НЕ ПОВТОРИТЬ ТРАГЕДИЮ МЕКСИКАНСКОГО ЗАЛИВА

До начала добычи кашаганской нефти осталось немного времени. В следующем году на Каспии запустится огромное производство, состоящее из нескольких крупных комплексов по добыче и переработке «черного золота», куда входят искусственные острова и установка по выдаче готового продукта на Карабатане.

Тем не менее, Казахстан, как считают отечественные специалисты и представители Министерства охраны окружающей среды, еще не готов к тому, чтобы обеспечить стопроцентную защиту уникального водоема и близлежащих населенных пунктов в случае экологической катастрофы. Атырауский регион, как стоящий в передних рядах, может попасть под раздачу техногенного конфликта первым и ощутить весьма сильный удар от последствий человеческой деятельности на Каспийском море.

«Как вы знаете, на Кашагане начнется добыча в 2013 году, и пока подготовленности к разливам нефти нет. Если такой разлив произойдет, то катастрофа будет огромная. Она может быть даже хуже, чем катастрофа, которая была в Мексиканском заливе». Такое заявление сделал министр охраны окружающей среды Нурлан Каппаров в ходе республиканского общественного совета. Напомним, в апреле 2010  года в Мексиканском заливе на буровой платформе компании British Petroleum произошла авария, вследствие чего было выброшено, по некоторым данным, до пяти миллионов баррелей углеводородного сырья. Разлившаяся нефть нанесла колоссальный  ущерб экологии и  экономике четырех американских штатов. Стоит отметить, что трагедия была признана крупнейшей нефтяной катастрофой,  на ликвидацию которой британская компания затратила более 2 миллиардов долларов США. Плюс 20 миллиардов «зеленых» на удовлетворение нужд пострадавших от утечки нефти. В результате аварии погибли 11 человек. Остановить утечку удалось лишь 15 июля, а окончательно прохудившаяся скважина была запечатана только 4 августа 2010 года.

— Никто не может дать гарантий, что подобное не произойдет у нас. Немногие казахстанцы знают, что на нашей территории, на Северном Каспии, находится месторождение с гигантскими залежами углеводородов  — около шести миллиардов тонн нефти, — подчеркнул в своем выступлении министр ООС Нурлан Каппаров.

В главном природоохранном ведомстве страны считают, что необходимо создание более мощной базы по реагированию на разливы нефти, чем та, которая нынче строится в Атырауской области. Немного истории. Проект Северо-Каспийской базы реагирования на разливы нефти (СКЭБР) был одобрен правительством и теперь реализуется в нескольких километрах южнее поселка Дамба. В данном случае было выделено несколько наиболее важных, по мнению проектировщиков, моментов. Это близость Жайыка, как основной аргумент — для более быстрого выхода судов к месту аварии и расстановка защитных бонов с целью не допустить ход нефти к камышам, плюс непосредственная защита и самой реки. В перечисление критериев строительства вошло отсутствие исторических загрязнений, доступ к инфраструктуре нашего региона, близость к Кашагану и расположение вне ядра заповедной зоны «Ак Жайык». По проекту базу воздвигнут на искусственной насыпи, которая будет в три метра высотой — это во избежание подтопления базы. Выше уровня моря, как минимум, на полметра.

— В настоящее время, невзирая на обильные зимние осадки, продолжается подготовка площадки под строительство базы, — прокомментировал заместитель генерального директора подрядной организации ТОО «Тенизсервис» Алексей Сафонов. — Техника работает в нормальном режиме, без каких-либо сбоев.

Также Алексей Сафонов заверил, что уже разработаны методы очистки корпусов судов, которые планируется выпускать на ликвидацию разливов нефти в период отсутствия ледостава.

— Мы уже неоднократно говорили о том, что утилизация собранных нефтесодержащих вод будет происходить на базе поддержки Аджип ККО в Баутино, — сообщили в ТОО «Тенизсервис». — В период нереста и ската молоди база будет придерживаться запрета на судоходство. Здесь существует альтернатива проведения другого пути — через камышовую полосу. При аварии транспортировка и доставка противоразливного оборудования будет идти также и по воздуху. Будет организован реабилитационный центр для пострадавших животных. По сценарию, известие об аварии будет получено уже через пять минут, после чего будет принято решение о развертывании ликвидационной и спасательной кампании, а через четыре часа эта операция должна будет достигнуть наивысшего уровня деятельности.

Случившееся в Америке заставило многих казахстанских экологов, и особенно атырауских, бить в барабаны и звонить в колокола. И это, в конечном итоге, подстегнуло строительство Северо-Каспийской базы реагирования на разливы нефти (СКЭБР).

— Мы стараемся изо всех сил, чтобы не отставать от графика, — прокомментировал заместитель гендиректора ТОО «Тенизсервис» Алексей Сафонов. — Поэтому наращиваем темпы строительства.

 

Защита будет не только от СКЭБРа

Есть еще одна надежда на то, что в случае аварии можно задействовать силы местных, а также актауских спасателей. Но она достаточно мала. В прошлом году в республике поднимался вопрос о принятии мер и разработке нового национального плана по предупреждению нефтяных разливов. По этой линии ставились задачи усиления материально-технической базы казахстанских ЧСников. И в первую очередь — атырауских. Кроме того, рассматривалась возможность создания единой международной структуры, в которую вошли бы спасатели из стран прикаспийской пятерки. Но пока, правда, это все еще находится на стадии планирования, рассмотрения.

— Если говорить об оснащенности, то здесь тоже не все гладко. Что там скрывать, материально-техническая база наших спасателей не устраивает. Если брать противопожарные службы, то они оснащены всего процентов на пятьдесят. То есть, не хватает специализированного оборудования, пожарных машин. Головная боль — текучесть кадров, — комментирует начальник департамента ЧС по Атырауской области Болатбек Омаров. — К тому же, пока еще не все из наших специалистов могут похвастаться высоким уровнем квалификации. Водные спасатели тоже ощущают нехватку атрибутов материально-технического оснащения. Всего на 60 процентов готовности. Западный региональный аэромобильный оперативно-спасательный отряд давно уже ждет реконструкции своего здания, где он и базируется. Мелкие средства выделяются, но они не вносят ожидаемой лепты. Хотя положительные моменты все же есть. Нельзя говорить о том, что мы совсем уж беззащитны. Вся имеющаяся в Атырауском регионе структура реагирования на чрезвычайные ситуации, так или иначе, работает. Всем ясно, что нефтедобыча всегда сопряжена с рисками возникновения ЧС. Но у нас законодательством предусмотрено, что вся ответственность за организацию мер безопасности возлагается на самих недропользователей. То есть, эти предприятия должны располагать силами и средствами. Мы же со своей стороны контролируем комплектацию и готовность этих внутренних спасательных отрядов.

 

Нужны дополнительные силы

Вот еще в чем вопрос: хватит ли мощности у атырауской СКЭБР, если она является базой реагирования на разливы нефти второго уровня? Тогда как проектировать и строить ее нужно, исходя из расчета, что Кашаган — гигантское подсолевое высокосернистое месторождение нефти и газа. Там аномально высокое давление, температура и содержание сероводорода. По оценкам специалистов, даже в несколько раз больше, чем в Мексиканском заливе. Поэтому последствия аварии могут быть чудовищными. Фактически Кашаганское месторождение — природная бомба, которую весьма опасно шевелить. Кроме того, в случае крупного разлива типовая структура СКЭБР, строящаяся в Актау, тоже не сможет сразу помочь нашим — из-за большого расстояния актаусцы не смогут уложиться в сценарий действия, применяемый к местной базе. Просто не успеют вовремя. Поэтому все гораздо серьезнее — волнения в министерстве, а также среди экологов. Атырауский регион уже терпел удар по своей экологии. Крупный нефтегазовый выброс произошел на Тенгизе 23 июня 1985 года. На его ликвидацию ушло более года. Разлилось 3,4 миллиона тонн нефти, в атмосферу было выброшено 1,7 миллиарда кубометров газа (в том числе 516 тысяч тонн сероводорода), 900 тысяч тонн сажи. Опасность экологической катастрофы возникала и в апреле 2000 года. На восточном побережье казахстанского сектора Каспийского моря произошло масштабное проседание земной поверхности. Затопило огромные участки мощных месторождений Каламкас и Каражанбас. Под воду ушло более ста скважин. Не стоит забывать и о том, что Кашаган находится в зоне тектонически активных участков земной коры. Чревата катастрофа сильными землетрясениями до 6 баллов по Рихтеру. Значит, опасность с этой стороны тоже со счетов списывать нельзя.

Евгений САМАРИН