом сферы интересов, потребностей и психологических особенностей аудитории.

А есть ли какой-то один рецепт – как противостоять радикальному экстремизму?

— Если бы он был, то весь мир уже давно научился готовить это блюдо. Проблема не имеет только один путь решения. Есть глобальные и краткосрочные цели. Потом, смотрите шире: в ста процентах случаев дело не в религии, а в политике и экономике. Причем, не только на локальном, но на мировом уровне.

Для начала же нам надо научиться оберегать своих близких, свою собственную семью.

Надежда ШИЛЬМАН

ВСТАВКА

КУДА ЗВОНИТЬ?

С городского телефона по номеру «Горячей линии 114» для всех казахстанцев звонок бесплатный. Есть также сотовый номер 8 777 0000 114 – звонок бесплатный для абонентов Билайн.