bb7b2383 f9e2 4869 a6b8 a7c997478cc0

И на воде следы остаются

Казахи издревле очень большое значение придают родословной. У нас считается, что от великих людей не может быть бездарного потомства. Некоторые исключения не в счет — ошибка природы. В этом аспекте никогда не теряло своей значимости шежире.

КОГДА КОРНИ ГЛУБОКИ…

Шежире это и есть родословная. Каждый казах должен, просто обязан знать семь поколений своих предков. В обиходе это нужно, чтобы случайно не случилось (простите за тавтологию) кровосмешения — у многих народов считается, что брак близкой родни таит опасность рождения неполноценных детей. Не менее важна и воспитательная роль этих знаний. Ведь отец не просто перечислял своему отпрыску имена его предков, но и рассказывал об их деяниях. Так складывалась устная история народа.  

В годы советской власти во многих семьях прервалась эта связь времен. Кто-то просто боялся лишний раз подчеркивать свою родовитость, кто-то решил, что ничего особенного в его предках не было, чтобы оставить в память потомкам. Одним словом, история прервалась, а поскольку письменных свидетельств не осталось, то теперь неимоверно трудно восстановить цепочку. Есть шежире, составленная до революции 1917 года, затем перерыв. Но и она представлена не полностью. Я, например, знаю имя своего прадеда. Дальше тяжело. Недавно двоюродные братья похвалились, что восстановили генеалогическое древо до восьмого колена, пришлось принять их слова на веру. Другого пути нет. Расспросить уже некого, аксакалы ушли в Вечность. И сегодня мои попытки связать цепь поколений выглядят, увы, как поиски следов на воде. Понятно, что когда я «встретил» на просторах интернета человека, знающего с перерывами 1050 лет истории своих предков, а от себя непрерывно вплоть до 21 колена, то просто не мог пройти мимо. И сегодня я расскажу, как ему удалось восстановить цепочку, с чего все началось и что он делает сейчас. Может, кому-то это поможет.

СТЕПНАЯ САНТА-БАРБАРА

Но для начала маленькое вступление. Из истории известно, что могущество некогда единой Ногайской Орды было подорвано соперничеством двух правнуков великого Едиге -братьев Жусупа и Исмаила. 

Верховную власть в Орде держал Жусуп, старший по возрасту, к тому же рожденный от первой жены — байбишесвоего отца Мусы. Братья вначале жили в ладу и дружбе, но властолюбивый Исмаил, рожденный от тоқал, постоянно интриговал против своего брата. Впоследствии это противостояние приведет к расколу Орды и смерти Жусупа. Стравливая между собой многочисленную родню, Исмаил однажды на охоте устроил убийство еще одного потомка Едиге — Айдындилмаша. Это сын Алчагира и младший брат Карасая и Казы. Человек, хоть немного знакомый с казахским средневековым эпосом, хорошо знает эти имена. Убийство было совершено руками десятилетнего Калу, которую направил Исмаил, указав на якобы притаившуюся за кустами антилопу. Таким образом, интриган избавлялся от наиболее опасных соперников в борьбе за власть, а заодно сеял вражду между родственниками. Затем, напугав возмездием со стороны Казы и Карасая, устроил побег мальчишки, посоветовав ему прихватить с собой и младшего брата Сары.

История братьев сама по себе довольно интересна, но в данном материале не столь важна. Скажем лишь, что младший из братьев Сары в итоге оказался среди табынцев, а старший — Калу — был принят шектинцами. Как вы понимаете, и табын, и шекти — рода казахского племени Младшего жуза Алты ата алим. 

f509849d da44 48b2 b60a 41a6468c5659

КАК НАЙТИ СЕБЯ

Дальше передаю слово герою моего рассказа АлтынбекуАби, жителю города Актобе, потомку Калу, а значит, и знаменитого Едиге, некогда по своему усмотрению назначавшего и свергавшего ханов-чингизидов в годы «великой замятни» в Золотой Орде, заложившего основы Ногайской Орды. 

— Все началось с одного моего увлечения, я с детства «повернут» на военной тематике. Оружие, сражения, рыцари… Книг, источников полно.

Но в один день, когда уже наскучили рыцари в латах, задался вопросом были ли их аналоги у нас? Какие супервойны мы вели? И вообще, как обстоят дела у нас в военном плане? Начал искать, изучать. А когда узнал о военной мощи кочевников, то к рыцарям интерес пропал. Они в сравнении оказались просто школьниками с палками в руках.

Так я вступил в дикий мир кочевников. Постепенно меня наполняла гордость, что я из этих же дикарей. Стал интересоваться не только военной жизнью, а бытом, мировосприятием, устройством государств кочевников. Стал изу­чать личности. И вот на этом моменте заметил, что если начать изучение какого-либо одного, то попутно узнаешь еще нескольких героев. А бывает так, что о целых родах и племенах узнаешь. Так я открыл дверь кабинета генеалогии. Увлекался тем, что искал и находил предков известных людей. Чем больше, тем лучше. Связывал звенья и сопутствующие события.

А потом мне захотелось и себя связать с этими звеньями. И я полностью ушел в то, чтобы найти в том огромном списке исторических личностей себя, никчемного.

— Интересный поворот. Интересный, но предсказуемый…

— Понимаете, до недавнего времени я считал себя чистокровным казахом из рода Шекти. Знал свою родословную до своего предка в 11-ом колене Қабақ (дед постарался, огромное ему спасибо!), правда, не в идеальной последовательности и не все звенья. Вот и решил восполнить эти недостатки. А дальше уже найти и происхожение самого Қабақ.

Естественно, отсеял инфо­источники, оставил только касаемое себя и поймал себя на моменте изучения всей генеалогии казахов. Читал, изучал в разных источниках. И заметил то, что все более-менее адекватные мелкие отрывки шежире ссылаются на большое, составленное Айтеке бием. Нашел это шежире в стихотворном варианте. Не читал, а механически списывал имена, чтобы привести в табличный вариант. Составил. В конце получился сверток размером 5,5 на 1,5 метра. Планирую издать в виде книги с таблицами, описанием личностей и событий.

И вот тогда-то я узнал, что не совсем-то я казах. И с этого момента началось самое интересное. Три года копался в разных книгах, мини-шежире, письмах, отрывках эпосов и так далее. Сперва узнал, что Қабақ — потомок Едиге. Хотел копать от Қабақ и дальше вглубь веков, но не неполучилось. Пришлось изучать от самого Едиге. До него и после него. И в результате узнал, наконец, что Қабақ — потомок Едиге в восьмом поколении, происходит от того самого Калу, принятого шектинцами еще совсем мальчишкой. А дальше — больше. 

Сейчас составлена таблица, маленькая по сравнению с казахской. Она включает от Исламқия (деда Едиге) до внуков Қабақа. Ну и другие ветви, естественно. Свою работу считаю незаконченной. Так как у одного только Едиге было 14 сыновей. Из них я более-менее разобрал три ветви. Большая часть (примерно70%) таблицы посвящена моей прямой линии до Исламқия.

— Тебе повезло, что предок у тебя великий Едиге, очень известная личность. Не так ли? 

— Да, в моем случае можно и у Плано Карпини, и Марко Поло некоторую информацию найти. Мизер, правда. Маленький совет из своего опыта: находишь наиболее весомого предка, необязательно прямого. И изучаешь про него ВСЁ. Все сказания, стихи, книги, письма, любые упоминания, даже сплетни — всё, всё. А там глядишь уже всплывут еще несколько личностей, и так ширина взлетной полосы увеличится.

— Что дает изучение и знание родословной нынешним поколениям?

— Тут я, думаю, обобщенно говорить будет сложно. Расскажу лишь о себе. Лично я обрел многое. Конечно, я родился и вырос в казахской среде, но как сегодня понимаю, не был стопроцентным казахом. Дело в том, что раньше я не интересовался ни музыкой, ни фольклором, ни литературой казахов. Многих выдающихся сынов казахского народа даже не знал. Только некоторые наши традиции, да и то поверхностно. А в ходе изучения одной лишь генеалогии попутно узнал о многих аспектах жизни и быта казахов и, вообще, кочевников. Стал интересоваться традиционными песнями, музыкой. Узнал о жизни и деятельности многих великих людей, узнал и понял смысл многих наших обычаев, благодаря которым мы сохранились как нация.

И, еще, напоследок хотел бы сказать: сегодня, к сожалению, распространено такое мнение, что знание своей родословной — это путь к расчленению единого общества. Тут я смею выразить несогласие. Например, я, изучая свою генеалогию, выяснил, что мои предки составляли костяк совершенно другого государства и нации. Но от этого я ведь не перестал быть казахом, я лишь обрел еще одних родственников. И помимо сегодняшних ногаев, я увидел близость и других таких народов, как каракалпаки, узбеки, башкиры и даже саха, буряты и монголы. А внутри нашей нации, например, адаи стали мне еще ближе, еще роднее, чем раньше, потому как я узнал, у пяти моих предков жёны были из этого рода. Это лишь малая часть примеров. Таким образом, знание генеалогии не отдаляет, а наоборот, сближает и сплачивает общество. Тут важно именно изучать, а не просто составлять как можно длинный список предков, которыми можно хвастаться. 

Кайрат САТАЕВ

One thought on “И на воде следы остаются”

  1. Авторға мың да бір рахмет! Шежірені түгендеу арқылы адам аталарының рухын разылайды, түп тамырынан рухани күш алады. Осындай логикасы күшті, еңбекқор азаматтардың жазғанын оқу бір ғанибет. Болпшақта мақала қазақ тіліне аударылады деп сенемін.

Comments are closed.