НА ЗАЩИТЕ КАСПИЯ

Прикаспийские государства возобновили сотрудничество в области решения вопросов, касающихся экологической безопасности каспийского моря. Больше откладывать этот вопрос нельзя. Такую точку зрения высказывают казахстанские и зарубежные эксперты, участники третьей сессии конференции сторон тегеранской конвенции. Напомним, что она состоялась на днях в городе актау. Подписание ряда протоколов по защите окружающей среды и охране каспийского биоразнообразия вывело прикаспийскую пятерку на новый уровень. К атырауской области, как региону с крупными проектами нефтедобычи на море, это имеет самое прямое отношение. Вместе с тем, существуют проблемы, которые все-таки замедляют процесс сближения сторон. Так полагает руководитель атырауского экологического нпо «глобус» галина чернова.

— В 2003 году пять прикаспийских государств совершили, так сказать, огромный шаг навстречу Каспию, — комментирует Галина Чернова. — Подписали Рамочную конвенцию (Тегеранскую) по защите морской среды Каспийского моря. Этот документ отражает усилия правительств Казахстана, России, Азербайджана, Ирана и Туркменистана по достижению согласия в региональных действиях по охране хрупкой экосистемы уникального водоема. На его подготовку ушло восемь лет. Это понятно – дело межгосударственного значения. Все происходило при содействии Программы ООН по охране окружающей среды (ЮНЕП) и Каспийской экологической программы (КЭП). Конвенция эта выступает общим документом. После этого прикаспийские государства ратифицировали Конвенцию. Туркменистан сделал это в августе 2004 года, Россия — в сентябре 2004 года, Иран — в апреле 2005 года, Казахстан — в декабре 2005 года, а Азербайджан — в апреле 2006 года.

— Согласно официальному положению, — продолжает Галина Чернова. — Тегеранская конвенция вступила в силу через девяносто дней после ратификации. То есть, в настоящее время она вполне действующая. Но тут вот что интересно — общественные объединения, а также многие специалисты-экологи не были допущены к обсуждению и подготовке данного документа.

Попытки НПО на протяжении нескольких лет вступить в диалог с представителями ЮНЕП и КЭП не увенчались успехом. Несмотря на заверения ЮНЕП и КЭП в поддержке открытого диалога, до сих пор отсутствует официально признанный механизм. Я считаю, что недостаток участия неправительственных организаций в разработке Конвенции привел к созданию слабой конструкции. Нет в ней достаточной легитимности.

Как отметила Галина Чернова, Конвенция принята, но, фактически ничего не решает.

— Конечно, многие эксперты признают, что само существование Конвенции уже является большим скачком вперед. Однако почти каждый из них говорил о недостаточности в ключевых сферах, самая главная из которых заключается в том, что Конвенция, по сути, не защищает от экспансии и разрушения. При этом эксперты уповали на то, что именно принятие протоколов к данной конвенции в раз разрешит проблемы охраны и эффективной защиты природной среды Каспийского моря. Так что, видите, здесь много непонятного, неясного.

ПРОТОКОЛЬНЫЕ ДЕЛА
— Вообще, теоретически, конечно, протоколы могут служить сильным инструментом, — говорит руководитель НПО «Глобус» Галина Чернова. – К примеру, протокол о сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью, направлен на создание механизма дальнейшего развития регионального содействия. Он касается обеспечения готовности и реагирования в случае загрязнения нефтью. Протокол по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте же нацелен на процедуру межгосударственного выполнения ОВОС. Это основные протоколы. Всего же их четыре.

— Но вот, насколько я знаю, — продолжает она. — На третьей сессии некоторые положения протоколов не были подписаны в силу пока еще неопределЕнного статуса Каспийского моря. А эффективность охраны морской среды здесь во многом зависит от действия всех четырех протоколов. Сейчас все еще трудно давать какие-то рекомендации по, якобы, согласованным решениям, поскольку, мы не были допущены к их обсуждению и никак не были представлены в этом процессе. Известно только, что в ходе работы над протоколами госчиновники всех прикаспийских государств изрядно потрудились над тем, чтобы обойти спорные территориальные вопросы и вообще многие острые углы. Но самый главный вопрос, связанный со статусом Каспия, так и оставили неразрешенным. А он краеугольный. Его необходимо разрешить в Каспийском регионе до начала большой нефтяной активности и массовой разработки месторождений углеводородов. Особенно, по отношению к Атырауской области. Почему-то Тегеранская конвенция и протоколы к ней обходят проблему, связанную с разделением акватории Каспийского моря.

ГОТОВЫ ЛИ МЫ К РИСКАМ?
В любом случае, в скором времени на Каспии начнется крупная добыча нефти. Проекты уже не свернуть. Другое дело, сможет ли Казахстан, а в частности, Атырауский и Актауский регионы, среагировать на разливы нефти в случае катастроф? К тому же, для «черного золота» не важно – есть ли у моря статус или нет: оно может свободно попасть в территориальные воды других «прикаспийцев». По словам, Галины Черновой, все, так или иначе, упирается в финансирование и слабую техническую оснащенность. Кстати, на семинарах и конференциях, где ей довелось участвовать, не раз говорилось об этом. Поднимали тему фактического отсутствия необходимого оборудования для проведения ликвидационных работ и морского транспорта. Здесь же – слабое обучение специализированных отрядов, способных реагировать и на разливы, и на пожары в море. То же можно сказать и о ликвидации нефтяных фонтанов. По мнению Галины Черновой, в случае серьезной аварии, существующие противофонтанные службы не смогут оперативно справиться с чрезвычайной ситуацией. Лучший альбом для юбилейных монет СССР на сайте www.coins-mania.ru

Конечно, нельзя говорить о том, что ничего не делается. Надо отметить, что в нашей стране сейчас приступили к усовершенствованию национального плана по реагированию на разливы нефти на Каспии. Пока, правда, до сих пор не ясно, какое ведомство будет координировать эту работу и фактически являться оператором, но, скорее всего это будет министерство охраны окружающей среды.

Евгений САМАРИН