Народ с собственной культурой бессмертен

Культурное наследие является важнейшим признаком цивилизованного общества, оно включает в себя духовно-нравственные и материальные ценности, которые не просто переходят от одного поколения к другому, а требуют приложения огромных усилий и средств в национальном, государственном масштабе, чтобы не потерять их.

 Президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ о программе «Культурное наследие»

«Библиотека наша закрылась. Книги храню дома» — в памяти навсегда остались слова начальника Кызылкогинского районного отдела культуры Жании Избаскан, когда мы много лет назад задали ей дежурный вопрос «Как дела?». «Библиотеки не отапливаются, все стены сыреют, зеленые от плесени. Сотрудники не сегодня-завтра заболеют. Да и читать сейчас мало кто приходит. Как говорится, быть бы живу…».

Жания Калиевна хорошо помнит эти дни, хотя прошло с тех пор добрых два десятка лет.

В Кызылкогинском районе тогда не было газа, и топить печи порой было нечем. А книги должны храниться надлежащим образом. Жания Избаскан была из тех, кто писал в Министерство культуры, она неоднократно ходила в акимат. Просила сохранить что есть. Но тогда всем было не до книг. С большим трудом тогда библиотекари собрали книги из дальних аулов, порой ночуя с водителями в машине на бездорожье.

В таком же положении была самая крупная в области библиотека — областная научная универсальная имени Г. Сланова. Ее директор Кадиша Кабиева вместо того, чтобы заниматься творчеством, презентовать книжные новинки, устраивать поэтические вечера, выясняла, кто на верхних этажах пятиэтажного дома затопил помещение фонда, книгохранилище и читальный зал. Помнится, в библиотеке сильно пахло сыростью.

…Сейчас положение в данном направлении куда лучше. Терпение культработников не ушло в песок. Они выстояли, хотя многие библиотекари по несколько месяцев не получали заработную плату, а в селах тогда единственными кормильцами были пенсионеры — государство старалось обеспечивать их в первую очередь.

Не было собственного помещения и у управления культуры. Было арендованное и очень далеко, в Балыкши, в старом здании с деревянными полами и зеркалом без рамы в приемной, что было несолидно для областного управления. А в драмтеатре много лет не ставились спектакли. Помню одну-единственную постановку с двумя действующими героями. «Все остальные стоят на базаре, продают вещи, — сказал тогда с грустью в глазах директор театра Мереке Гумаров. — А что делать? Жить-то надо».

Кто не мог пойти на рынок, наступив на горло собственному самолюбию, соглашался вести корпоративные мероприятия или свадьбы. Платили мало, но на хлеб хватало.

Драмтеатр в начале 90-х был наглухо закрыт. Процесс демонтажа затянулся на долгие годы, а о реконструкции никто даже не поднимал вопрос. Мереке Гумаров делал все возможное, чтобы не открывать перед посторонними двери зрительного зала. Зачем? Стульев нет, сцена раскурочена. Вид театра был просто удручающий.

Трудно было работникам областной филармонии. Их здание размещалось в разных углах — в двух-трех комнатах ДК нефтяников, в опорном пункте возле драмтеатра, где-то в Балыкши. Дом культуры «Жастар», который ранее назывался Дворец культуры рыбаков, так как был построен на средства рыбкомбината, ушел в частные руки за сущие копейки. Но если этот факт остался в принципе малозаметным, так как ДК находился на окраине города, то продажа и дальнейшая реконструкция кинотеатра «Юность» стала для многих душераздирающим зрелищем. Каждый раз, проезжая через центральный мост, сердце кровью обливалось: исчезало любимое многими горожанами место, а вместо него появился новый культурно-развлекательный центр. Исчез кинотеатр «Мир». Местонахождение двух музеев никто не знал. Один находился за колхозным рынком, а другой, кажется, на первом этаже дома со знаменитым магазином «Товары для мужчин и женщин».

Первый Наурыз, который пришелся на 1989 год, мы отпраздновали в апреле. Еще тогда толком историю никто не знал, и праздник, отмечавшийся в день весеннего равноденствия, праздновался позже. Новый год на открытых площадях в г. Атырау тогда не отмечали. Кажется, даже погода улавливала наше настроение и полное отсутствие финансов, не порошила снегом, чтобы сделать все незаметным.

И только старые черно-белые фотографии остаются свидетелями тех лет — скромные сценические костюмы на вырост, пластмассовые цветы, бумажные украшения, борода из ваты.

Все было. А чтобы все стало, на правительственном уровне была разработана и принята государственная программа «Культурное наследие», направленная на сохранение и укрепление духовных богатств.

— Поддержка культурной жизни нашей области началась с Имангали Тасмагамбетова, который в 1999 году был назначен акимом нашей области, — говорит ветеран культуры, председатель Атырауского филиала Союза писателей Казахстана Койшигул Жылкишиев. — Он любит и ценит нашу народную культуру и помог нам поднять эту сферу. 2000-й год в стране проходил как Год поддержки культуры, что сыграло большую роль в возрождении духовных ценностей. Сфере культуры, театру, музеям, филармонии, библиотекам стали выделяться средства. А по-настоящему культурный подъем начался с 2004 года, когда была принята государственная программа «Культурное наследие».

Сейчас мы проводим международные театральные фестивали, ставятся самые сложные постановки. Музеи области заработали креативно, библиотеки перешли на электронную систему РАБИС, а артисты филармонии и Академического оркестра в новых костюмах, с новыми музыкальными инструментами отправляются на гастроли по Европе.

Страна может иметь сильную армию, государство способно купить самые современные танки и самолеты. Мы можем проводить сложные медицинские операции, дети — учиться далеко за рубежом. Но если народ не сохранит свою самобытность, ни с чем не сравнимую культуру, век нации будет короток.

Марина КУАНЫШЕВА