Тайны колдовского серебра

Чем украшали себя казахи-мужчины? Сколько килограммов украшений должно было быть на невесте? Зачем в воду, где купали новорожденного ребенка, бросали серебряные монеты? В чем истинное предназначение ювелирных украшений? Об этом и еще о многом в увлекательно-познавательной форме рассказали ребятам из летнего лагеря «Тулпар» сотрудники областного историко-краеведческого музея.
Путешествие в мир национальных казахских ювелирных украшений прошлого было начато с экскурсии по залу «Этнография». Рассматривая то или иное украшение, невольно думаешь о том, кто его носил, с какими мыслями мастер-зергер проводил дни и ночи у огня, выводя затейливый узор, чеканя то или иное изображение. Даже через музейное стекло кажется, что они до сих пор хранят тепло рук ювелира, энергетику своих хозяев, свидетельства вековых территориальных притязаний, войн и нашествий.
«Когда наступали трудные времена, серебро, применявшееся в украшениях и домашней утвари, часто шло на переплавку. Из него чеканили монеты, отливали новые сосуды, плавили, ковали и… делали новые украшения», — продолжает свой увлекательный рассказ экскурсовод.
«Жаман козден, жаман созден сактасын» – «От дурного глаза, от плохого слова» — с такими словами наши предки бросали серебряные украшения в воду, где купали ребенка, отмечавшего свои сороковины, – кырык су. В купальню падали кольца, браслеты, серьги и другая красота. Для маленьких девочек это было началом подготовки приданого для свадьбы и своего рода обрядом очищения. Ведь с серебром связывали понятия чистоты, красоты и здоровья, а все украшения из него обладали, по поверьям, некой сакральной силой и служили оберегами.
«Почему именно серебро, а не золото получило такое широкое распространение?» – задает вполне резонный вопрос юный следопыт из группы. И получает ответ, что золото не всем было доступно, а серебра было предостаточно, поскольку из него в XVIII–XIX веках чеканились монеты. Во-вторых, украшения для казахов носили скорее сакральный характер, чем декоративный. Таким же священным считался и цвет серебра – белый. При этом каждое изделие несло свой особый смысл. По нему можно было с точностью определить, к какому сословию принадлежит человек, где он родился, каков его нынешний статус. Например, если девочка носила в ушах серьги, окружающие знали, что она уже сосватана. И наоборот, отсутствие серег было показателем того, что судьба девочки неопределенная. Сам обряд вдевания серег символизировал соединение мужского и женского начал.
Важен, разумеется, и медицинский аспект – ношение серег полезно для здоровья, поскольку это своего рода массаж наиболее важных рефлексогенных зон, отвечающих за нервную систему. Но если же говорить о магической стороне, то каждая пара серег, так же как и другие украшения из шкатулки степной красавицы, украшалась в зависимости от знатности и богатства ее родителей полудрагоценными камнями – кораллами, бирюзой и сердоликом. Последний, кстати, считался камнем пророка Мухаммеда. Тот, кто его носил, был застрахован от порчи, сглаза и болезней.
Все годы, пока девочка росла, мать бережно и кропотливо собирала ей приданое. У казахов было принято говорить: «Алтыдан жинаса асады, жетиден жинаса жетеды” — «Если с шести лет собирать приданое – будет его с лихвой, а с семи лет – будет достаточно». В огромный кованый сундук складывались красивые нагрудные украшения (ониржиек), кольца, серьги, накосные украшения (шолпы, шашбау), украшения для будущего саукеле (головной убор невесты был богато декорирован специально изготовленными шекелик, шашбау). Казахи говорили: «Кыздын жолы жинишке», сравнивая ее судьбу с тонким волосом, поэтому накосные украшения имели особое значение. Звон монет в шашбау и шолпы отгонял злых духов, а тумары, выполненные в виде треугольников из кожи, кости, металла и дерева, защищали еще и с помощью «дуга» – магических заклинаний, молитв, записанных на бумаге, горсти родной земли или пучка степной полыни, спрятанных внутри тумара.
-А свадебный наряд невесты порой тянул на пять-семь килограммов! – продолжает делиться информацией экскурсовод. — Чем богаче и тяжелее было ее приданое, тем выше было ее положение в семье. Чего стоил один белдик – украшение, носимое на поясе!
В наборе женских украшений можно встретить перстни типа «птичий клюв». Птица — символ счастья, независимости, доброго начала в жизни. Перстень надевали на палец девушки перед тем, как отправить ее в семью будущего мужа. Массивные перстни свах, рассчитанные сразу на два пальца, символизировали единение двух начал, двух семей. Такие кольца дарила мать невесты матери жениха в знак слияния двух родов и в надежде на доброе отношение к своей дочери.
Запястье казахская женщина украшала браслетами – билезик. Для парадных случаев был припасен бес-билезик – браслет с пятью кольцами на цепочке. Одними из значимых украшений считались ониржиек и алка – нагрудные ювелирные изделия. В древности алка, например, служил оберегом и был связан с почитанием богини Умай, дарующей женщинам детей. Чаще всего его носили бездетные женщины, чтобы поскорее зачать ребенка. Что касается ониржиека, то он тоже “отводил глаза”: не заметить его было трудно – три полые прямоугольные пластины, скрепленные по вертикали цепочками с подвесками из ромбов и бубенчиков (ониржиеки носили только в степях Западного Казахстана до 20-30-х годов прошлого столетия).
Надо отметить, что изделия западноказахстанских зергеров отличались от произведений их собратьев по ремеслу из других регионов большей строгостью, сложностью рисунка и богатой техникой исполнения.
Отличить изделия, сделанные в том или ином регионе, достаточно легко: в деталях украшений часто присутствуют изображения представителей флоры и фауны региона. Например, в нашем западном и рыбном крае часто встречается изображение рыб. На юге, который не избежал влияния культуры узбеков и таджиков, – изображение хлопка. На востоке Казахстана, где женщины часто страдали заболеваниями щитовидной железы, очень почитали миндаль (бадам), в котором большое содержание йода. Миндаль – частый гость на изделиях восточноказахстанских зергеров. На изделиях с севера очень часто встречаются монеты царской эпохи – сказывается близость России.
«Если мужчина носит перстень с сердоликом, его ждет либо слава, либо богатство» – эта поговорка свидетельствует о том, что казахские мужчины издревле любили окружать себя красивыми вещами. Достаточно сказать, что серьга в левом ухе была непременным атрибутом джигита.
Кроме того, в списке украшений всегда фигурировали камшы, красивое конское седло, сбруя, пышак (нож) и кесте белдик – богато убранный серебром и камнями мужской пояс. Камшы и пышак считались показателями достоинства и социального положения в обществе, поэтому все эти предметы тщательно подбирались.
-Камшы были повседневными и парадными. Рукоять их делали из дерева – тобылгы (таволга), кожаная часть имела сложное плетение, такие камшы казахи носили заткнутыми за голенище сапог, – рассказывает экскурсовод. — Парадные камшы имели только знатные люди и носили их заткнутыми за богато украшенный пояс – кисе белдик или кемер белбеу. В комплекте с поясом и ножом они были показателем роскоши. Кстати, интерес к подобным украшениям сегодня возрождается благодаря возросшему интересу к таким исконно казахским конным видам спорта, как кокпар, байга, кыз-куу.
Об этом и многом другом можно узнать в ходе экскурсии по областному историко-краеведческому музею.
Ребята же из летнего лагеря «Тулпар» закрепили полученную информацию в познавательной игре «Раскрывая тайны украшений», где в форме популярной игры «Поле чудес» они разгадывали названия ювелирных изделий. Поход в музей прошел интересно и увлекательно. Всем участникам были вручены памятные сувениры.
Конечно, о казахском ювелирном искусстве можно рассказывать бесконечно. Работники музея планируют и впредь проводить такие встречи, раскрывая тайны колдовского серебра.
К.БАЙМУКАШЕВА,
заведующая экскурсионно-
информационным отделом областного историко-
краеведческого музея