ПОЭЗИИ ПОЛНА ДРУЖБА БРАТСКИХ НАРОДОВ

В соответствии с решением стран-членов международной организации Тюрксой, куда входит и Казахстан, 2011 год объявлен Годом Габдуллы Тукая.
Каждый народ в ту или иную эпоху рождает своего Поэта, миссия которого – стать олицетворением его гения, души. В древней Греции таковым был Гомер, в средневековой Италии — Данте, в Англии – Шекспир, в Германии — Гёте, в России — Пушкин, в Казахстане — Абай. Для татарского народа таким поэтом стал Габдулла Тукай, поэзия которого зазвучала в унисон со струнами народной души.
Тема есть. Но я не знаю, как писать.
Что в ней главное? С чего начать?
Мысль блеснет — верной кажется она,
А подумаешь над нею — не верна, —
писал в одном из своих стихотворений Габдулла Тукай.

Приняв решение ознакомить читателей с творчеством гениального татарского поэта, в какой-то миг я засомневалась в своих силах. Ведь я не филолог, не литературовед, смогу ли донести до читателей его поэтическую значимость, масштабы его творчества? Поразмыслив, я решила рассказать о Габдулле Тукае глазами библиотекаря, пропагандиста книги, книголюба. Для начала я просмотрела его фотографии, заново перечитала его поэтические творения, и поняла, что судьба и творчество Габдуллы Тукая, конечно же, достойны того, чтобы современные читатели знали о нем и читали его стихи. С интересом рассматривала его черно-белые фотографии, — вижу благородное лицо, освещенное внутренней красотой света и добра. Красота, мудрость, гармония буквально изливаются из его умных глаз, и я попала под обаяние его прекрасной личности, сознательно прикоснулась к чудесному поэтическому миру Габдуллы Тукая. Меня заинтересовало его творчество, его яркая жизнь, оборвавшаяся на лету в самом расцвете.
С чего начать свой рассказ?
«Все мы родом из детства», — верно заметил французский писатель А.Экзюпери. Действительно, именно в детстве закладываются основы характера и мировоззрения. Детство великого Поэта и гражданина нельзя назвать счастливым. Отец — простой мулла, умер, когда мальчику было четыре месяца. Мать же скончалась через три с половиной года после этого. Габдуллу отправляют в деревню Училе к дедушке Зинатулле. Бедный Зинатулла, без того имевший шестерых детей, в те голодные годы сам перебивался с хлеба на воду. Изнуренного в результате болезни и полуголодной жизни маленького Габдуллу передают проезжему ямщику, чтобы тот отдал его в Казани кому-нибудь на воспитание. Так Габдулла попадает в семью кустаря Мухамметвали. Супруги стараются хорошо воспитать его, ухаживают за ним. Но опять омрачаются светлые дни Тукая: муж и жена внезапно заболевают и отправляют мальчика в Училе, снова к дедушке Зинатулле. Зинатулла старается побыстрей «сбыть» мальчика с рук, и Габдуллу берет на воспитание крестьянин Сагди. Габдулла живет у Сагди до 9 лет, испытывая унижения и оскорбления. Но как раз в это время судьба снова улыбается мальчику: у него объявляется живущая в Уральске родственница, вскоре он был взят на воспитание в семью купца Галиаскара Усманова. Здесь он начал посещать медресе по тем временам прогрессивно настроенной семьи меценатов Тухватуллиных, а также русский класс. Отлично усвоивший арабский, персидский и турецкий языки, он вскоре открывает для себя богатейший мир русской и западноевропейской литературы. Начинается новый период его жизни — становление и развитие Тукая как образованного человека, поэта, журналиста и гражданина. В это время в Уральске происходили значительные социальные перемены. Город бурлил событиями 1905-1907 г.г., проходили митинги, демонстрации. Тукай участвовал в них, своими материалами в газете «Фикер» знакомил с этими событиями передовую интеллигенцию всей Российской империи.
Уже в сентябре 1905 года в рекламном сборнике будущего журнала «Эль-гаср-эль-джадид» появляются первые его стихи. В июне 1906 года появляется сатирический иллюстрированный журнал «Уклар», редактором которого был Габдулла Тукай. Журналистика и поэзия становятся его родной стихией. Его имя обретает известность не только в Уральске, но и в Казани, а также в Оренбурге, Петербурге. Но его тогда считали только татарским поэтом. Такой подход значительно снижает его поэтическую значимость, сужает масштабы его творчества. Фактически Г.Тукай являлся выразителем передовых идей, мыслей, чаяний многих народов Евразийского пространства, ибо в этом евразийском городе активно интегрировались татарская, казахская и русская культуры.
Поэта давно тянуло в родные края, и осенью 1907 года он выезжает в Казань. Подлинный расцвет поэзии Тукая падает на казанский период. За свою недолгую жизнь в Казани он выпустил тринадцать книг для детей школьного возраста, четыре книги по изучению устного народного творчества, а всего более тридцати книг. В начале 1913 года здоровье Тукая резко ухудшилось, а 15 апреля его не стало.
Узнав о безвременной кончине Габдуллы Тукая, редакция казахского журнала «Айкап» опубликовала некролог, где представители казахской интеллигенции во главе с Сералиным сообщали о роли и месте Габдуллы Тукая в пробуждении казахского народа и с большой скорбью разделяли горе татарского народа в связи с потерей видного деятеля Востока.
В Уральский период жизни Тукай тесно общался с казахами. Его всегда интересовали литература и искусство братского народа, особенно его замечательное песенное творчество. Судьба сближала его с казахами и во время его работы в «Фикер», и в процессе участия в событиях революционных лет, и в тяжелые моменты жизни, когда ему особенно были нужны теплое участие и поддержка. По приглашению одного из товарищей летом 1905 г. он ездил в степь. Известно, что поэт жил в казахском селении Дуан, где-то в десятке километров от Лбищенска. Конечо, его привлекали не только сносные условия жизни, воздух и кумыс, но главное — песенное творчество казахов. Он записывал в свою синюю тетрадь казахские сказания, песни, слушал их в исполнении местных авторов, слушал кюи. «Как у казахов, так и у нас до сих пор бытует обычай отвечать друг другу песней на песню, но у нас такие песенные диалоги выходят не столь складно и гладко, как у казахов», — писал Габдулла Тукай. Из приведенного видно, как высоко ценил молодой исследователь фольклора искусство импровизации казахского народа, ярко проявляющееся в айтысах. Газета «Фикер» по идее ее основателей, должна была быть первой в стране татарско-казахской газетой. Группа прогрессивной казахской молодежи активно сотрудничала с газетой «Фикер». Следует отметить, что Габдулла Тукай был лично знаком с депутатом Государственной Думы России от Уральской области Бахытжаном Каратаевым, в 1906 г. выступившим от имени казахского народа с трибуны Первой Государственной Думы. Известно и то, что Тукай вел переписку с сородичами из уездного городка Гурьева, где был создан кружок молодежи, состоявший из татар и казахов. Их целью была просветительская деятельность.
Стихи его в переводе на казахский язык увидели свет еще в дореволюционные годы, а уже потом они, в переводах Жакана Сыздыкова и других казахских поэтов, издавались неоднократно. Так, на страницах казахских газет и журналов «Айкап» «Қазақстан», «Қазақ» публиковались стихи Тукая в переводе казахских поэтов, которые в 1912 году выходят отдельной книгой в типографии г. Уральска под названием «Ызын». Его творческие традиции были близки таким казахским поэтам и писателям, как С.Сейфуллин, Б.Майлин.
В 20-е годы поэтические творения Тукая стали достоянием широкого круга казахских читателей благодаря переводу его стихов известными казахскими писателями С.Торайгыровым и С.Донентаевым. В наше время переводами Тукая на казахский язык занимался покойный Кадыр Мырзалиев. Объясняя причину влияния Тукая на творчество казахских поэтов в «Слове о Тукае», Сабит Муканов пишет: «Патриотизм и интернационализм, широкая эрудиция в общественных вопросах своего времени, мастерство художественного слова — все эти качества трудно встретить у другого тюркского писателя, жившего во времена Тукая».
Великий русский писатель Гоголь отмечал, что национальный поэт «чувствует и говорит так, что соотечественникам его кажется, будто это чувствуют и говорят они сами». Именно таким национальным поэтом был Габдулла Тукай. Он был поэтом-новатором в подлинном смысле этого слова. То самое значительное и новое, что внес он в татарскую поэзию, заключалось в активном вмешательстве в жизнь, в превращении поэзии в оружие разрешения. Тукай приблизил поэтическую речь к языку самого народа, освободив его от влияния непонятных для трудовых слоев арабского, персидского и турецкого языков. Он обогатил татарскую поэтическую культуру художественными достижениями фольклора. Формирование и утверждение в татарской поэзии жанра социальной и политической сатиры также связаны с творчеством Тукая. Он явился зачинателем татарской детской поэзии, создал большое количество оригинальных детских стихотворений. Тукай никогда не предавался национальному угару, царившему среди татар, представителей буржуазной интеллигенции, никогда не стоял на позиции вражды к какой-либо иной нации. Он вдохновенно воспел в своем творчестве идеи дружбы и равенства народов.
Мне по душе, что творчество Тукая в основе своей далеко от пессимизма и уныния. Конечно, нельзя отрицать того, что некоторые его стихотворения выражали печаль, горе и духовную скорбь. Но они не носили упаднического характера и не являлись результатом бессилия духа. Как, например, жизнеутверждающе звучат эти поэтические строки:
Как ни жесток к нам этот мир, он запугать не может нас,
Где надо плакать — я смеюсь, не опуская хмуро глаз.
Пусть жизнь моя, как ночь темна, не жду ни солнца, ни луны.
Я благодарен и за то, что звезды в небе мне видны.
Я ощущаю тяжесть рук, прикосновенья черных сил,
Но враг мой в сердце у меня святой звезды не погасил.
Любовь вдохновляет поэтов и ученых в их творчестве. Читающая публика хорошо знает имена женщин, ставших музами творчества Шекспира, Байрона, Гете, Пушкина, Толстого и других. У Тукая не было женщин, способных согреть своей любовью замерзшее еще в детстве его сиротское сердце. Но была Зайтуна Мавлюдова. Жила ли любовь к Зайтуне или нет, этот эпизод в жизни поэта принес человечеству несколько шедевров любовной лирики. Одно из самых моих любимых стихотворений звучит так:
Не бывать цветам и травам, если дождик не пойдет.
Что ж поэту делать, если вдохновенье не придет?
Всем известно, что, знакомы с этой истиной простой,
Байрон, Лермонтов и Пушкин вдохновлялись красотой.
Ведь пока не искромсает сердце нам любви клинок.
Что такое наше сердце? — просто мускулов комок.
От зубов твоих слепящих я свои стихи зажег.
Разве жемчугу морскому уступает жемчуг строк?
Всех сородичей-поэтов я оставлю позади.
Бич любви, свисти нещадно и вперед меня веди!
Я б от царства отказался, что мне толку в царстве том?
Чем над миром быть владыкой, лучше стать любви рабом.
О, как сладки муки эти, муки тайного огня!
Есть ли кто-нибудь на свете понимающий меня?
Нет! Со мной из всех влюбленных не сравнится ни один
Я люблю стократ сильнее, чем Фархад любил Ширин.

Я думаю, что человеческая душа стареет, когда она отказывается от хороших стихов, способных облагородить, вдохновить душу. Я полагаю, что новое прочтение стихов Габдуллы Тукая даст важную подпитку человеческому духу, невероятно обогатит духовно. Его стихи настолько богаты озарениями, глубокими мыслями, светлыми устремлениями, что волнуют каждого духовно развивающегося и развитого человека. Кого могут оставить равнодушным такие глубокие прочувственные строки, как эти:
Дух грязнится наш, а совесть почитается за бред.
Почему ж для тела — баня, а для духа бани нет?
Габдулла Тукай, как многие гении, обладал одним особым духовным качеством – целеустремленностью. В своем стихотворении «Иду своим путем» он ярко выражает ту главную цель, то жизненное предназначение, которое на уровне интуитивного чувства горело огнем в его груди, заставляя творить и созидать:
Я устремляюсь в высоту, в безмерность, в бесконечность.
К бессмертной, вечной красоте, в сияющую вечность.
Я вечно юным быть хочу, рождая радость всюду.
Пусть гаснет солнце в небесах, я новым солнцем буду.

Несмотря на короткую жизнь (27 лет), он смог реализовать свой потенциал, выплеснуть в мир свои поэтические озарения, сделав наш бренный мир лучше и светлее.
Знакомство с поэзией Тукая дает прекрасную возможность приобщиться к богатой, накопленной столетиями культуре татарского народа. А для меня это еще одно яркое интеллектуальное событие в моей жизни, насыщенной разнообразными литературными впечатлениями. Если вас заинтересовало творчество великого татарского поэта, я предлагаю почитать биографический роман Ахмета Файзи: «Тукай», который есть в книжном фонде нашей библиотеки.
«Умирают — в пространстве, живут во времени», — писал русский поэт А.Вознесенский. Он прав, поэт продолжает жить вместе со своим народом. Его путь к бессмертию продолжается.

Гуляим БАЙМУРЗИНА,
директор областной
детской библиотеки