Противостояние

eeeee Здоровье

Вглядитесь в это фото – совсем еще девчонка. 25-летняя красавица – студентка Айдана Галымжанкызы – успела пройти испытание смертью. С летальным исходом своих пациентов рано или поздно сталкивается любой врач. Но так, чтобы сразу и много – такое может случиться только во время эпидемий.

Она родилась и выросла в Актобе. Окончив школу, осуществила свою детскую мечту – поступила в медицинский университет имени Оспанова и получила специальность педиатра, продолжила учебу в резидентуре. Еще будучи студенткой, познакомилась с Мереем Пангерей из нашего Сарайшыка. Молодые полюбили друг друга, создали семью. Вскоре на свет появился маленький Амре. В 2019 году приехали работать в Атыраускую область.

mal

Мерей сразу же был направлен в Миялы, а Айдане пришлось некоторое время пожить у родителей мужа, поскольку Амре был еще грудничком. Когда малыш подрос и окреп, она присоединилась к мужу и приступила к обязанностям педиатра. Все уже входило в колею, жизнь налаживалась, но…

Когда до них дошли первые известия о коронавирусе, они, как и большинство казахстанцев, не придали этому большого значения: «Ну, где Китай, а где Миялы?» Но медработники проходили курсы, организовывались семинары, на которых объясняли, что такое COVID-19 и с чем его едят. А потом объявили пандемию, а в район приехала местная жительница, обучавшаяся в той самой Ухани. И хотя тест на заразу у девушки оказался отрицательным, все поняли – ситуация серь­езней некуда.

Вот тогда уже все не на шутку всполошились. А уже в начале апреля в районе появились первые инфицированные.

В общем, жизнь сразу пошла по другому руслу, и райздрав получил задание подготовить бригаду из числа молодых врачей, которые смогли бы работать в инфекционном стационаре – у возрастных специалистов был риск заболеть, не могли работать в таком месте и кормящие женщины-врачи. Выбор пал на Айдану Галымжанкызы, ее супруга Мерея Шманулы и еще на двоих молодых врачей – Айдану Куанышбеккызы и Гульзиру Нигметкызы.

– Выбрать профессию врача было нашим добровольным решением, и мы хорошо понимали, какие сложности, какие трудности и самые непредвиденные ситуации могут возникнуть в процессе лечения, – говорит Айдана. – Поэтому, конечно, согласились, сами не понимая, в какое пекло попадем. Тем более мы не инфекционисты. Но вариантов не было. Это был наш профессиональный и гражданский долг.

В больницу каждый день поступало по 2-3 человека, и в первое время персонал справлялся. Но летом был уже пик пандемии в области, лечебное учреждение в Кызылкогинском районе пришлось закрыть. Пациентов, состояние которых было более-менее удовлетворительное, на свой страх и риск отправили на домашнее лечение, а в больнице разместили только тяжелобольных, а было их очень много. В медучреждении, рассчитанном на 30 койко-мест, лечение получали в два-три раза больше людей. Инфицированные умирали практически каждый день. В основном это были пожилые люди и пациенты с сопутствующими хроническими заболеваниями. Поскольку было всего четыре врача, то работали посменно – без выходных, ходить домой было запрещено – карантин, да и времени не было. Успеть бы урвать несколько часов сна в промежутках между дежурствами тут же, в больнице. Ведь кроме лечения больных надо было заполнять бесконечные бланки, в том числе и на получающих лечение дома. Спасибо родителям Мерея, которые, понимая всю ситуацию, берегли маленького Амре. С сыном и своими родителями общались по скайпу. Это непродолжительное общение через монитор давало силы, укрепляло дух, не позволяя расслабиться и опустить руки. А отчаиваться было от чего – попробуй-ка сохранять душевные силы, когда на твоих глазах умирают люди, а ты, врач, призванный лечить, ничем не можешь помочь. Вчерашние студенты как-то быстро возмужали, повзрослели. Даже не в молодом, а еще в юном возрасте познавшие, что значит жизнь и смерть, они не хотели мириться с ситуацией и работали с утроенной энергией. Вот таким неожиданно страшным, смертельно опасным, угрожающе критичес­ким оказался для всех нас коронавирус.

– Самое сложное в нашей работе было то обстоятельство, что мы не могли на месте, в райцентре, сделать ПЦР-тесты, приходилось все анализы отправлять в Атырау и несколько дней ждать результатов, – говорит Айдана Галымжанкызы. – А без анализов как лечить? Это очень осложняло и без того непростую обстановку. Смертей было очень много. Не буду называть цифры, но обстановка была трагическая.

Ребята безвылазно проработали в больнице до осени. К счастью, их самих смертельная инфекция обошла стороной. Меры, предпринятые для индивидуальной защиты – ношение двойных масок, двойных перчаток, резиновые сапоги поверх бахил – все это помогло избежать заражения. От постоянного использования масок и резины кожа лица и рук покрывалась волдырями, но надо было выжить самим и помочь выжить другим.

А воссоединение с семьей и маленьким Амре состоялось через три месяца, когда Мерей и Айдана вышли из карантина и приехали домой в село Сарайшык. Сейчас ребята продолжают учиться в резидентуре. Айдана Галымжанкызы уже в следующем году получит диплом неонатолога. Еще через год резидентуру окончит и Мерей Шманулы, станет реаниматологом-анестезиологом. Обе специализации очень дефицитны даже для столицы, не говоря уже о селе. Но семья не прочь вновь отправиться в Кызылкогинский район, ставший для них уже в какой-то мере родным. И очень надеются, что лечить людей будут уже не от COVID-19, а непосредственно по своему профилю.

Поделиться с друзьями
Марина Куанышева

Заведующая отделом культуры, здравоохранения, образования и спорта

Оцените автора
( 3 оценки, среднее 5 из 5 )
Прикаспийская коммуна