Акмарал Машимова: «В последнее время не вижу искренней доброты»

screenshot 9 3 Культура

Если бы не она, «Атырау – қалам» ­– неофициальный гимн города – возможно, и не родился бы. Если б ни ее креатив, может, ряд произведений Фаризы Унгарсыновой так и остался бы на книжной полке, а не в песнях. Она благодарна учителям и сегодня передает свой опыт новым артистам. А еще не любит «лайки» и очень хочет, чтобы люди стали добрее.

Да, сегодня в «Гостиной «ПК» – интереснейшая героиня, у которой через несколько недель творчес­кий концерт! Акмарал МАШИМОВА!

Часть первая. Песни

Хотела начать с запланированных вопросов, тем более уютная кофейня, которую посоветовала наша героиня, располагала к общению. Но когда подошел официант и спросил: «Чего изволите?», Акмарал неожиданно заказала: «Чай облепиховый»!

– Иногда кофе немного вредит горлу, – наливая чашечку чая сочного желтого цвета, начала разговор известная певица и режиссер.

– Акмарал, на 200-летие Махамбета, а было это в 2003-м, меня отправили на площадь освещать генеральную репетицию главного представления. Тогда впервые увидела, как режиссирует женщина: эмоционально, строго, но справедливо. А самое главное – вы тогда не дали сценарий, мол, пусть сама все смотрит! Вот вспомнила, когда шла к вам на интервью. Вы всегда такая категоричная и упрямая?

– Просто люблю людей, работающих профессионально. Всегда обращаю внимание, когда читаю газету, смотрю телерепортаж – как журналисты описывают концерты, театрализованные действа. Бывает, что ошибаются. Например, на телевидении домбрист сидит и держит домбру в левой руке! Видимо, как-то повернули, не знаю технически, как это на ТВ делается. Но это неправильно, и неужели не увидели выпускающие редакторы? Замечаю, что некоторые журналисты приходят на концерт и сразу требуют сценарий (я, конечно, понимаю, вам дают массу заданий, и все надо успеть осветить). В итоге в заметке выходит: «Сегодня прошел концерт. Вышла на сцену ведущая, зрителей поприветствовал аким». И все! А я не люблю констатацию. Люблю, когда пишут: ведущая вышла в оригинальном костюме, эмоционально рассказала о сегодняшнем празднике. Такая-то певица проникновенно спела песню, которая была посвящена тому и тому. Не подумайте, я не категоричная. Но люблю быть справедливой. И если перегибаю (бывает!), то на следующее утро у человека, которого обидела, прошу прощения. Не хочу потом носить с собой такой груз.

– Ваш отец долгое время работал водителем первого, кажется, директора филармонии Гинаята Умбетова. Рассказывали, что он возил даже Иосифа Кобзона на концерт. Может, вы, пообщавшись с такими известными людьми, вдохновились, и все повлияло на выбор профессии? 

– Когда создавали филармонию (порядка полвека назад), мой папа работал там водителем. Он был талантлив и даже лучше, чем какой-либо музыкант, играл на домбре. Думаю, то, что он устроился в филармонию, связано с любовью к музыке. Да, он шоферил в филармонии, в театре, в кинофикации. И везде был своим. Возил и филармонических артистов, и приезжих. Иосифа Кобзона, группу «Дос-Мукасан» отец встречал. А кто еще будет? Сейчас, – был бы жив Кобзон, – аким бы, наверное, направился в аэропорт с хлебом-солью. А тогда к артистам было отношение другое. Ну да, знали о таких исполнителях. Но, поверьте, ехал за тем же Кобзоном водитель филармонии, встречал администратор, и это было нормально.

Самого Кобзона я не видела, а вот ансамбль «Дос-Мукасан», на их пике популярности, да. Стояли 70-е. Будучи совсем маленькой, удалось послушать Бибигуль Тулегенову живьем, Розу Багланову, шикарный ансамбль «Гулдер». Помню ДК ГНПЗ (ныне ДК им. Курмангазы. Н.Ш.) – нарисованные от руки художниками клуба фотографии певиц висели сбоку самого ДК на белом материале. А рядом фонтан «Три грации», и свет так красиво отражался на лицах артисток, хоть и на фото. Тогда просто с папой вместе ходила на концерт: помню, народ был очень красиво одет.

Мама моя по образованию медсестра, но тоже очень хорошо пела. Однако на выбор профессии никто и ничто не повлияло: я лет с шести пением грезила. Смотрю сейчас на молодежь, на свою дочь – ей 16 лет – она на перепутье: пока обучается менеджменту, любит играть на фортепьяно и петь. Поэтому не знаю, как вот в вашем, Надежда, поколении – мечтали ли вы…

– Ой, я хотела стать телеведущей. Почти сбылось, – смеюсь.

– И мы были с мечтами! Помню, стою в сенях и вовсю пищу песню Бибигуль Тулегеновой «Бұлбұл». Но – втайне, когда никого рядом. Мечта осуществилась, – улыбается.

– Вам говорили, что ваш голос похож на голос Софии Ротару, особенно, когда вы исполняете «Родина моя»? Вообще, вы не расстраиваетесь, когда такие сравнения происходят?

– Нет! Вы говорите, на Ротару мой голос похож… Из ее репертуара некоторые патриотичные песни готовлю на свои концерты, да. Но больше по душе Алла Пугачева. Нравятся ее баллады, она ведь как бы рассказывает в песнях. Была в те годы патриотика у Розы Рымбаевой, чуть частично – у Нагимы Ескалиевой, сейчас, возможно, как ретро их песни звучат суперски.

– Вы в своем творчестве нередко используете стихи Фаризы Унгарсыновой, которая утверждала, что ее произведения сложно ложатся на музыку. Какое ее творение больше всего нравится и почему? И с кем из авторов вы сегодня работаете?

– До распада СССР и после тесно работали вместе с Болатом Кохамановым (он – композитор: сочиняет, но кто-то же генератор в этом союзе, и я всегда в этом что-то находила!). И когда СССР только распался, никто не говорил, мол, пойте на казахском, никто нами не занимался, не было пропаганды, но надо же! – чисто на интуиции я начала искать песни на родном языке для наших воспитанников. Стала подбирать стихи на казахском языке у поэтов Касыма Аманжолова, Музафара Алимбаева, на музыку Кохаманова. Кроме Фаризы было еще несколько представительниц женской поэзии: Акуштап Бактыгереева, Марфуга Айткужина.

Я много уже раз в СМИ рассказывала, как стихи Фаризы использовала (имеет в виду известный случай, когда книга с произведениями Фаризы ненароком упала на Машимову. Н.Ш.), и мы написали песню. Не думала, что с поэтессой могу встретиться когда-либо! Но встречу мне специально устроили! В то время Фариза апай отдыхала в санатории «Атырауский», мне позвонили: «Акмарал, мы хотели сделать Фаризе приятное, можешь приехать?» Приезжаю, наша великая поэтесса – немного бледная, в постели (все-таки на лечении!): «Люди говорят, что ты взяла мои стихи и без спроса положила на музыку!». А я ж не знала, какая она по характеру (между прочим, мы сильно похожи, как выяснилось, именно в плане эмоциональном!). Потом поняла: Фариза может резко сказать, но – любя и тем самым растормошить тебя. И вот отвечаю растерянно: «Стихи ваши взяла, они мне понравились». Фариза рассказала, что подобным образом уже пробовали такие композиторы, как Әсет Бисеуов. Но как-то не прижились песни. Впоследствии она стала сама предлагать нам свои работы. Например, известные песни «Жайык толкындары», «Жүрегім жүрегімдi” – на них она сама стихи предложила.

Есть одна песня, которая теребит мою душу – в том плане, что ее поют сейчас другие – певцы, артисты нашей филармонии, поют иногда в Алматы. Поначалу это была просто мелодия Болата Кохаманова, на которую выходили дефилировать модели известного модельера Гульмаржан Махамбет. А у меня внутри все будто отзывалось на нее – так хотела из просто мелодии сделать песню! Когда в очередной раз Фариза апа приехала в Атырау, позвонила ей: «Хочу с вами встретиться». Напела при встрече мелодию и объяснила, что, мол, тут подошли бы слова такие-то, такие-то… Она мне резко: «Что это за мысли? Почему ты депрессуешь?.. Білмеймін, қашан напишу!». Я уехала. Через два часа звонит: «Сегодня улетаю, слова я оставила там-то!». Впечатлилась! Потом Фариза скажет мне: в песне «Өмір – сен» описано, как я жила постоянно в романтических грезах, не чувствуя земли, и вот встречаю человека, и все будто переворачивается вверх дном. Но я все равно вспоминаю с некоей ностальгией прожитые годы, – и затем напевает мне трогательную лиричную композицию Акмарал.

Эту песню сейчас поют Жанна Орынбасарова, Айгуль Иманбаева. Хорошо поет ее наш Миржан Кабдолов. Буквально недавно еще одну перепевку слышала. Поначалу с опаской это воспринимала, а потом думаю – все равно не знают, что эта песня – обо мне! – смеется.

Однажды промелькнула мысль: хотела ли вообще петь-то все то, что пела раньше? Возможно, душа моя желала совершенно других композиций. Но потом себе говорю: значит, нужно было это все пройти. На предстоящем 7 февраля концерте исполню то, что сейчас хочу петь! Это будут обычные эстрадные песни, но: через песни, возможно, расскажу о себе, о своем отношении к этой жизни.

Сейчас вижу артистов, которые пришли несколько лет назад – как они выросли! Готовим их на конкурсы, на большие концерты. И вот спустя годы замечаешь – а приличный артист! Это приятно – плод твоей работы! Есть которые благодарят. А есть и уверенные, что из чрева матери такими родились. Никогда не комментирую это: однажды сами поймут.

Я ведь поначалу в 1980 году пришла в ансамбль «Жайык кызы», при горкультуре был такой. И вот на танцах пою, веду утренники – казакша, орысша. Орысша очень плохо, но все же, когда, так сказать, бросают на амбразуру, учишься уже по ходу, – улыбается. – Горкультура тогда заведовала клубами ГНПЗ, УЗКМН, клубами строителей, СМП, железнодорожников. Контора находилась в старой части города, в большом купеческом доме на втором этаже. Там всегда была толпа народу. А место, где сами люди занимались, располагалось в горпарке, в старом-старом концертном зале. В детстве ходила туда смотреть «гулдеровский» концерт. Когда выросла, там вечером проводились танцы (типа дискотеки. Н.Ш.), а внизу, под танцплощадкой, «Жайык кызы» репетировал. И вот клубы приходили сдавать отчет горкультуре. Как только окончила в 1987 году музучилище, назначили директором городского ДК «Арман».

– Замечательно! В таком возрасте – и директором!

– Да что вы! В моем «распоряжении» были три стула и автобус, и все – ты занимаешься с детьми. Был кружок, мы там пели, ездили на различные мероприятия. Так и началась моя профессиональная деятельность… 

– Сейчас модно, чтобы твоя песня попала на такие платформы, как Spotify. Вы к этому стремитесь? Вообще, считаетесь ли с новыми трендами: чтобы в YouTube выкладывать выступления, в TikTok записывать видео? 

– Скорее всего, тоже возьмусь за это. Но последние несколько лет для меня были нелегкими. В 2015 году – сольный концерт с Астраханским эстрадным оркестром под управлением А. Назарикова, крупный проект в 2017-м, тогда мы готовились к ЭКСПО, и не помню дня, чтоб отдыхала! Но вот все закончилось, наступила какая-то депрессия. Вскоре, в 2019-м, мама ушла… В 2020-м – ковид. А мы такую концертную программу готовили на март! Но запретили, артисты сидели дома, как все. Я не стрессовала из-за пандемии, работала онлайн. Но короткий промежуток времени – 2020-2021-2022 годы – для меня трансформация, переосмысление произошло. Вначале все раздражало – не хочу ни с кем разговаривать. Заметила, что некоторые вчерашние друзья – это, оказывается те люди, которым я была нужна в определенное время. В какой-то момент сама себя изолировала от общения. 

Кстати, не люблю людей, которые «лайкают» все. Вот возьмем соцсети: кто-то сидит возле папы и его поздравляет в Facebook с днем рождения! – недоуменно продолжает собеседница. – «Дружат» в соцсети все. Но все занятые, и нет даже времени, чтобы просто пообщаться за чашкой чая! Во времена ковида многие волонтерствовали, и кто-то писал в тех же соцсетях, из наших же передовых ребят, мол, вот, вы сидите, а мы волонтёрим! Но! Откуда ты знаешь, что я сижу, лежу, и если вообще ты пошел волонтёрить –  это твой выбор. Добрые дела делают тихо, не на показ.
В общем, когда пережила внутреннюю трансформацию, сказала себе – а  спою-ка я песни, которые давно хочу петь и которые еще не пела?! Седьмого февраля будет около 17-18 песен, и я закрою страничку  прошлого. Есть же вещи, которые надо закончить. Закрыть тему.

– Когда набираешь в поисковике «Атырау – қалам», и выходит «Акмарал Машимова» – вот эту тему не закроешь, кажется, никогда…

– Уже рассказывала во многих СМИ, что песня родилась на 5-летие со дня переименования города. Аким пришел тогда новый – Жалгас Ткенбаев и попросил – мол, давайте к этой дате что-нибудь интересное придумаем, праздновать будем на площади. Мы стали с замакима города Зауреш Амиржановой голову ломать. Я тогда уже была заведующей городским отделом культуры, и действительно хотелось на маленький юбилей что-то сотворить! Звоню дяде с маминой стороны – профессору Кадыру Жусипу, рассказываю суть. «Зачем тебе я? – говорит. – Ты же просишь что-нибудь легкое, а такое я не могу писать». Предложил сходить в университет к тогда молодому преподавателю Маржан Ершуовой. Сходила, объяснила. Так и родилась песня на музыку Кохаманова. В первый раз ее спели Ринат Гайсин, Виктор Маврин, Инкар Ергалиева – наша тогда маленькая певица, моя ученица, и я сама. А после уже всегда пела Инкар. Я лишь создавала песню, «вытащила» авторов на «Человек года». Помню, с покойной теперь уже Люцией Каримовой распечатали ноты со словами, на них все расписались, и мы Ткенбаеву их затем вручили. Интересно: сохранилась ли реликвия?

Часть вторая. Режиссёр

Насчет молодых певцов. Я окончила музучилище, Атырауский университет (я – историк), потом казахскую национальную академию искусств им. Жургенова. Поэтому я – за образование. И за нутро. Если и то, и другое есть у артиста – отлично. Вообще всегда показываю – кого я люблю. Например, люблю Артура Борисенко: за голос, за его отношение к работе. Ощущение такое, словно он каждый день благодарит за то, что жив, здоров и поет. Он окончил консерваторию, и сейчас работник нашей филармонии. Люблю певицу Алису. Они так радуются, когда их по ТВ показывают или есть интересный проект. И я себя вспоминаю: тоже такой была. Но сейчас – их время!

Нынче я всё же больше режиссер. Стала чувствовать, что иногда не о себе думаю. Сегодня не могу говорить: «я», потому что мне нужна большая хорошая программа, я говорю «мы», ведь конечный результат моей работы – все они, мои коллеги.

А насчет учебы в академии (наш курс являлся единственным заочным), где обучали не только режиссеров, но и гримеров. Как-то несколько раз меня 4-курсники просили сняться в их кино – они оканчивают, и необходимо дипломную работу снять. Была такая шутка, которую не раз дома рассказывала: к подруге приезжаю и говорю: сегодня опять ко мне приставали, просили сняться в фильме, один совсем не отставал. И однажды Жанна мне выдает: «Ты хоть спрашивала – на какую роль? Вдруг на роль бабы Яги?». Она сразу спустила с небес на землю! А ведь я даже не рассматривала варианты – что бы мне могли предложить, какую роль!

– А правда, что на Днях культуры Казахстана в Венгрии наши артисты остались без музсопровождения, но вы смогли оригинально выйти из ситуации?

– Это был конец 90-х-начало 2000-х, когда венгры праздновали Наурыз, и казахстанское консульство пригласило нас. Начальником облкультуры в то время был Бакыт Имангалиев, который дал добро на пять артистов. Кого ж повезешь при таком «лимите»? Одну танцевальную группу? Решаюсь взять в Венгрию совсем юного певца Бейбута Кушкалиева, танцовщицу Гульсину Байкенову, кобызистку Гульмиру Куанышбаеву, домбристку Шарипу Жаменову, и я сама пела. Аккомпанемент мы на мини-диске везли, уверенные, что в Венгрии аппаратура имеется. Но когда приехали в некий венгерский пригород, там, где живут мадьяры – предки казахов, зашли в юрты, где вскоре будем выступать перед высокими гостями, а аппаратуры нужной нет! Начали искать выход из положения, и помогли с плейером ребята-казахстанцы, обучавшиеся на медицинском в Венгрии. Но плейер только еще привезут! А выступать прямо сейчас! И пока аппаратура ехала, придумали номер. Шарипа на домбре вживую играет «Акку», Гульсина в белом под эту музыку танцует – какой успех был?! Так мы вышли из ситуации. Потом я, окрыленная удавшимся импровизированным номером, начала что-то говорить, расхрабрилась! Сейчас уж и не помню – что, наверное, с Наурызом поздравляла. А когда на кобызе сыграли венгерскую мелодию, один из венгров восхищенно встал, аплодируя. Хорошая была поездка!

– Были ли похожие случаи, когда удалось выйти из сложившегося положения?

– Вспоминаю, когда тысячный оркестр играл на стадионе, это было на 190-летие Курмангазы. Я даже не предполагала, что мне дадут столь ответственное задание. Просто заслуженный деятель Республики Казахстан Гадиль Дюсенгалиев тогда сказал: «Акмарал, ты сделаешь!». У меня не было и времени на раздумья! И точно так же с концертом к ЭКСПО-2017. И вот оглядываюсь на эти мероприятия и думаю: «Неужели я это сделала?!»

У меня есть такое, как, например, во время исполнения тысячного оркестра: если чувствую, не справлюсь в той или иной ситуации, обращаюсь к людям, на которых могу положиться. А вообще долгие годы не могла довериться, и это очень плохо, когда ты делаешь все сама. Но сейчас по-другому отношусь к людям. Могу дать задание, и сделают так, как надо! Ведь это твой ученик, и он знает, что тебе нужно, он с тобой общается.

А еще у меня нет такого – чтобы рвать и метать. В прошлом году  делала конкурс «Жас толкын», и номер певца Батыржана Сматова (а у него колоратурное сопрано) совместила с балетом Мадины Нитокшиной. И вот он поет, а возле него танцует девочка на пуантах. Сматов удивился – как вы это придумали? А это не объяснишь! Это когда ты закрыла глаза и поняла – так-то будет! Когда концерт закончился, он мне сказал: в первый раз вижу режиссера, который не кричит. А знаете, что я поняла: показывать людям, что ты – главная, кричать – так дело не пойдет. Просто надо быть жестче и требовательней. Некоторые ведь путают требовательность с криком. Мол, я кричу – значит требую? Пф…

Совмещать концертные номера, правильно их сочетать, «вытаскивать» хорошего артиста – это дело не из легких, но мной любимое. Мне приятно, когда мой близкий товарищ – знаменитость в кардиологическом мире Атырау Марат Конысов – прислал однажды видео, мол, смотри, какой шикарный концерт, вот будет у меня мероприятие, я бы тоже такое хотел! Гляжу – это мой концерт! Люблю, когда людям нравится то, что ты делаешь! Люблю, когда ретро-вещи, песни, которые на слуху, подаешь в красивой обертке! Недавно, к слову, написала статью «Ностальгия по горпарку»: видимо, впечатлилась тем, что «осталось». Мне даже говорили после: от вашей статьи словно запах идет. А ностальгия – она с запахом! 

Сейчас многие хвалятся: 30 лет независимого Казахстана. И также ругают 70 лет жизни в СССР. Но – за 30 лет в нашей стране что сделано? Ну, может половина чего-то. Далеко ходить не надо: о культуре скажем. За 30 лет появились ли нормальные детские песни? Ведь «Хэппи бездэй ту ю» как пели раньше, так и поныне поют. И сейчас готовлю программу, размышляя: поначалу я жила в одной стране, а сейчас живу в другой. Счастливы ли нынешние современники? Я была очень счастливым человеком тогда, в то время. Но почему сейчас нет радости у людей? Почему все жалуются, говорят о кредитах? Раньше люди брали кредиты? Я не вижу пока фундамента в стране. К сожалению. Нас повезли в Алматы на тренинг, на мастер-класс, где встретили режиссеры театральные, а мы – концертные! В принципе, я по натуре такая: если дали возможность, пробую, нравится все новое. Но почему не организовали нормально мастер-класс, не позвали режиссеров-шоу из Европы? Да хоть из ближнего зарубежья? Подошли ко всему этому наплевательски. И такое отношение во многих сферах нашей жизни.

А вы знаете, я сейчас не вижу на наших концертах элиту – тех, кто ходит на акимовские приемы. Этих людей на концертах нет, но они появляются, когда аким приходит на концерты.

– Ну, люди сейчас многие занятые. Некогда…

– Смешно. А когда у них будет время? Мне жалко таких людей. Не так давно устроили концерт «Вальске шакыру» – «Приглашение к вальсу». Мы его делали от души, я пригласила участников «Элит-дэнс», где бальными танцами занимаются взрослые. Кроме того, прямо из зала желающих пригласили на том вечере, чтоб станцевать. Получилось! Женщина, станцевавшая впервые, сказала: «Я ходила к сыну в школу искусств, такой был бардак, а у вас – как по ТВ, так здорово!» Видимо, человек вообще не посещает концерты, и таким надо чаще выбираться на подобные мероприятия.

Вообще хорошо принимать такие отклики. Понимаете, ведь рыбак на рыбалку не несет колбасу, которую он любит, он несет червя или что еще рыба любит. И когда ты что-то делаешь, ты делаешь не потому, что самой это нравится, а знаешь: людям понравится.

– Вы говорили насчет благодарности от своих учеников. А сами благодарны? Вот, говорят, что вы – ученица Мнауры Габдушевой…

– Мнаура Тулегеновна – одна из первых, кто делал празднование Наурыза, 40-летие Великой Победы! У меня – только концерт. Когда-то некоторые занимающие руководящие должности ее использовали, за счет нее сделали карьеру. Но когда надо было Мнауру Габдушеву поддержать, я этого не увидела со стороны властей, – грустно говорит Акмарал Машимова. – А ведь она же с кем-то работала, одно время заведовала горкультурой. И, тем не менее, она и сегодня очень позитивная, может найти в трудных ситуациях плюсы. Я к ней часто езжу, забираю ее на мероприятия. Областная филаромония сделала Мнауре Габдушевой юбилейный концерт с участием ее учеников, все прошло очень душевно!

С ушедшим от нас Роальдом Борисовичем Топчевским при жизни часто созванивалась: «Акмаральчик» – всегда меня называл. И благодарна Ногаеву, что он отнесся к Топчевскому с уважением, мы сделали творческий вечер в честь его 85-летия.

– Что может вас растрогать до слез?

– Доброта. Настоящая! В последнее время не вижу искренней доброты, всякие «лайки» в соцсетях, «доброжелатели». А просто доброты, поддержки… Люди не умеют этого элементарно делать! Если ты добрый человек, можешь даже на работе сделать комплимент. Если тебе его жалко, мол, ну чего я скажу приятное, тогда ж коллега пойдет домой счастливым, – то ты не добрый. А я всегда прихожу перед началом концерта и сажусь вперед, еще раз прогон – и все. Каждого стараюсь похвалить.

Да, есть время, когда мы артистов гоняем. Но пряники раздавать тоже нужно.

Антракт (Блиц-опрос)

– Любимый сказочный персонаж?

– Король из кинофильма «Золушка», который кричит: «Все! Ухожу! Трусы, лжецы, льстецы!» А почему вспомнила? Он очень добрый.

– Какой способностью вам хотелось бы обладать?

– Хочу говорить на английском и научиться плавать. Очень мечтала гонять на самокате и велике. И научилась прошедшим летом на площади. Мне нравится кататься, иногда прихожу, арендую и катаюсь.

– В таком случае вы, наверное, одеваетесь незаметно: узнают же!

– Узнают лишь моего возраста, чуть младше меня. Но не молодежь. Да, на рынках кричат: мол, Акмарал, у меня купи! Вот когда мне было 30 лет – узнавали везде. Но я не ловила звезду, потому что на сцене с детства стояла. Иногда даже хочу понять – что это такое «зазвездиться».

Надежда ШИЛЬМАН

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( 3 оценки, среднее 4.33 из 5 )
Прикаспийская коммуна
Добавить комментарий