Спасти ребёнка

dsc 0027 1 Общество

Удушающий спертый воздух, обшарпанная мебелишка, паласы, напоминающие грязную половую тряпку, пьяные матери и рядом с ними маленькие дети. Такую неприглядную картину мы увидели, побывав вместе с полицейскими в тех семьях, которые на учете в полиции как неблагополучные. Дети, живущие в подобных ужасных условиях, часто тоже скатываются, рано начинают выпивать алкогольные напитки, курить, совершать правонарушения, беспризорничать. Детство отнимают их собственные родители. Так какие меры принимают полицейские, если непутевые матери и отцы не хотят браться за ум, исправляться? Как решают вопрос с детьми, ведущими разгульный образ жизни?

dsc 0039

Такие грустные глаза

… Вечером 27 мая полицейские совершают обход подучетных семей. Такие проверки проводят внезапно. Микрорайон Балыкши. Пятиэтажный кирпичный дом. В одной из квартир на третьем этаже живет Елизавета, 15 лет от роду.

– В этой неблагополучной семье отец в одиночку воспитывает старшего сына и дочь. Жена ушла от него и сейчас находится в Узбекистане. В 2010 году мать лишили родительских прав, – поясняет инспектор по делам несовершеннолетних управления полиции города Атырау майор полиции Анаргуль Карлагашева. Мы и старший инспектор Асылбек Куаншалиев поднимаемся в квартиру Елизаветы.

Дверь открыла красивая девочка-подросток с грустными глазами. Она скрестила на груди руки и вопросительно смотрела на меня. А я обращаю внимание на убогую обстановку, да и горло перехватывает тяжелый воздух. Рядом трется породистая – вислоухая кошка.

Девочка систематически убегала из дома, гуляла на улице допоздна. Беглянку искал отец, несколько раз обращался в полицию, просил помочь образу­мить девочку. Елизавету несколько раз ловили на том, что она курит и выпивает спиртные напитки. В результате в прошлом году по решению комиссии по делам несовершеннолетних ее отправили в Актау в школу для детей с девиантным поведением, где она училась два месяца. В нынешнем году подросток продолжила учебу в вечерней школе. С ней провели большую работу психологи.

– Как сейчас учишься, и какие предметы больше всего нравятся?

– Нормально учусь, но предметов, которые нравятся, нет, – резко отвечает Елизавета.

– А что ближе по душе?

– Рисовать, – голос Лизы вдруг потеплел.

– Покажешь свои рисунки?

Она метнулась в другую комнату, где на стене висело ее творчество. На них изображены большие цветы и молодая пара. 15-летняя девочка дружит с 18-летним парнем. С этим взрослым другом инспектор Анаргуль Карлагашева ранее провела профилактическую беседу.

– Кем ты хочешь стать в будущем?

Оказалось, поваром или массажистом. Если поваром, то всегда будет что покушать, а массажистом можно заработать большие деньги.

– Чем тебя сегодня кормили?

– Жареной картошкой с грибами.

– И все?

Девочка кивает. А на часах уже почти восемь часов вечера, и была скудная и совсем не полезная еда. Отец – не из числа лодырей, он трудится сварщиком, правда, заработок всего-то 80 тысяч тенге. Деньги на три рта. Тут не до сливочного масла и мяса. На продукты первой необходимости еле-еле наскребают, растягивая на месяц. Еще и за коммунальные услуги надо платить. О простых конфетах можно только мечтать. Глава семейства искал высокооплачиваемую работу, но испытал неудачу. Однажды, когда совсем стало худо, просил полицейских посодействовать с продуктами питания, и те сразу откликнулись, подключив волонтеров.

–Я его ругаю, что он курит в зале, дети этим дышат, – заявляет женщина, сидящая на низкой тахте. Она назвалась подругой отца, а дружат много лет. Главе семейства действительно надо бы бросить курить – для здоровья полезно, экономия семейного бюджета и воздух в квартире станет чище.

– Меня хвалили в той школе (в Актау – авт.), – поделилась девочка, когда мы уже собрались уходить. – Даже спросили, зачем меня прислали. Я – спокойная, учусь хорошо.

Может, все-таки Елизавета возьмется за ум? Так хочется верить в лучшее, глядя в ее удивительно глубокие, грустные глаза.

dsc 0021

«Я только чуть- чуть»

Две неблагополучные семьи живут в поселке Водниково. Едем туда.

Галина выпивает на пару со своим мужем. У них трое детишек, самый младший ребенок 2015 года. О том, что мамаша и папаша регулярно прикладываются к рюмке, а это происходит на глазах детей, сообщил в ювенальную полицию участковый инспектор полиции.

Во дворе дома настоящая свалка, хлама немерено – какие-то железки, деревяшки. Тем временем из дома пулей вылетает пацанчик лет десяти и шустро надевает обувку.

– Я – сосед, – пролепетал он и дал деру.

Следом выходит мадам, шатаясь, широко улыбаясь полицейским. От нее исходит резкий запах алкоголя.

– С кем выпиваешь, – спросила Анаргуль.

– С мужем, чуть-чуть. Сегодня у сестры муж умер, там пили, – тянет руки к сотруднице полиции. Та отпрянула.

– Зачем пьешь? Хочешь, чтобы тебя ограничили в родительских правах? Тебе даже на пиво смотреть нельзя, – предупреждает майор полиции Анаргуль Карлагашева.

Обращаю внимание, что в соседском дворе идеальный порядок.

– Вы знаете, что соседи выпивают, – решаю задать вопрос женщине, поливающей грядки.

– Знаем. А что мы можем сделать? Вот детей жалко, – сказала она, тяжело вздохнув.

Другая непутевая мамаша, к которой пришли с проверкой инспекторы по делам несовершеннолетних, 30-летняя Елена. Она тоже «жертва зеленого змия». Ранее на нее оформляли административный материал за распитие спиртных напитков в присутствии несовершеннолетних детей. На опухшем лице Елены огромный синяк. Она даже не стесняется, не отворачивается от посторонних людей. Фингал – последствия разборки между супругами, тот ее избил за постоянные пьянки. И ушел из дома. Женщина держит на руках малыша, ему 1 год 8 месяцев.

– Если профилактика не действует, предупреждение вы не понимаете, придется поступить по-другому, будете у нарколога лечение принимать, иначе не получается, – обращаясь к подучетной, говорит сотрудница полиции.

Во дворе прогулочная коляска, и в ней хнычет мальчик постарше. У нашего фотокорреспондента Ануара дрогнуло сердце, и он решил его успокоить, стал катать коляску с ребенком по широкому двору, а тот довольный расплылся в улыбке. Еще в этой семье есть третий ребенок – ему 11 годков.

У ворот отчаянно лает собака, в глубине двора тявкает пес поменьше. У входной двери в дом сушилка и на ней страшные серые простыни. Такая вот серая жизнь.

Так что в обоих случаях полицейские оформят материалы для рассмотрения на комиссии по делам несовершеннолетних. Взрослых обяжут лечиться от алкоголизма. Если они начнут лечение избегать, скорее всего, ограничат в родительских правах, будут решать судьбу детей, определят в детский дом «Шанырак».

– Муж двоюродной сестре, о которой я раньше ничего не знала, отдавал зарплату, 80 тысяч тенге, а работает на Дамбе по приемке рыбы. Теперь он живет у своей родной сестры, – жалуется Елена. –Раньше я работала техничкой в КСК. Как жить? Помогает мама, она получает пенсию.

dsc 0049

Адаптация от пьяной мамы

Направляемся по следующему адресу. В двухэтажном доме по проспекту Азаттык в однокомнатной квартире живет еще одна неблагополучная семья. Стучимся, но дверь не закрыта на ключ, она быстро открывается, и на пороге стоит низкого роста мужичок. В семье растет девочка 2007 года рождения. Психологи выяснили, что она склонна к суициду. Ребенок сам звонит в полицию, если мама и папа начинают выпивать и ругаться. Вынуждена выходить в подъезд, на улицу и ждет, когда шум прекратится. Как делать уроки в такой обстановке, нормально отдыхать? Однажды девочку поместили в центр адаптации несовершеннолетних. Супруги на комиссии клятвенно пообещали лечиться у нарколога, но к врачу не ходят.

Проходим в комнату, и сразу возникает мысль оттуда уйти, настолько ужасен запах. Под ногами крутится французский бульдог, который норовит меня лизнуть за ноги. Это Боня. Бульдожке все-таки это удается, потом Боня улеглась на видавшем виды и с разводами паласе. Кот Тимка пристроился рядом. А мужчина показывает выписки из поликлиники, куда он ходил, сдавая анализы.

– У меня болело вот здесь, – показывая на грудь. – Отец умер от рака пищевода, и я боюсь, вдруг тоже эта болезнь.

– Спиртные напитки пьете?

– Нееееттт, ну что вы, лечиться от алкоголизма хотел, меня посылают на дневной стационар, но на портал никак не могут поставить, заявка моя не проходит, – оправдывается он.

– А дочка где?

– Гулять ушла, у подруги. Супруга на работе, она поваром работает, у нее шестидневка. Я дворником тружусь.

Не выдержав, покидаю квартиру. Находиться там дольше уже просто невозможно. Выходим, уфффф, вот он, глоток свежего воздуха. Как же так люди могут запустить свою квартиру? Что за жизнь там у ребенка?

По двум другим адресам неблагополучных семей нам никто не открыл. Там тоже судьбы детей печальные, и за них бьются сотрудники полиции. У Гульвиры четверо детей, двое из которых несовершеннолетние. Один малыш с инвалидностью. Раньше семья жила в Алматы, но потом женщина приехала в Атырау на похороны своей матери. Муж остался в южной столице, но они не разведены. После смерти матери она стала регулярно прикладываться к рюмке. Одно время работала посудомойкой в ресторане. В прошлом месяце ее разбирали на комиссии по делам несовершеннолетних, и она всех заверила, что больше «ни капли». Проверить, как она держит слово, не представилось возможным. Соседи, с которыми я поговорила, заверили, что никакого шума-гама дома не бывает, пьяной ее не видели.

– Я на лавочке сидела и видела, что она полчаса назад ушла. Знаю, что двух дочек Гульвира отправила к их отцу в Алматы, – рассказала женщина.

Еще одна подучетная Аэлита, чья квартира оказалась на замке, родила двух детей – девочку и мальчика 2009 и 2010 годов рождения. За злоупотребление спиртными напитками она на учете с 2014 года. Одно время жила с мужчиной в гражданском браке, но тот, увидев ее тягу к алкоголю, предпочел другую женщину. Зимой в ее квартире не было отопления, и полицейские содействовали решению проблемы, городской акимат помог в этом вопросе. Три раза ее вызывали на комиссию, и все обещает исправиться. Детей поместили в центр адаптации несовершеннолетних, и они до сих пор там находятся. Как это произошло? На прошлой неделе в полицию позвонила ее собу­тыльница и рассказала, что дочка и сын знакомой смотрят, как мать пьет водку. Полицейские немедленно прибыли по сигналу. Дети представляли жалкое зрелище, неухоженные, с затравленным видом, худые. Их сразу отправили в центр адаптации. Там их накормили и вымыли головы от вшей. Вероятнее всего, ребята потом будут жить в «Шаныраке». На мать оформили административный протокол по статье 127 части 2 КоАП РК «Невыполнение родительских обязанностей по воспитанию и обучению детей».       

dsc 0014

Как жить полноценно

Увиденное шокировало. Собственные родители лишают детей возможности полноценно жить, создают им такие жуткие условия. А если это происходит в подростковый период? Это когда у них непростой жизненный этап, на пути которого может произойти всё, что угодно – начиная от детской шалости и заканчивая совершением правонарушения или преступления. Да, момент переломный. Желание доказать свою самостоятельность и взрослость, юношеский максимализм толкает подростка на отклоняющиеся от нормы поступки. Хорошо, если семья нормальная, и совместными усилиями проблема благополучно решается. А если в семьях, где вместо молока на столе каждый день ставят водку? Нередко именно в таких ячейках общества растут будущие уголовники. Стоит отметить, что в Атырау дети не считают зазорным воровать в магазинах и за углом на кулаках разбираться со сверстниками. А если это у них войдет в привычку и, повзрослев, они начнут грабить, а все вопросы решать только через мордобой?

– Подростки совершают кражи, мелкие хулиганства, – ставит в известность первый заместитель начальника управления полиции города Атырау Ерлан Бигамбаев. – Есть снижение преступлений, но больше административных дел. Основная причина правонарушений в том, что родители не смотрят за своими детьми, они бесцельно ходят, совершают кражи в магазинах. Считаю, надо ужесточить наказание для родителей, которые не могут правильно воспитывать своих детей.

Громких преступлений с участием несовершеннолетних не было. Если года три-четыре назад подростки грабили людей, то сейчас такого нет. Во всяком случае, пока нет. По словам начальника ювенальной полиции города Атырау Азамата Карамуратова, в этом году за 4 месяца несовершеннолетние совершили 2 преступления, в прошлом году – 25.

Кстати, несколько лет назад правительство Грузии внесло в парламент пакет законопроектов, предусматривающий временную передачу на воспитание в другую семью несовершеннолетнего, совершившего правонарушение, в качестве отвода от уголовной ответственности. Там вся общественная политика построена на уважении человека. И успешно проведена такая реформа за достаточно короткий срок, с 2015 года в Грузии стал действовать Кодекс о правосудии в отношении несовершеннолетних. В этой стране при любом судебном разбирательстве в отношении несовершеннолетних всегда пытаются дать ребенку второй шанс. Помимо социальной службы всегда работает психолог. Все специалисты закрепляются за каждым отдельным ребенком и его семьей. Правительственная программа Грузии по заботе о ребенке и его социальной реабилитации получила высокую оценку и в мировом сообществе. Казахстан выразил заинтересованность перенять такой опыт.

В Атырау 18 детей поставили на учет, в прошлом году – 19, в том числе за беспризорность. На учет ставят только по решению ювенального суда.

– За 2020 год мы оформили 643 административных материала в отношении родителей, чьи дети находились на улице после 23 часов, в 2021 году – 718 протоколов, – поясняет Азамат Карамуратов.    

Надзор за подучетными осуществляется, проводятся другие профилактические мероприятия. За четыре месяца нынешнего года в центр адаптации несовершеннолетних города Атырау помещено 23 ребенка, за тот же период прошлого года было 28 ребят.

Дети должны быть окружены заботой и вниманием всего общества, тогда у них не останется ни времени, ни возможности посягать на права других своих сверстников и совершать неправомерные поступки. Надо оберегать детей от пороков всего нашего общества. Они должны жить нормальной жизнью. Без пьянок родителей, без ожидания, когда же мама и папа прекратят скандалить.

Поделиться с друзьями

Заведующая отделом экономики и права

Оцените автора
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Прикаспийская коммуна