Неизвестный батыр

3333222 Общество

27 лет прошло с момента обретения независимости, но белых пятен в истории народа еще
достаточно. Даже события середины двадцатого века порой скрыты за словами «Совершенно секретно». В сегодняшнем номере мы рассказываем о легендарном казахе из Китая Оспан батыре, имя которого было широко известно среди казахских
диаспор за рубежом, а в
Советском Союзе, Китае и Монголии до недавних пор было
под строжайшим
запретом.

Оспан батыр Исламулы родился в 1899 году в зимовье Ондикара Коктогайского района Алтайского округа империи Цин. О его детских годах мало информации, но уже в юности он проникся желанием сделать свой край свободным. Эта идея стала более ярко прослеживаться по мере его взросления и освоения военного дела. В 1940 году он участвовал в казахском мятеже против губернатора Синьцзяна Шэн Шицая.
Шэн Шицай вел независимую от китайского руководителя Чан Кайши политику, активно развивая экономические связи с Советским Союзом. Однако в середине 1942 года, когда гитлеровские войска достигли пика продвижения по советской территории, губернатор Синьцзяна стал сворачивать отношения с СССР и громить местных коммунистов, представителей других движений и усилил террор.
Политика Шэн Шицая привела к тому, что весной 1942 года на Алтае восстали казахи. Оспан батыр в ходе волнений заработал большой авторитет в Алтайском округе среди местных казахов. Это привело к тому, что вскоре он становится одним из лидеров мятежников.

Казахская трагедия
В 30-х годах прошлого столетия Синьцзян стал ареной столк­новений между мусульманским населением края и мигрировавшими сюда китайцами. До 1949 года Синьцзян вследствие отдаленности был под властью Китая лишь номинально. Когда китайс­кие власти стали массированно заселять этническими ханьцами Синьцзян, уйгуры, казахи, кыргызы, дунгане на протяжении длительного времени сражались за независимость с маньчжурс­кой властью, республиканским Китаем, а затем и с коммунис­тами. Среди коренных жителей этого региона казахи всегда были значительной политичес­кой силой. Казахи принимали участие в восстаниях 1930-1940 годов, а в Илийском восстании 1944-1949 годов сыграли ведущую роль.
Не выдержав очередных притеснений правительства Гоминдан, возглавляемого Чан Кайши, казахи, населявшие Алтай, Или, Тарбагатай, подняли восстание под предводительством Оспан батыра Исламулы. В результате многолетнего противостояния казахские воины хоть на время, но сумели освободить родную землю на Алтае, Тарбагатае и побережье Или.
Из-за особенностей политических интриг сложилась ситуация «война всех против всех», где мелкие игроки оказывались между жерновами более крупных – в данном случае между Китаем и Советским Союзом. Например, когда в Синьцзяне образовалось новое государство – Восточный Туркес­тан, СССР, который играл тогда ключевую роль в этом регионе, занял двойственную позицию. Когда Союзу было выгодно, то поддерживал национально-освободительное движение, снабжая повстанцев оружием и военными специалистами. В то же время советские власти заигрывали с гоминдановским правительством, громя восставших. В конечном итоге советские политики сдали Восточный Туркес­тан китайским коммунистам. Лидеры исламского правительства погибли в подстроенной НКВД авиакатастрофе, многие из повстанцев бежали в Советский Союз.

Не приму
ничьего подданства
Неудивительно, что Исламулы был одним из противников коммунистического режима. Конечно, он хорошо знал ситуацию в советском Казахстане, тем более в Китае жили представители Белой гвардии, беженцы из степных казахских аулов. И прекрасно понимал, что то же самое будет в случае, если коммунисты победят на Алтае. В одном источнике говорится, что Оспан, понимая конечную цель советс­кого руководства, сказал маршалу Монгольской Народной Республики (МНР) Чойбалсану: «Пока буду жить под чистым небом, не приму ничьего подданства, особенно Китая».
Геополитика – величина непостоянная, и каждая страна действовала, исходя из собственных или стратегических интересов, которые менялись по ходу событий. До 1941 года СССР и Китай были союзниками. С началом войны между СССР и Германией в 1941 году отношения между бывшими союзниками заметно изменились – китайское руководство сделало «ставку» на будущего победителя, которым, по его мнению, должна была стать нацистская Германия, и былые связи с Советами стали приходить в упадок.
В такой ситуации советским властям Оспан батыр был нужен как союзник против китайцев, но не более. Целью советского руководства было вести действия на два фронта: с Китаем руками Оспан батыра, а также «незаметно» и с самим непокорным, неподконтрольным никому батыром. В самом деле, зачем советским властям небольшая, но независимая казахская республика в Китае? При этом Советы нередко действовали не напрямую, а через руководство МНР. И батыр был вынужден идти на компромисс с Советами, потому что все это время воевал на коне и нуждался в стрелковом оружии, военных специалистах.
В июне 1943 года среди алтайс­ких казахов вновь вспыхнуло восстание из-за решения властей насильственно переселить их на юг Синьцзяна, а китайс­ких беженцев – на кочевья казахов, которое привело в 1944 году к созданию просоветской Восточно-Туркестанской республики (ВТР).
На это время приходится большая известность Оспана как военного стратега и государственного деятеля, его авторитет среди народа был достаточно высок. Годы освободительной борьбы дали свои плоды: Оспан батыр хорошо знал местность своего края, имел богатый военный опыт, вел независимую политику.
Однако трудности не заставили ждать: из-за террора военных сил Гоминдана 360 семей из родного селения Исламулы переселились в МНР. Здесь их хорошо встретили и оказали посильную помощь. Это переселение оказалось мостом налаживания связи между руководством Монголии и Оспан батыром, а через монгольских товарищей для советских властей появилась возможность влиять на батыра. И советское руководство всячески пыталось заручиться поддержкой и воспользоваться военным талантом и бесстрашием батыра.
5 октября 1943 года состоялось даже специальное совещание, на котором было решено отправить к Оспан батыру делегацию из сорока человек во главе с неким Пахомовым. 6 октября прошла встреча делегации с батыром, однако стороны взяли на себя обязательства хранить в секрете ее результаты. Именно после этой встречи повстанцам начали помогать оружием, вещами, продуктами.
В первую очередь было послано 27 ружей, 2600 пуль, 10 маузеров, а английский автомат и тысяча патронов к нему были подарены лично Оспан батыру. Однако все эти подарки не затмили разум Оспана. Зная, что за ними стоит желание сделать его полностью подконтрольным и зависимым, он не остался в долгу: в ответ были подарены 38 лошадей, 8 ковров, 137 граммов золота.
25 февраля 1944 года на пограничной заставе, у притока Булгын реки Кобды, состоялась встреча Оспан батыра с маршалом Чойбалсаном, послом Советс­кого Союза в Монголии Ивановым, командиром Байкальского фронта Рубиным, руководителем разведки Ланпаныком, министром внутренних дел Монголии Шагоыржаном и его советником Гредиевым. На этот раз повстанцам было подарено 395 ружей, две тысячи пуль, 30 легких пулеметов, 6 тяжелых пулеметов, 45 автоматов, две тысячи гранат. Все оружие было преподнесено в знак почета и уважения от имени сына Сухэ-батыра – Галсына, полковника и начальника отдела Министерства обороны.
5 марта 1944 года в специально подготовленной для этого юрте состоялась личная встреча Чойбалсана с Оспаном. Батыру сообщили о том, что в Монголии образована военизированная группа помощи повстанцам, а также создано временное независимое правительство алтайс­ких казахов. Оспану дали звание «Батырхан». Позже даже ходили слухи, что его подняли на белой кошме, как хана.
В это время гоминдановские армии начали готовиться к вой­не близ советской границы. Оспан батыру было поручено выступить против них со своими людьми. И он вместе с дивизией военно-воздушных сил Лиу­зухана уничтожил противника. После этой победы советские руководители стали больше давать советов и поручений Оспан батыру, что, по-видимому, свидетельствовало об их благосклонности. Но Сталин понимал, что Оспан никогда не оставит своей цели – достижение национальной независимости – и поэтому старался не упускать его из виду, подсылал к нему шпионов, которые должны были войти в доверие к батыру, следить за ходом его мыслей и докладывать о каждом его шаге своему руководству.

«Я – казах, и не играю в ваши игры»
Особый интерес вызывают отношения Исламулы с Восточно-Туркестанской республикой. Изначально эти отношения были взаимосвязанными, тесными и близкими. Уже к середине сентября 1945 года отряды Оспан батыра (несколько тысяч бойцов) совместно с войсками северного фронта Восточно-Туркестанской республики полностью освободили Алтайский округ от гоминдановских войск. После этого Оспан был назначен правительством ВТР губернатором Алтайского округа и награжден орденом Народного героя Восточно-Туркестанской республики.
Конечно, просоветская Восточно-Туркестанская респуб­лика – это не та республика, ради которой воевал Оспан Исламулы. Он понимал полную зависимость ВТР от советских коммунистов – по некоторым данным, ее лидеры не раз просились в состав Союза. В итоге батыр оставил свой новый дом, должность и переехал в степь. Его несколько раз звали на прежнюю руководящую работу, но батыр прямолинейно отвечал: «Я воевал и в снег, и в зной ради своего народа. А плоды пожинают красные. Я – казах, и не играю в ваши игры, не собираюсь быть куклой в ваших руках».
Известен и другой эпизод. Далелхан Сугурбаев, командир дивизии ВТР, посоветовавшись с генералом Викторовым, отправил к Оспану полковника Доскеева с орденами «За борьбу за независимость» І и ІІ степеней и подарками. Оспан долго не принимал посланца, а, приняв, ответил жестко и кратко: «Я воевал не для того, чтобы усилить Красную Армию. Не задерживайся здесь, возвращайся к своим. Эти погремушки носите сами. Я не вижу настоящей свободы Восточного Туркестана. Я все сказал».
Несмотря на такие плачевные результаты многолетней борьбы, Исламулы по-прежнему был тверд в своих устремлениях и не терял надежды на создание полностью независимого от Восточно-Туркестанской респуб­лики и Китайской республики Алтайского ханства, надеясь на обещания поддержки, данные ему Чойбалсаном. Желание батыра сделать Алтайский округ независимой республикой не было ни для кого секретом, но это не входило в планы советс­кого руководства и вызвало его озабоченность.
В итоге отношения Оспана с лидерами ВТР стали не просто натянутыми, а враждебными. Оспан батыр объявил войну просоветской республике и начал вести переговоры с Гоминданом, который, возможно, пообещал ему поддержку и определенные гарантии автономии в случае их победы. К концу 1946 года враждебное кольцо вокруг батыра постепенно стало сужаться. Оспан Исламулы вел вой­ну уже на трех фронтах: с отрядами Народно-освободительной армии Мао Дзэдуна, с войсками Восточно-Туркестанской республики, а также с местными коммунистами.

Последний бой: исход казахов из Синьцзяна
Начиная с 1947 года, ситуация вокруг Оспана Исламулы стала сильно ухудшаться. Его стали представлять врагом советской власти, нередко – как обычного бандита. По некоторым данным, Москва дала задание Улан-Батору уничтожить Оспана, и к национальному герою начали подсылать наемных убийц.
Весной 1950 года Оспан батыр, положение которого стало невыносимым, вынужден был отступить в сторону тибетских гор. При этом никакой речи о мирном сложении оружия не было. Это было уже крушение планов батыра. Более десяти лет он воевал за независимость своего края, потерял в боях детей, братьев, а теперь не знал, куда податься. Началась трагическая пора его жизни.
19 февраля 1951 года в провинции Хайзы Гансуского края батыр попал в окружение китайской народной освободительной армии и был пленен. Вскоре после этого он оказался в тюрьме Урумчи. Над ним проводился открытый суд. 29 апреля 1951 года Оспан батыр был расстрелян на глазах большого количества людей. И лишь 12 января 1953 года сыну Оспана Шердиману было разрешено вывезти останки отца из Урумчи.

Подготовил Кайрат САТАЕВ
по материалам
из открытых источников

Поделиться с друзьями
Аватар

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна