Казах из Германии

«Наша задача – объединить и наладить взаимосвязь между всеми казахами, проживающими в Европе». Такова преамбула беседы с Сулейманом Шатхам, членом Мюнхенской ассоциации казахов. Он – один из почетных гостей прошедшего в Атырау театрального фестиваля, посвященного творческому наследию Рахимжана Отарбаева.

Наши за рубежом

– Сулейман ага, расскажите, как вы оказались в Германии?

– Мой дед с семьей вынужденно покинул Родину в 1928 году, тогда они жили в Мангистауской области. Люди бежали от репрессий, когда большевики расправлялись с зажиточными людьми и священнослужителями. Беженцы пересекли Туркменистан и решили остановиться в Иране. Я сам родился и вырос в Иране. В 1979 году в стране изменилась внутриполитическая ситуация, и я попал под гонения властей и переехал в Германию, где и живу по сей день. В 1987 году я создал семью: у меня двое сыновей – Олжас и Абай, сейчас оба женаты. Супруга работает ведущим стоматологом в клинике.

В 1995 году в Казахстан вернулось большинство моих родственников. Моя мама живет в Мангистау, ей 98 лет. Дяде, ее брату, 96 лет. Две сестры тоже в Казахстане: одна преподает в КазНУ, вторая занимается бизнесом. А в Атырау живут мои родственники по матери. В свое время я привез в Атырау своего 13-летнего сына Олжаса – здесь он окончил казахско-турецкий лицей, затем продолжил учебу в КазНу на факультете международных отношений. В прошлом году Олжас женился, наши сваты из Кызыл­ординской области. Сегодня сын с невесткой вернулись в Германию, оба работают. К сожалению, Олжас не смог найти работу в Атырау.

– Сколько казахов проживает в Германии? Интересуются ли они исторической Родиной?

– Я живу в Мюнхене, где проживает порядка ста казахских семей, состоящих примерно из четырехсот человек. В основном это казахи, переехавшие из Турции. Не могу сказать, что все они знают язык, национальные традиции. Понимаете, мощная среда в 83 миллиона немцев поглощает индивидуальность малых народов. Во всех европейских странах на всех уровнях применяется только свой государственный язык. Поэтому для сохранения идентичности нужно укреплять связи с исторической Родиной, чем я и пытаюсь заниматься. Надо сюда приво­зить молодежь, знакомить их с жизнью, культурой, обычаями казахского народа. Язык знает наше поколение, а мы, несмотря на отсутствие среды, владеем им благодаря родителям. Казахская молодежь за рубежом, к сожалению, отрывается от корней, не знает языка, родную литературу.

– Вы – член ассоциации казахов Мюнхена. Чем она занимается?

– С 1986 года я целенаправленно занимаюсь общественной работой. Наша задача – объединить и наладить взаимосвязь между всеми казахами, проживающими в Европе. Казахи живут в десяти европейских странах, а самая многочисленная диаспора сосредоточена в Париже. С обретением независимости мы активизировали эту работу. Все это направлено на борьбу за молодое поколение, чтобы они не забывали свои корни и продолжали традиции предков. Где бы мы ни были, мы пропагандируем народные традиции, развиваем связи между нашими странами. Кроме того, наше объединение оказывает поддержку казахским бизнесменам, желающим сотрудничать с немецким бизнесом, а молодым людям – получать образование в Германии.

Проснись, казах!

– Вы часто бываете в Казахстане. Как вам на исторической Родине?

– Я часто бываю в Атырау, мы участвуем в культурных мероприятиях. В этот раз меня пригласили в качестве гостя театрального фестиваля, посвященного творчеству Рахимжана Отарбаева. Я был с ним лично знаком, мы дружили долгие годы, поэтому рад приглашению. На сегодня у нас одно пожелание – чтобы мы могли свободно изъясняться на родном языке. Вот я бы, к примеру, мог бы говорить с вами на персидском, немецком или английском языке, но я уважаю родной язык. Нет языка – нет государства, только язык определяет принадлежность к стране. Честно говоря, я воспринимаю сегодняшнюю ситуацию с государственным языком с большим сожалением.

– Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы поднять конкурентоспособность государственного языка в Казахстане?

– Думаю, что должно проснуться самосознание народа. Наш народ имеет свою уникальность – мы очень великодушны, терпимы и всегда готовы поддержать представителей других национальностей, проживающих в Казахстане. Для сравнения: немцы – практичная нация, они думают, в первую очередь, о себе, о своих потребностях, меньше всего их беспокоят проблемы других. На чужбине нет шансов сохранить свою национальную идентичность. Поэтому я сам часто приезжаю в Казахстан и агитирую соотечественников, чтобы они не отрывались от земли предков.

– Сулейман ага, насколько мы поняли, вы можете себе позволить вот так сорваться с места и уехать в другую страну. Чем вы зарабатываете на жизнь?

– Я уже 25 лет руковожу службой безопасностии на железнодорожном транспорте. Сейчас мне 62 года, на пенсию выйду в 67 лет, и моих пенсионных накоплений вполне хватит на путешествия. К слову, если говорить о зарплате супруги, то самыми высокооплачиваемыми специалистами в Германии являются учителя и врачи. Это логично: учитель воспитывает будущее страны, а доктор стоит на страже здоровья населения. Поэтому, профессионально выполняя свою миссию, они должны быть независимы. Поступить на эти специальности очень сложно, и только лучшие из лучших попадают в вузы. А потребность в учителях и врачах всегда высокая. Я знаю, что зарплаты казахстанских учителей невысокие, но есть надежда на улучшение ситуации – обнадеживает, что действующий президент Казахстана быстро реагирует на проблемы общества.

Беседовала Алма ТУРГАНОВА

Фото автора

Administrator