Рейтинг сопротивляемости кризисным явлениям в странах постсоветского пространства

Объединенная евразийская экспертная сеть (JEEN, Joint Eurasian Expert Network) представляет первый Рейтинг сопротивляемости кризисным явлениям в экономической, политической и социокультурной сферах, в который вошли все страны постсоветского пространства, кроме Российской Федерации. Невключение в рейтинг России объясняется как общей ориентацией портала JEEN на освещение событий преимущественно в странах Центральной Азии, так и соображениями соразмерности. Являясь одним из крупнейших государств мира по всем показателям, Россия, будучи включенной в рейтинг, естественным образом отодвинула бы на второй план все прочие государства. В таком случае получилось бы комплексное исследование протекающих в современной России процессов на фоне других постсоветских государств. Наша задача заключалась как раз в том, чтобы выявить те явления и процессы, которые протекают в этих государствах и нередко скрыты от внимания экспертного сообщества на фоне России.
Вместе с тем результаты нашего рейтинга могут и должны быть использованы для проведения сравнительного анализа с теми процессами, которые сегодня протекают в России в целом и в отдельных ее регионах, в частности. Сеть JEEN создана именно для того, чтобы ее участники могли воспользоваться полученными результатами и развивать их в дальнейшем. При этом напоминаем о необходимости соблюдений правил корректного цитирования и упоминания JEEN в своих материалах как источника информации и аналитических данных.
Данный Рейтинг является первым в серии рейтингов сопротивляемости кризисным явлениям в странах постсоветского пространства. Основой для составления Рейтинга стали результаты опроса, проведенного среди экспертов по постсоветскому пространству, политологов, обозревателей, журналистов, а также представителей органов государственной власти. Каждый из экспертов оценивал аспекты, по которым можно судить о сопротивляемости кризисным явлениям в каждой отдельной стране, по десятибалльной шкале.
Составление Рейтинга (1) имеет целью выявить основные тенденции развития постсоветских государств в условиях кризиса. Кроме того, Сеть JEEN рассчитывает на то, что публикация Рейтинга в той или иной форме может инициировать дискуссию, в центре которой будет проблема сопротивляемости кризисным явлениям и возможные экономические и политические контуры посткризисного постсоветского пространства.
Результаты проведенного опроса позволили выделить те страны, где сопротивление кризису шло более активно, а также те факторы, которые оказались наиболее весомыми при комплексной оценке ситуации. При этом необходимо отметить, что создатели рейтинга, объединив в один список все постсоветские страны (кроме России), изначально предполагали, что полноценное заполнение опросного листа было корректно далеко не для всех этих стран. Не во всех странах постсоветского пространства имели место те проявления, которые в качестве факторов были включены в опросный лист.
В результате опроса постсоветские страны условно разделились на три группы. Во-первых, лидирующая группа стран, которые испытали многие формы проявления кризиса, и при этом правительства этих стран продемонстрировали значительную активность, направленную на преодоление этих проявлений. Во-вторых, группа стран, где имеют место сильные проявления кризиса, но при этом правительство не демонстрирует эффективных действий в противостоянии этим проявлениям. И, наконец, третья группа стран, которые испытали проявления кризиса в незначительной степени или ощутили их косвенное влияние, и, соответственно активной реакции на кризисные проявления не демонстрируют. Этим объясняется присутствие стран условно третьей группы как на последних позициях рейтинга, так и на средних.
В картах оценок экспертам были представлены сеты вопросов, позволяющие оценить события политической и экономической жизни стран, а также влияние социокультурных аспектов на общую ситуацию в стране в период кризиса. Составление сетов вопросов производилось политологами и специалистами в области эконометрики, имеющими значительный опыт в области измерения составных неколичественных признаков.
Анализ показал, что ключевым фактором, определяющими успехи страны в борьбе с проявлениями кризиса, является экономика. Это подтверждает неоднократно уже высказывавшуюся точку зрения, что недостаточно только принять антикризисную программу и бесконечно обсуждать ее — необходимо предпринимать конкретные шаги в определенном такой программой направлении. Соответственно, наличие или отсутствие политически окрашенных социальных выступлений не является определяющим моментом при оценке глубины кризиса для отдельных стран. В данном случае, как отметили наши эксперты, выступления — лишь внешние проявления происходящих в стране процессов, в то время как определяющей является эффективность или неэффективность экономической политики и конкретных экономических инструментов.
На втором месте по значимости — политический фактор. Именно он в конечном итоге определяет, способна ли страна воспользоваться теми ресурсами (экономическим, в част-ности), которые имеются, или нет. Таким образом, экономический фактор представляет объективную сторону процесса противостояния стран проявлениям кризиса, а политический — субъективную сторону: определяет, почему те или иные явления наблюдаются в стране и, прежде всего, наличие или отсутствие эффективных решений в экономической политике страны.
Примечательно, что эксперты в данном контексте не придали такого же значения социокультурному фактору, что в принципе объяснимо, поскольку речь идет о проявлении глобального финансового кризиса на постсоветском пространстве.
Явным лидером Рейтинга с большим отрывом стал Казахстан. Если бы в нашу матрицу мы включили Россию, Казахстан все равно мог бы бороться за первое место, поскольку практически все эксперты оценили, с одной стороны, глубину проблем, с которыми столкнулся Казахстан, с другой стороны — активность властей и наличие реальных результатов антикризисной программы. Эксперты оценили политическую ситуацию в Казахстане как достаточно стабильную, но не очень устойчивую. Власти не демонстрируют системную готовность к проявлениям недовольства населения. Эксперты оценивают шансы на реализацию антикризисной программы как значительные, благодаря в том числе здоровым политическим и экономическим амбициям. Однако при этом часть экспертов полагает, что ситуация в стране близка к критической — ошибки в экономической политике ретушируются политической риторикой и кредитами РФ и КНР; в случае углубления кризиса, его проявления в Казахстане может обрести угрожающие формы — речь идет об обострении всех тех противоречий, которые до сих пор удается сглаживать. Далее эксперты отметили значительные перестановки во власти, ротацию элит и высокий уровень фрустрации в среде элит, при этом — наличие единого экономического блока в Правительстве и самый высокий уровень разработанности антикризисной программы, ее эффективность, высокий уровень поддержки приоритетных отраслей экономики, но в то же время — колебания курса национальной валюты по отношению к доллару и евро, невозврат кредитов. Социальную стабильность эксперты оценили как достаточную, отметив также хороший уровень доверия властям.
Второе место в Рейтинге занял Азербайджан, притом, что эта страна не часто упоминается в контексте оценки эффективности антикризисных программ. Политическую ситуацию в стране эксперты оценили как стабильную, отметили устойчивость действующих властей. Вместе с тем, по оценке экспертов, население вполне восприимчиво к «оранжевой» риторике. Экономическая ситуация также оценивается как достаточно стабильная благодаря растущим объемам добычи углеводородов (даже при низких ценах на углеводороды на мировом рынке), наличию единого экономического блока в правительстве, эффективности антикризисной программы, политике поддержки приоритетных отраслей экономики. Социальная обстановка характеризуется как стабильная с очень высоким уровнем доверия власти, что объясняется, кроме прочего, внятной политикой азербайджанского руководства и высоким уровнем социального оптимизма. Среди главных проблем эксперты упоминают нерешенность карабахского вопроса, который может выступить фактором нестабильности и использоваться внутренними и внеш-ними силами, и негативную ситуацию в банковской сфере. При этом практически все эксперты отметили высокую степень общественной консолидации (на фоне высокого уровня доверия действующей власти) и убежденность в возможности сообща преодолеть кризис.
Третье место в рейтинге заняла Беларусь. Эксперты отметили растущий уровень международного вмешательства, значительные колебания курса национальной валюты по отношению к доллару и евро, негативную ситуацию в банковской сфере. При этом эксперты высоко оценили поддержку правительством приоритетных отраслей промышленности, высокий уровень социального оптимизма и доверие властям. Эксперты полагают, что белорусское руководство в лице президента Александра Лукашенко пользуется большим доверием населения, в среде которого прослеживаются отчетливые тенденции к консолидации и поддержке власти в период кризиса.
Четвертое место разделили Литва и Эстония, притом, что обе страны, по мнению части экспертов, являются «претендентами на дефолт страны», и ситуация там оценивается как критическая. По отношению к Литве эксперты отметили перестановки во власти и наличие единого экономического блока, из негативных факторов самым значительным оказался рост безработицы. По отношению к Эстонии эксперты отметили, что население в целом доверяет властям, а нейтрализует негативные настроения убежденность, что ЕС окажет стране необходимую помощь в период кризиса. Далее эксперты отметили наличие единого экономического блока в правительстве, наличие оформленной антикризисной программы, но при этом негативно оценили колебания курса национальной валюты по отношению к доллару и евро и негативную ситуацию на фондовом рынке.
Пятое место занял Туркменистан. Эксперты оценивают политическую ситуацию в стране как стабильную (где значительную роль играет именно правительство), а положение действующей власти в стране в целом устойчивое. Экономическая ситуация характеризуется экспертами как негативная в связи с падением цен на газ (экономика почти полностью зависит от поставок газа на внешние рынки), что выступает главным отрицательным фактором, влияющим на экономическую стабильность. В качестве положительного фактора, по мнению экспертов, выступают достаточно прагматичная политика руководства страны в период кризиса. Неразвитость рыночной экономики и ее невключенность в систему мировых экономических связей также в данном случае выступает в качестве положительного фактора. Эксперты отметили поддержку приоритетных отраслей экономики и высокий уровень доверия властям со стороны населения.
Шестое место разделили Латвия и Украина. Эксперты оценили ситуацию в Латвии как критическую («претендент на дефолт страны»), отметили выступления оппозиции, колебания курса национальной валюты по отношению к доллару и евро, социальные выступления, рост безработицы, массовые увольнения. Но при этом эксперты отметили наличие единого экономического блока, оформленной антикризисной программы, а также поддержку правительством приоритетных отраслей экономики. Политическую и экономическую ситуацию в Украине эксперты оценивают как крайне неустойчивые. С точки зрения социально-политической обстановки, по оценкам экспертов, население по-прежнему восприимчиво к «оранжевой» риторике и готово к очередному повторению «оранжевой революции» (на фоне самого низкого на постсоветском пространстве уровня доверия населения властям). Эксперты отметили перестановки во власти, выступления оппозиции, ротацию элит, фрустрацию в среде элит, ошибочные политические решения, негативную ситуация на фондовых рынках, невозврат кредитов, изменение качества потребительской корзины, социальные выступления, невыплаты заработной платы, рост безработицы, массовые увольнения.
Седьмое место разделили Узбекистан и Молдова. Эксперты оценивают политическую ситуацию в Узбекистане как достаточно стабильную, режим в целом — как устойчивый. Что касается социальной обстановки, по мнению экспертов, население не восприимчиво к «оранжевой» риторике и не готово к соответствующим действиям. Вместе с тем эксперты ожидают ухудшения социально-политической обстановки в стране, вплоть до острого политического кризиса (в период смены власти). Экономику часть экспертов характеризует как достаточно устойчивую, прежде всего, в силу неразвитости рыночных институтов, что, как и в случае Туркменистана, становится в условиях кризиса положительным фактором. Далее эксперты отметили определенный уровень международного вмешательства, изменение качества потребительской корзины, возрастающее влияние религии, но при этом в качестве положительных моментов — поддержку правительством приоритетных отраслей экономики и приемлемый уровень доверия властям. По отношению к Молдове эксперты отметили нестабильность политической ситуации в стране, но при этом достаточный уровень устойчивости главных политических сил Молдовы. При этом, по оценке экспертов, экономическая ситуация в республике близка к критической. Далее эксперты отметили выступления оппозиции, активизацию внешней оппозиции, значительный уровень международного вмешательства, ошибочные политические решения, негативную ситуацию в банковской сфере, сокращение импорта, изменение сальдо внешнеторгового баланса, эмиграцию населения.
Восьмое место разделили Грузия, Армения, Кыргызстан и Таджикистан. Эксперты оценили политическую ситуацию в Грузии как крайне негативную — по мнению экспертов, нынешнее прозападное руководство может смениться лидерами оппозиции той же прозападной ориентации, что не будет иметь положительного эффекта с точки зрения преодоления кризисных явлений в стране. С точки зрения оценки эффективности экономической политики руководство страны не справляется с проявлениями кризиса, все сводится к использованию предоставленной помощи (преимущественно военной). Эксперты отметили самый высокий на постсоветском пространстве уровень социальной нестабильности (выступления), активизацию внешней оппозиции и уровень международного вмешательства, а также фрустрацию в среде элит, колебания курса национальной валюты по отношению к доллару и евро, невозврат кредитов. Что касается Армении, эксперты оценили политическую ситуацию в стране как достаточно стабильную и устойчивую. Согласно оценкам экспертов, уровень доверия властям невысок — население в целом восприимчиво к «оранжевой риторике» и готово к соответствующим действиям. При этом эксперты отметили наличие единого экономического блока в правительстве, значительные колебания курса национальной валюты по отношению к доллару и евро, значительное сокращение импорта и изменение качества потребительской корзины. Политическую ситуацию в Кыргызстане эксперты оценили как временно стабильную, в том смысле, что население готово к повторению «оранжевой революции». По мнению экспертов, руководству страны удается реализовывать грамотные политические шаги и, одновременно, принимать неэффективные политические решения. Экономика характеризуется экспертами как крайне неустойчивая — антикризисные меры сводятся к тому, что руководство вынуждено обращаться за экономической помощью (помощь оказывается РФ, КНР, Западом). Эксперты не исключают падения режима в случае, если один из глобальных игроков изменит свою политику. Эксперты отметили активность оппозиции, ротацию элит, фрустрацию в среде элит, возрастающее влияние религии, значительную эмиграцию населения. По отношению к Таджикистану эксперты оценили политическую ситуацию в период кризиса в стране как стабильную, режим власти как устойчивый. При этом население, по мнению экспертов, не восприимчиво к «оранжевой» риторике, не готово к соответствующим действиям, скорее имеет место апатия и сильные миграционные настроения. С точки зрения экономики ситуация характеризуется экспертами как критическая и тупиковая, при том, что правительство не демонстрирует способности к ее разрешению. Отсюда высокая подверженность внешним влияниям, религиозному экстремизму. По мнению экспертов, сокращение доходов поступающих от трудовой миграции в период кризиса является одним из факторов экономической дестабилизации. Экспертами отмечается, как и в случае Кыргызстана, растущая роль КНР в экономике республики, а также влияние РФ и Узбекистана. По мнению части экспертов, стремление руководства Таджикистана мобилизовать массы для преодоления кризисных явлений в экономике страны при помощи образа «внешнего врага» способно разрушить зыбкую политическую стабильность.
Итак, первое место Казахстана в Рейтинге было вполне ожидаемо. Причина здесь не только в том, что проявления и последствия мирового финансового кризиса начались здесь еще в октябре 2007г., но и в том, что экономика РК оказалась наиболее включенной в мировые финансовые институты, если сравнивать с другими постсоветскими странами. Результатом стал дополнительный объем ответственности, которую взяло на себя Правительство РК.
Одно из последних мест заняла Украина, что также было вполне ожидаемым. Все эксперты отметили, что в период кризиса страна стремительно приближается к состоянию экономический и политический катастрофы. Здесь ключевую роль сыграл политический фактор (как субъективный). То есть при том, что экономический потенциал Украины огромен и предпосылки к преодолению кризисных явлений в экономике имеются, политический фактор мешает их преодолению, что и повергло Украину на одно из последних мест в Рейтинге. В этом отношении логично было бы предположить, что с точки зрения экономического потенциала у Казахстана гораздо больше шансов, чем у Украины, оказаться в состоянии дефолта, но именно слаженные действия властей Казахстана (при очевидных пределах экономического потенциала) позволяют ему не только избежать, но и демонстрировать эффективные действия по преодолению проявлений кризиса. В Украине мы наблюдаем обратную ситуацию — негативно окрашенный политический фактор продолжает играть ключевую роль.
Очевидно, что дополнительного анализа требует группа стран, которые оказались не включенными в мировые экономические процессы, что и позволило им избежать многих проявлений мирового финансового кризиса, не обошедших экономически более развитие страны постсоветского пространства. Этим, в частности, объясняется пятое место Туркменистана в Рейтинге.
В то же время высокий уровень доверия властям, в частности, в Азербайджане и Беларуси, социальный оптимизм, а также грамотно озвученная властями антикризисная программа и приемлемый уровень коммуникации властей с населением во многом способствовало тому, что эти страны оказались на втором и третьем местах в нашем Рейтинге.
Низкие позиции таких стран, как Молдова, Грузия, Армения, Кыргызстан, Таджикистан связаны с тем, что фактически они самостоятельно не смогли сформировать эффективные инструменты для преодоления кризисных явлений в экономике и были вынуждены обращаться за кредитами и кризисной помощью к другим странам. Ситуация в отдельных странах усугубляется политической нестабильностью, отчасти связанной с ухудшающимся экономическим положением (в частности, Грузия как государство действует в режиме «провиантского склада»).
Оценки, данные экспертами относительно Прибалтийских стран, также позволяют сделать определенные выводы. Прибалтика с конца 90-х г.г. однозначно ориентировалась в своей политике на ЕС, подчеркивая, что общего с постсоветским пространством у стран региона ничего нет. И в 1990-2000-х годах Латвия, Литва и Эстония активно позиционировали себя как составляющие Европы, форпост ЕС на Востоке. Однако, как показал рейтинг, в восприятии экспертного сообщества эти страны подчиняются тем же законам развития, что и другие государства постсоветского пространства, что в свою очередь свидетельствует о более тесной связи этого региона с прошлым, а также о том, что по прошествии почти 20 лет европейски ориентированного развития экономики Латвии, Литвы и Эстонии менее соответствуют «экономическому стандарту» ЕС, чем полагают правительства этих трех стран.
Как составлялся рейтинг
Методика экспертных оценок, представленных нашими экспертами, основана на подходах американской и французской политологии, где уже в 1970-е годы предпринимались попытки внести элемент объективности в оценку политической ситуации, высказываемую экспертами.