НАУРЫЗ НОВЫЙ ГОД

…некоторые празднества, отмечаемые в современном мире и внешне являющиеся чисто мирскими, все же сохраняют мифологическую структуру и функцию. Празднование Нового года или торжества, связанные с рождением ребенка или постройкой нового дома, или даже переезд в новую квартиру — все они демонстрируют смутно ощущаемую потребность в совершенно новом начале, т.е. полного возрождения.

Мирча Элиаде

Наурыз — словно ветхое полотно старинного ковра, почти потерявшего свои яркие краски, но не утерявшее следов былой красоты и величия. В его крепкой основе и затейливых узорах еще можно прочитать тайнопись природы — раз и навсегда запечатленной в своей первозданной пробуждающей силе.
Навруз — благодарная дань всепобеждающей Жизни, предтеча танцев и песен, воспевающих начало Движения в природе. И где как не в нем искать семантику обрядов и традиций, уходящих корнями в глубокую древность?
Наурыз — сосредоточие поэтических воззрений древнего человека, которое до сих пор остается для многих поколений эталоном мудрости и красоты.
В отличие от традиции оседлых тюркоязычных народов проращивать ростки пшеницы за две недели до Наурыза и украшать стол поднявшимися в рост побегами, кочевники наблюдали появление зелени, что называется, «вживую». Культ первой травы у казахов сохранился в запретах мять, топтать траву, тем более рвать свежую зелень. Наши предки давно признали в травинке мощный символ Жизни, Роста, Движения к Небу и видели в ней жажду к жизни, стойкость и терпение. Возводя эту волю и стремление жить в своеобразный культ, казахи запрещали рвать молодую траву, ибо в ней люди видели символ непрерывности жизни, ее ежегодное возрождение. Запрещалось ломать молодые ветви деревьев, разрывать набухшие почки — гнезда будущей листвы. Вся эта весенняя поросль обозначала Начало Жизни, ростки Блага. В народе говорили: «Сорвать зелень — плохая примета: сам падешь зеленым, юным, Небо проклянет тебя!».
Древние люди считали, что праздник Нового года следует отмечать только тогда, когда свет одержит победу над тьмою. Когда холод зимних ночей сменится теплом первых лучей.
Празднуя окончание старого года и начало нового, мы повторяем акт Первотворения. Ритуал помогает нам ощутить связь с Космосом, с чем-то очень Древним, придавая нам на миг ощущение причастности к Вечному.
Символично, что эта временная Граница между старым и новым, столкновение полярных сил породила такие народные игры, как «Айқыш-Ұйқыш» («Крест-накрест»), «Аударыспақ» («Переворот»), скрывающие в себе встречу-пересечение путей Старого и Нового, их борьбу: сбрасывание с коня соперника (т.е. переворачивание его статуса: из всадника в пешего). Победитель в этих состязаниях чествуется именно как посланец Нового.
Люди праздновали Движение токов Земли и убирали всевозможные преграды на его пути — расчищали арыки и каналы, сажали деревья. То есть тоже участвовали в процессе Жизнедарения. В каждом просыпался зов природы.

Пора приплода: овцы ягнятся,
проливая родники молока.
Новый год,
символизирующий изобилие,
начинался с незапамятных времен с Наурыза…

Неучастие в празднике было равносильно выступлению на стороне Зимы (сна, смерти), которая должна сойти со сцены, уступив место пробуждающейся силе Весны. В великом дне Пробуждения участвуют все стихии, деревья, животные и птицы, поэтому Наурыз празднует все население степи — и стар и млад.
С любовью называют казахи очистку от палой листвы и прочего мусора бьющих из под земли ключей: «бұлақтың көзін ашу» — «открыть око родника». У многих народов образ Зимы, точнее, Земли в этот период связан со спящей красавицей, которой надо помочь проснуться, поднять отяжелевшие от снежного сна веки, открыть глаза и взглянуть на мир «новыми» очами.
Недаром в ночь Наурыза джигиты дарят девушкам подарки «селт еткізер», «дір еткізер» — «заставляющие вздрогнуть», т.е. проснуться. Поневоле вспоминается «әз» — первое дыхание весны — «вздрог неба».
Подарки символизировали: зеркальце — чистоту и молодость, гребень — уход и красоту, духи — распустившийся бутон — самый прекрасный миг цветенья.
Считается, что Новый год не войдет в дом, где царит старое в виде ветхости (все, что не побелено, не вычищено, не обновлено). Поэтому, готовясь к приходу Наурыза, люди очищали и ремонтировали жилье, чинили одежду, приводили в порядок орудия труда.
Приобретали новое, старое и ненужное отдавали малоимущим. Считалось: если что осталось на дне сундука (не выносилось на свет божий), то оно так и останется невостребованным до конца года, т.е. станет ненужным.
Прощаясь со старым годом, ломали ущербную посуду.
В эти дни человек спешит обновиться и физически, и духовно, принимая активное участие в обновлении всего, что окружает его.
До праздника необходимо успеть освободиться от долгов, попросить прощения за прошлые грехи, помириться с соседями.

Если в День Нового года
казан будет полон,
то в этом году молока
будет в изобилии.

Если в этот день аксакал даст свое благословение,
то путь твой будет добычливым.
«Ноуруз» — на персидском языке обозначает именно Новый день, первый символический шажок Солнца по направлению к Земле. Казахи словом Наурыз называют праздник Нового года. Вроде бы одно и то же, но первый день — это астрономическая единица, а Наурыз — космогоническая, мифологическая единица.
Образно говоря, Ноуруз привязан к дате, а кочевой год связан с началом Весны — Возрождения жизни.
Главной приметой начала Обновления жизни среди пастушеских народов служил новорожденный ягненок. Его следовало бы признать такой же новогодней приметой, какой сегодня для нас всех является новогодняя елка.
Сезон окота назывался көктеу.
Массовый окот приходился на конец марта — начало апреля. Когда становилось тепло и появлялись травы. Отсюда Көктем — Весна — зеленая пора, пора молодой поросли.
В течение 3-4 дней дойки верблюдиц, овец и коз молодняк питался молозивом — густой желтоватого цвета жидкостью, которая при кипячении свертывалась и имела приятный вкус. Этим продуктом весной несколько подкреплялось истощенное от недостатка питания и тяжелой работы кочевое население. С начала лактации (период выделения молока) казахи начанали употреблять молоко, но в количестве, не влиявшем на развитие молодняка. С этого момента происходила символическая смена мясной кухни на молочную. «Қызылдан аққа көшу». Примечательно, что казахи никогда не употребляли молоко в сыром виде, а приготавливали из него различные продукты, такие как кумыс, шубат, айран, катык, сары май, сузбе, иримчик, курт.
Нормальное кормление ягнят и козлят материнским молоком, в особенности в первые дни жизни, имело решающее значение для дальнейшего развития молодого организма. Казахи говорили: «Уызына жарымаған мал оңбайды» («Молодняк, не насытившийся при рождении материнским молоком, никогда крепким не будет»).
Уыз (Молозиво) обладало живительной силой. Настоящий природный энергетический напиток.
Благодаря ему, первой траве, весеннему теплу и чистой талой воде ягненок, словно по волшебству, вставал на ноги и вскоре уже мог передвигаться вместе с кошем. Такую кочевку — она соизмерялась именно с силенками ягненка, проходившего в день до 10 км пути, называют «қозы көш».
Возможно, древний праздник Весны — Первого Молока (Молозиво) назывался у тюркских народов Уыз, а уже под влиянием персидского Ноуруза (ноу — новый, руз — день) произошла смена прежнего названия на новое (совпало звучание праздника). В южных регионах Казахстана по-прежнему ритуальный напиток называют уыз-көже, а не наурыз-көже.
Без уыз-көже праздника быть не могло. Таким образом, Наурыз в степи символизировал пору окота — рождение Жизни.
Приплод — первая радость скотовода, вселяющая надежду в будущее. Каков приплод — таким будет и год. Только он встал на ноги, только вкусил первые всходы зелени, как аул поднимается с зимовий и спешит на весенние пастбища. Так начинается летоисчисление кочевника — сколько раз поднималась трава в его жизни, столько ему и лет.
Итак, приметы начала Нового года — теплые потоки в воздухе, первый гром и новорожденный молодняк.
22 марта — день весеннего равноденствия — означал окончание кризисного периода — Холода и Голода, и давал силы даже самым обездоленным слоям населения. Больные верили в свое будущее излечение, голодные — в насыщение, голые и сирые — в лучшие дни. («Аурулар сауығамыз деп, аштар тойынамыз деп, жалаңаштар киінеміз деп күн көреміз»). Вот почему он стал всенародным праздником — Ұлыстың ұлы тойы, праздником, который объединял всех своей благостью, дарующей жизненные силы, и тем самым вселял в людей надежду — начать свою жизнь сначала. Недаром день весеннего равноденствия казахи называют жыл сырты — хребтом года.
Шакарим утверждает, что древнее тюркское название Нового года — Ұлыс. И действительно: слово «ұлыс» переводится как «объединение родов, народ, край» (волость — административный округ на Руси, заимствованный со времен Чингисхана). То же, что и Ел — страна, народ.
Так что поздравление «с Новым годом!» равнозначно казахскому Ұлыстың ұлы күнімен! — а именно «С великим днем Года!», ибо год являет собой единение всех 12 месяцев — их сакральную сумму.

Бакыт Каирбеков,
«Национальные обычаи, традиции, казахский этикет»

Поделиться с друзьями
Аватар

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна