ПРЕОДОЛЕВАЯ РАВНОДУШИЕ

В этом году общественность нашей страны отмечает 80 лет со дня рождения выдающегося поэта современности Мукагали Макатаева. Его имя у многих ассоциируется с хорошей песней. Если звучит приятная музыка с душевными, лирическими стихами, то нам кажется, что это несравненный Мукагали. Ему всегда удавалось подобрать прекрасные слова, передать нежные чувства. Он сразу и навсегда, как только появился на поэтическом небосклоне, стал символом казахской поэзии. Его знаменитая песня «Саржайлау» считается народной. И нет такого человека, который хоть раз в жизни не напел бы слова знаменитой макатаевской песни «Сәби болғым келеді». Это и есть высшая оценка творчества поэта, написать такие слова, передать такую мысль, чтобы они стали народными.
Мукагали Макатаев родился в селе Карасаз Алматинской области у подножия гор великого Хан-Тенгри. Закончил Московский Литературный институт им.Горького. Автор книг «Жизнь-легенда», «Жизнь-река», «Реквием Моцарта», «Избранное». Переводил на казахский язык русскую классику, зарубежную литературу, в том числе Уолта Уитмена, «Божественную комедию» Данте. Мастерски переложенные на казахский язык, они стали достоянием родной поэзии. Его имя ставят рядом с именами Абая, Ауэзова и других классиков казахской литературы.
Мукагали и его десятилетние сверстники стали основной рабочей силой и заменили взрослых мужчин, ушедших на фронт. Они пасли скот и пахали землю, убирали урожай и молотили. Вместе с женщинами и стариками они считали себя ответственными за жизнь в тылу и очень гордились этим.
«Уже в двенадцать лет мы все могли: стоять у станков на заводе, если надо, водить обозы, защищать от обнаглевших волчьих стай овчарни аула, — размышляя о судьбе Мукагали Макатаева и детях военного времени, говорил его друг и собрат по перу Ануар Алимжанов. — Нам порою так хотелось спать и так хотелось ощутить прохладное прикосновение к телу свежей, чистой ситцевой рубашки».
Боль за свое рано повзрослевшее поколение навсегда осталась в сердце будущего поэта и пробудила в нем чувство сострадания ко всем осиротевшим детям. От имени своих сверстников, от имени всех сирот земли Мукагали Макатаев обратился к людям в поэме «Реквием Моцарта», написанной им незадолго до смерти:
Мы сироты
Одни на свете.
Мы — не взрослые и не дети;
Нам не страшно
И нам не больно.
Шар земной
Будто мяч футбольный.
Не ругайте нас, одичалых,
Нас, к любому делу пригодных,
Нас, отчаявшихся, печальных,
Нас, бессребреников голодных.
Равнодушье преодолейте,
Нашей болью переболейте.
Нам обиду не наносите
Жалких слез над нами не лейте.
Способность сострадать, сопереживать, творить добро, быть милосердным стала главным критерием поэта в оценке человека и лейтмотивом всего творчества. Для него жизненно важно было, чтобы строки, «простые как жизнь», народ понял и полюбил.
Мукагали Макатаев прожил недолгую, но яркую творческую жизнь. Больше тридцати лет он провел в родном Карасазе. Последние десять лет его жизни, исключая два года учебы в Москве, в Литературном институте, прошли в Алматы. Друзья и современники ценили его оптимизм, жизнелюбие, постоянный поиск.
Где бы ему ни приходилось работать — секретарем аулсовета, заведующим «красной юртой», литературным сотрудником в районной газете, диктором Казахского радио, заведующим отделом во многих республиканских газетах, литературным консультантом в Союзе писателей — главным для него было как донести до читателя то, что переполняло его, не давало покоя.
Как считает председатель Атырауского филиала Союза писателей Казахстана Койшигул Жылкишиев, Мукагали Макатаев был феноменом своего времени.
— В 60-70 годы это был планетарный Человек-Вселенная, и ему было очень тесно среди людей. У Мукагали была немыслимая энергия, бурная фантазия. И в то же время это был очень мягкий, лиричный человек. Вот такой он был разносторонний, неординарный, со сложным характером. Он не подчинялся партийным требованиям того времени и не мог долго работать на одном месте. Даже Литературный институт в Москве не закончил и его можно назвать самоучкой, который учился у самой жизни. Поэтому макатаевские стихи становились народными. В нескольких строках он мог раскрыть целый сюжет. Наши композиторы, и очень известные композиторы, такие как Н.Тлендиев, Ш.Калдаяков, разобрали его стихи по нотам. Даже просто читаешь его стихи, еще не песни, и уже сам произвольно напеваешь. Они были мелодичны. Это был очень своеобразный, оригинальный поэт, ставший легендарной личностью.
— Я его хорошо знал, – говорит известный в Атырау журналист Абилхан Тулеушев. – В студенческие годы мы с двумя парнями жили в общежитии КазГУ, и вечерами часто цитировали стихи Мукагали. У него были такие блестящие слова. Это был истинный поэт от бога. Но, к сожалению, при жизни его не ценили. Такое часто бывает. Звезда Мукагали Макатаева взошла уже после его смерти. При жизни его очень мало издавали. В день его кончины в книжном магазине Алматы по проспекту Абая вышел его новый сборник «Өмір дастан». Все три дня похорон мы были в доме Макатаева. И уже после смерти поэта очень много стихов Макатаева, более 70 процентов, стали песнями. Потом, когда эти произведения стали очень популярны, мы, напевая их, всегда вспоминали встречи, чаепития с поэтом.
«Он искал слова, — писал Ануар Алимжанов, — которые бы полнее выражали смысл жизни, суть труда и дел нашего поколения. И он сумел найти такие слова. Добротой наполнены его строки, добротой и любовью к человеку».
Первые стихи семнадцатилетнего Мукагали увидели свет в 1948 году в газете «Советская граница», ведь родом он был из Нарынкольского приграничья. Стихи всегда полны упоминаний об этих местах, и, смертельно больной, он просит отвезти его в родной аул в надежде, что спасти его может только родная земля.
Читатели узнали и почувствовали своего поэта по публикациям в газетах и журналах, по коллективному сборнику «Жастар жыры» («Песни молодости»), выпущенному в 1951 году. В 1962 году газета «Социалистiк Қазақстан» опубликовала поэму «Аппассионата», которая принесла Макатаеву известность, и его имя пополнило ряд лучших казахских поэтов.
А вот первая книга стихов Мукагали Макатаева вышла, когда ему было тридцать три года. Он очень много работал, даже тогда, когда был уже серьезно болен и осознавал, что жить остается недолго. В своем дневнике он записал: «После всяких потрясений, и моральных, и материальных, оказался в больнице. Больница мне помогла. После долгой разлуки мы встретились с Поэзией, как влюбленные. Видать, соскучились друг без друга». В течение двух месяцев им было написано около четырех тысяч стихотворных строк. Работал на совесть, не думая, возьмется ли кто-нибудь опубликовать их.
И действительно прижизненные его издания можно перечесть по пальцам одной руки: «Ласточка, ты прилетела», «Мавр», «Дарига», «Когда спят лебеди». Одну из лучших своих книг «Жизнь — поэма» поэт подготовил, но не увидел вышедшей в свет. Когда в 1979 году в издательстве «Жазушы» вышла книга «Жизнь — озеро», а в 1984 году — «Шолпан», то стало очевидным: М.Макатаев не издал при жизни и половины написанного им. Это было трагедией для поэта, осознававшего свою творческую силу, свое место в национальной поэзии. Сердце Мукагали стало давать сбой.
В свое сорокалетие, в стихотворении «Еще каких-то двадцать лет» он просит у жизни такой или хотя бы десятилетней отсрочки для своего творчества. Последний период жизни совпадает со временем учебы в Москве на Высших литературных курсах. Он поднимается до вершин своей поэзии, но живется ему трудно. Мукагали Макатаев много работает, а издают его мало. В его произведениях усиливается трагическая нота любви к жизни, ко всему сущему. Поэт ушел из жизни, когда ему было всего 45, оставив в наследство грядущим поколениям свои многочисленные строки.
«Когда спят лебеди», «3дравствуйте, друзья!», «Милая моя ласточка», «Поющая душа», «Река жизни», «Шолпан», «С грузом в сердце», двухтомное издание стихотворений и поэм «Биение сердца» — все эти книги были изданы на казахском языке.
Частью творческого наследия поэта стали замечательные переводы, заслужившие самую высокую оценку литературной общественности Казахстана.
Слава к Мукагали Макатаеву пришла после смерти, в 1980-е годы: в Алматы его именем названа улица, установлена мемориальная доска на доме, где он жил. Уникальным стало иллюстрированное издание «Божественной комедии» Данте в его переводе. Поэтические сборники вошли в золотой фонд казахской поэзии.
В 1985 году Союзом писателей Казахстана была учреждена премия имени Мукагали Макатаева. В 2000 году за сборник стихов «Аманта» правительством Казахстана ему была посмертно присуждена Государственная премия.

Марина КУАНЫШЕВА