В ТРАДИЦИЯХ ИСТОРИЯ НАРОДА

110913-02Чтобы узнать мнение атырауских школьников о хиджабе, наша газета провела анонимное тестирование среди учащихся 10-11 классов в нескольких школах города. В опросе приняли участие около 60 учеников. Отметим, что ни в одном из учебных заведений мы не увидели учениц в хиджабе. Хотя по результатам тестирования 8 девочек подтвердили, что все-таки его носят. Хотели бы надеть это мусульманское одеяние 19 из опрошенных девушек.

ДЕТЕЙ НУЖНО ПРОСВЕЩАТЬ
Директор одной из школ Улжан Актананова отметила, что учителя и вправду замечают рвение некоторых учениц к ношению хиджаба, но стараются этого не допускать гуманными методами, не создавая конфликтов:
— На классных часах, да и в ходе учебного процесса, мы начинаем с того, что периодически объясняем детям, что пока учатся в школе, они не должны думать ни о чем, кроме учебы. Говорим, что знания — ваш будущий хлеб. Мы объясняем, что в каждой школе есть своя форма по уставу. Нужно надевать именно ее, а не хиджаб, джинсы или спортивный костюм. Акцентируем внимание на истории нашего народа. Ваши прабабушки, бабушки и мамы никогда не носили хиджаб или паранджу. Это присуще другим народам. Казашки же, в частности молодые девушки, носили тюбетейки, либо вообще не надевали головных уборов. Приводим в пример старые казахские фильмы, где украшением девушек являются прекрасные косы.
Слова директора подтвердили и дети, которые в тесте указали, что знают об ограничении на ношение хиджаба в школе.
По словам учителя истории Аружан Мади, работа с детьми требует огромных усилий.
— Завтра они получат аттестат зрелости, и кто знает, как сложится их судьба. Легко представить себе, что при отсутствии твердой веры и минимуме знаний из таких девушек можно формировать кого угодно. Вот это и должно волновать власти, родителей, друзей и общественные организации больше всего. Детей следует просвещать, воспитывать в них чувство патриотизма, уважение к традициям, своим корням.

МУСУЛЬМАНКА НАПОЛОВИНУ
В вузах ситуация намного сложнее. Некоторые студентки носят хиджаб и никаб. Из общения с одной из них мы узнали, что на путь религии ее наставил молодой человек. Девушка считает себя истинной мусульманкой, читает намаз, а в остальном — ведет обычный, мирской образ жизни. С родителями, по ее словам, прекрасные отношения. Как сказала интервьюируемая: «Поначалу они меня отговаривали, но потом смирились».
Нам стало интересно, как эти девушки относятся к нам, не читающим намаз, не носящим хиджаб, но в душе все-таки верящим в некую божественную силу.
Как оказалось, в таком случае, мусульманками мы считаемся наполовину, о чем, кстати, очень пожалеем в «положенный срок». Гореть в аду, может, и не будем, но «пламя ада нас коснется».
По словам проректора по воспитательной части Аккали Ахмета, все это происходит по причине либеральности закона «О религии».
— Я был в Туркмении, где законодательно закреплено, что женщины при входе в государственное учреждение должны снимать головные убранства, закрывающие их лица. В остальных же местах — их воля. Нам необходим закон, который бы все расставил по своим местам. Насколько мне известно, он уже обсуждается в парламенте. А пока мы можем заниматься лишь разъяснительной работой и религиозным просвещением молодежи с привлечением духовенства, теологов, психологов. Запрещать насильно не носить хиджаб не имеем права.
В министерстве образования и науки нам заявили, что они не могут ответить на данный «глобальный, политический вопрос» сразу, необходимо отправить запрос, который в рабочем порядке будет рассмотрен специалистами.
Между тем в областном управлении образования и.о. начальника Злиха Дюсекенова сообщила, что управление имеет четкую установку: в соответствии с уставом в школе можно носить только школьную форму. Вузы же напрямую подчиняются министерству.

НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРОЯВЛЕНИЯ КРАЙНОСТЕЙ
На своей недавней онлайн-конференции Премьер-министр Карим Масимов заявил, что власти не будут запрещать носить хиджаб.
По мнению многих политологов, это верно. Казахстану, объявившему о приоритете демократических ценностей, не стоит следовать по пути европейских стран, например, Франции, недавно запретившей ношение хиджаба в общественных местах.
Нам нужно напоминать историю и донести до молодежи, что в Казахстане существовали свои традиции. Достаточно сказать, что казашки никогда не носили хиджаб или паранджу, о чем и напомнил Президент Нурсултан Назарбаев в своем выступлении 11 марта с.г.
Конечно же, мы должны уважительно относиться к всплеску религиозности в массах и действовать не запретами. Но оставлять без внимания участившиеся случаи появления девушек и женщин в хиджабах, никабах и даже парандже в школах, вузах, на улицах нельзя. Казахстан — светское государство, где не должно быть места проявлению крайностей.
— Мы должны с уважением относиться к религиозным верованиям любого человека, с другой стороны к экстремальным формам, которые ничего общего не имеют с истинным вероисповеданием, мы должны относиться достаточно жестко, правительство и государство должны проводить в этом направлении соответствующую политику, — заявил Премьер-министр на онлайн-конференции.
Исходя из этого, власти и общественные организации должны больше внимания уделить не только пропаганде демократических ценностей, но и тщательному изучению истории казахов, их обычаев и традиций.

Айнура ЖУБАНОВА

Справка «ПК»
ТРАДИЦИОННАЯ КАЗАХСКАЯ ЖЕНСКАЯ ОДЕЖДАУ казахов девичья и женская одежда отличаются друг от друга. Девушки надевали приталенные платья с бахромой по двойному подолу, а также нижнюю рубаху из белой ткани — «іш көйлек». Поверх платья был камзол. Камзолы окаймлялись вышивками, застегивались металлическими застежками или подпоясывались серебряным поясом (белбеу). Как мы знаем, казахи воспитывали своих дочерей свободными и никогда не ущемляли их интересы. Поэтому в прошлом, когда казашки ездили верхом, штаны были необходимой частью их одежды. Их шили из овчины, домотканого сукна, плотных хлопчатобумажных тканей. Различали верхние штаны (шалбар) и нижние (дамбал). Штаны шили укороченными, немного ниже колен, широкими в шагу и у пояса, зауженными книзу. Мужская и женская обувь не отличались друг от друга. Это были сапоги, различающиеся по сезонам. Молодежь чаще всего носила сапоги на высоких (до 6-8 см) каблуках, пожилые — на низких. Другим распространенным типом обуви у казахов были легкие бескаблучные сапожки — ичиги (мәсі), обтягивающие ноги. На них надевали кожаные калоши — кебіс, которые снимали при входе в дом. Головные уборы казашек помимо прямого назначения являлись еще своего рода указателем их семейного положения. Девушки носили головные уборы двух типов: тюбетейку (тақия) и теплую шапку с меховой опушкой (бөрік), отделанную по околышу мехом выдры, лисицы, бобра. Бөрік был принадлежностью девушек из зажиточных семей. Тақия, как правило, украшалась. К макушке обычно пришивали пучок перьев филина, игравший роль оберега. Позднее для украшения использовались серебряные монеты. У богатых девушек бытовали оригинальные тюбетейки из яркого бархата, расшитые золотом. Тақия и белбеу являлись признаками девичества.
Костюм молодой женщины состоял из схожего комплекта, за исключением белбеу. Тақия во время свадебных торжеств и на первых порах замужества сменялся высоким свадебным головным убором — саукеле. Самые дорогие из них оценивались тогда в тысячу рублей или в сто отборных коней. Саукеле являлся обязательной частью приданого и готовился задолго до вступления девушки в брачный возраст. Саукеле надевали невесте во время свадебного обряда, затем некоторое время после замужества молодая женщина носила его по праздникам.
С рождением первого ребенка женщина надевала головной убор замужней женщины, который уже не снимала до старости. Детали этого убора несколько менялись в зависимости от возраста и региона. Женский головной убор состоял из двух частей: нижней — кимешек, надеваемой на голову, и верхней — в виде тюрбана, наматываемой поверх нижней части убора. Обе части убора выполнялись обязательно из белой ткани. Эти виды головных уборов бытуют у пожилых женщин и сейчас.
А. ЕРМАГАМБЕТОВА,
кандидат исторических наук,
доцент кафедры истории Казахстана
АГУ им. Х.Досмухамедова

Справка «ПК»

Хиджаб (с арабского — «покрывало») в исламе — любая одежда, однако в западном мире под хиджабом понимают традиционный исламский женский головной платок.
Наиглавнейший принцип, заключаемый в такой одежде — это закрытие гаурата. Гаурат — эта та часть тела человека, которую необходимо покрывать одеянием от посторонних взглядов. У женщин гауратом считается все тело, кроме лица, кистей рук и ступней ног.
Хиджаб состоит из головного убранства и платья (костюма), соответствующего принципам покрытие гаурата: ткань одежды должна быть такой, чтобы из-под нее не было видно тела, то есть непросвечивающей, расцветка ткани не должна быть «кричащей», пестрой, одежда не должна подчеркивать формы тела.
Хиджаб обязателен в Афганистане и Саудовской Аравии.
Никаб (с арабского — «покрывало») — мусульманский женский головной убор, закрывающий лицо, с узкой прорезью для глаз. Как правило, изготавливается из ткани черного цвета.
Простейший никаб состоит из налобной повязки (полоски из плотной ткани, завязывающейся на лбу с помощью тесемок сзади) и пришитых к налобной повязке двух прямоугольных платков. Один платок пришивается к налобной повязке снизу и лишь по краям — он должен ниспадать на лицо таким образом, чтобы оставалась прорезь для глаз. Второй большой платок пришивается без всяких прорезей — он должен полностью закрывать волосы жещины. Иногда к той же налобной повязке крепится еще один кусок легкой прозрачной ткани — он образует вуаль и закрывает глаза.
Ношение одежды, скрывающей лицо, практикуется по разным причинам, среди которых — местные традиции и обычаи, защита лица от песка, пыли, солнечного света (в жарких странах).
Паранджа (синоним бурка, реже чадра) — женская верхняя одежда в мусульманских странах, в частности Центральной Азии и на Ближнем Востоке, представляющая собой халат с длинными ложными рукавами и с закрывающей лицо волосяной сеткой — чачван.