ryba

Гибель рыбы: что делать?

Массовый мор рыбы в Жайыке (Урале) взбудоражил сначала весь Атырау, а затем и Казахстан, как только лед сошел, и все увидели масштабы трагедии.

Сегодня казахстанцы разделились на несколько лагерей. Одни паникуют в соцсетях, мол, загубили фауну, больше не видать нам ее. И не устают делиться фото и видео, на которых запечатлена погибшая рыба.

Другие объявляют субботники и сами выходят на уборку берегов Жайыка от тушек.

Третьи делают прогнозы: когда – и восстановится ли вообще – «живое серебро» в Атырау? «Прикаспийская коммуна» попыталась выяснить, в каких странах происходили подобные ЧП, и что люди предпринимали для восстановления популяции.

Про тонны «Белого амура» и так называемый конец света

Забегая вперед, хотелось бы отметить, что, в принципе, массовый мор рыбы – явление, к сожалению, нередкое в мире. И зачастую в этом виноват человек.

Январь 2011 года. На берегу Чесапикского залива (эстуарий реки Саскуэханна. Один из наиболее известных природных ландшафтов Северной Америки. Является де-факто частью Атлантического океана) были обнаружены миллионы мертвых рыб. Немало тогда высказывалось предположений – почему, отчего. Например, в интервью интернет-ресурсу russia-paranormal.org украинский ученый Борис Капочкин сказал, что массовая гибель рыбы произошла на фазе интенсивного растяжения, которое на фазе сжатия непременно где-то сопровождается землетрясениями.

«Обычно массовая гибель рыбы, так называемые «заморы», происходит в результате выделения из литосферы реакционно-способных флюидов в восстановленной форме (сероводород, аммиак), что приводит к химическому потреблению кислорода, растворенного в воде (озера, моря, реки). Такое явление мною наблюдалось на восточном побережье полуострова Камчатка во время нереста лососевых в 1992 и в 1993 годах», – заявил Борис Капочкин.

По словам ученого, в эти годы в связи с описанными процессами концентрации растворенного кислорода в Авачинской бухте опускались ниже 2 мл/л, в результате чего лососевые не заходили в реки на нерест. В 1995 и в 1996 годах в бассейнах Дуная и Днестра фиксировалась синхронная гибель рыбы.

«Интересен случай массовой гибели рыбы в озерах Ялпуг и Курулгуй (Придунавье). Погибла тысяча тонн рыбы, причем только одного вида – белый амур! В водах озер обнаружено присутствие сероводорода и соответственно дефицит кислорода. Недостаточные концентрации кислорода оказались губительными для одного вида и недостаточными для другого», – полагает он.

Ученый дает понять – кто виноват, но оставляет право за читателем делать выводы. Что касается белого амура, то для поддержания популяции этого вида рыбы советуют строить рыбоводные заводы, где бы искусственно помогали их сохранять. К слову, в апреле 2017 года россияне даже кинули клич в соцсетях – собрать деньги на покупку мальков белого амура после печальной гибели рыбы. Этим примером они показали, что активное участие каждого в общей беде – гибели уникального вида рыбы – признак зрелого общества.

В то же время газета «Los Angeles Times» представила читателям статью «Массовая гибель рыб провоцирует разговоры о конце света».

«Блогосфера, Facebook и Twitter наполнились теориями заговора и паническими сообщениями: «Они говорят, что рыба погибла из-за слишком холодной воды. Неужели они считают, что мы поверим в это?!» «Мы все умрем!»

Между тем, профессор религиоведения университета Джорджа Вашингтона Пол Дафф, изучавший откровение Иоанна Богослова, уверен, что «не было такого поколения, которое бы ни кричало, что конец близок». По словам профессора, тревожные случаи массовой гибели рыбы вкупе с остающимися без ответа вопросами о причинах этих смертей создают благоприятную почву для теорий конца света. Дафф убежден, что апокалиптически настроенные личности не откажутся от своих догадок, даже если «пророчества» мертвых рыб не исполнятся. «Когда люди ждут конца света, а он не приходит, они не отказываются от своей веры, – сказал он. – Они просто производят перерасчет и отодвигают дату на более позднее время».

Сельдь вымирает?

В июне прошлого года СМИ сообщают об усыпанном тоннами мертвой сельди побережье на Сахалине. Тихоокеанс­кая сельдь начала массово умирать в заливе Пильтун на севере Сахалина.

Об этом рассказал руководитель общественной организации «Эковахта Сахалина» Дмитрий Лисицын. Как сообщается на сайте организации, больше всего погибшей рыбы экологи нашли в двух местах – на участке от устья реки Хальчикова до устья безымянного ручья из озера Кривун, а также в двух километрах южнее устья реки Сабо. Там обнаружили почти 11 тысяч мертвых рыбин. Слой мертвой рыбы толщиной достигал 30 см, ее объем составил около 93 тонн.

Отчего был мор сельди на Сахалине – до сих пор неизвестно. Как пишет автор научной статьи по рыбному хозяйству и аквакультуре Н. Фадеев, «основная причина катастрофического уменьшения запасов сахалино-хоккайдской сельди в загрязнении нерестилищ, располагающихся в узкой прибрежной полосе, промышленными и бытовыми отходами, препятствующими нормальному воспроизводству» и просит прислушаться к его мнению соответствующие органы.

Еще несколько примеров. Вода в водохранилище на реке Гильчин (приток Амура) в районе села Козьмодемьяновка Амурской области оказалась отравлена аммиаком. В результате там произошел массовый замор рыбы, которую разводили в водоеме местные жители.

Как сообщает Amur.info, Иван Хаустов с 2012 года пытается возродить разведение речной и озерной рыбы в искусственном водоеме возле села Козьмодемьяновка. Развитие рыбного производства движется с трудом: есть трудности и законодательные, и бюрократические. Местные жители иногда вылавливают производителей из нерестовых прудов. Полторы недели назад предприятие Хаустова фактически было ликвидировано: в водоеме начала всплывать рыба. Общие потери взрослых особей и молодняка хозяин оценил в 20-25 тонн. По его мнению, рыба отравлена местными фермерами. Производители содержались в изолированном зимовальном пруду, и после того, как Хаустов подкачал в него воду из общего водоема – они начали всплывать.

Эксперт экологической организации «АмурСоЭС» Евгений Лисицын уточнил, что содержание аммиака в водохранилище превышено в 1,5 раза. «Индекс токсичности воды очень высокий, причем не только для рыбы, но и для человека. Рыба могла погибнуть от такого количества аммиака. Что касается первоначальной версии, что причиной замора рыбы стали гербициды, попавшие с соевых полей, то показатели нитритов и нитратов оказались минимальными», – сообщил эксперт.

Одна из версий, почему в воде оказалась такая концентрация аммиака, – стоки с ближайшей фермы.

В июне прошлого года в российском городе Владимире тоже произошел массовый мор рыбы в реке Гза. В ЧП местные жители обвиняют руководство СПК «Кинобол». Ферма располагается рядом с рекой.

К каким бы выводам ни пришли проверяющие, местные жители просят восстановить баланс реки. Говорят, после такого количества органики, которая образовалась в воде, на следующий год здесь просто все зарастет. Люди вспоминают, как вместе чистили водоем, покупали и запускали рыбу. И вместе радовались хорошему улову – метровые щуки были привычным делом…

Мундиаль не виноват!

В конце июня прошлого года астраханские новости были наполнены сообщениями о скоплении мертвой рыбы на берегу Волги. Многие астраханцы предположили, что рыба была отравлена пестицидами, которыми губили мошку в Волгограде в преддверии чемпионата мира по футболу-2018.

Однако на заседании рабочей группы, занимающейся расследованием инцидента, развеяли слухи. Взятые экземпляры мертвой рыбы отправили на токсикологическое исследование – на фенолы, нефтепродукты, тяжелые металлы, признаки кислородного голодания. Тогда всего было обнаружено 482 экземпляра 13 видов погибшей рыбы, в том числе сельди. Результаты исследования указывали на то, что ни в воде, ни в грунтах, ни в самой рыбе остатков отравляющих веществ не обнаружено, либо их концентрации не были летальными для рыб.

Научное обоснование и результаты опробирования показали, что версия о массовом отравлении рыбы пестицидами волгоградских средств от мошки не соответствует действительности.

«В 1999-2001 годах на Каспии произошла экологическая катастрофа, которая к тому же сопровождалась серьезными переловами – именно по сельди-черноспинке, – объяснил главный научный сотрудник ФГБНУ «КаспНИРХ» Сергей Канатьев. – Это привело к тому, что в 2000-е годы в Волгу на нерест заходило едва ли по несколько десятков тонн этого вида. На протяжении полутора десятилетий мы предпринимали меры по восстановлению популяции, вводили ограничения на вылов. И это дало свои результаты. Примерно шесть лет назад мы заметили первые признаки восстановления сельди. На нерест начали заходить уже сотни тонн. Сегодня эта тенденция усилилась: в 2018 году нереститься пришло уже около 2000 тонн сельди. Это еще не те показатели, которые наблюдались в 1990-е годы, но рост на два порядка относительно 2001 года обнадеживает», – заключил эксперт.

На нерест в настоящий момент идет много молодых экземпляров возрастом три с половиной-четыре года. Часто они идут впервые, не успев накопить достаточно энергетических запасов, чтобы подняться вверх по течению. А сельдь-черноспинка имеет особенность – до 75% рыб гибнет после нереста. Оказывается, гибель сельди является свидетельством позитивного процесса по восстановлению популяции почти потерянной сельди-черноспинки. Иными словами это признак того, что численность рыбы растет. А та самая гибель сельди вызвана вполне естественными причинами, подчеркнул ученый.

Морская фауна истощена

А вот еще одна публикация на портале cont.ws. Здесь не о море рыбы. Здесь о том, что само человечество эксплуатирует морские ресурсы устрашающими масштабами.

По расчетам ученых, за последние века на грани полного истощения оказались 38 процентов промысловой морской фауны. К 2048 году этот показатель может увеличиться до 90 процентов (!), сделав рыболовство нерентабельным. Проблема сокращения мировых рыбных запасов становится еще более актуальной в свете того, что исчезновение рыбы и моллюсков неминуемо влечет за собой гибель более крупных морских животных и, как следствие, разрушение экосистемы океана. Чрезмерный вылов рыбы связан не только с официальным промыслом, но и с любительской рыбалкой, а главное – с браконьерством.

Например, общий мировой вылов рыбы в 1900 году составил 4 млн тонн, в 1989 году – уже 89 млн тонн. Для сравнения: вероятная рыбопродуктивность традиционных объектов промысла в Мировом океане (не учитывая мезопелагических рыб) оценивается в 110-120 млн тонн. Международная группа ученых определила, что около 85% мировых запасов рыбы подвергаются чрезмерной эксплуатации.

Из них 28% мировых запасов рыбы чрезмерно эксплуатируется, 50% эксплуатируется в полной мере, 3% – исчерпаны и 1% восстанавливается. И всего лишь 12% мирового запаса рыбы эксплуатируется умеренно.

Перелов рыбы влияет и на ее генетику. Неравномерная нагрузка на различные локальные стада рыб как результат селективного вылова ведут к деформации и обеднению генофонда того или иного вида рыбы.

В результате чрезмерной добычи в течение последнего века большое число популяций ценных групп рыб (осетровые и лососевые) исчезли из рек и озер Европы и Северной Америки. Шанс сохранить такие виды рыбы, как калуга, семга, белорыбица, шип, омуль и другие, есть только в строгой регламентации рыбного промысла. Под большой угрозой исчезновения на сегодняшний день находятся такие виды промысловых рыб и морских животных, как осетр, голубой тунец, фермерский лосось, рыба-меч, акула, полосатый марлин, морской черт, креветка, морские гребешки, хоплостет, красный снепр, чилийский сибас. Но есть в Мировом океане рыбы, которые пока еще не испытывают проблем с популяцией: арктический голец, баррамунди, белый тунец, лобстер, корифена, угольная рыба, сардина, палтус, сом, а также краб, моллюски, устрица, мидия и кальмар.

Для предотвращения гибели Мирового океана ученые предлагают создать много морских заповедных зон, где будет запрещен вылов рыбы. Острова Кука в Тихом океане объединились в гигантскую природоохранную зону площадью 1,1 млн кв. м. Крупнейший заповедник создала и Австралия (Большой Барьерный риф); много национальных парков-заповедников находится в египетском Красном море. Однако польза от таких морских заповедников может быть только при надлежащем патрулировании и мониторинге акваторий. Тем не менее, созданные морские заповедники – лучший способ восстановить флору и фауну Мирового океана; плюс ко всему уловы на границе рядом с заповедными зонами могут увеличиться в четыре раза.

Ряд экологов предлагает создать мобильные заповедники для мигрирующих морских животных (от китовых акул до китов), которые будут следовать за «переселенцами» весь их путь.

Эксперты по рыбному промыслу также предлагают правительствам стран мира установить квоты на вылов рыбы, основанные на уровне запасов в окружающих их страны водах.

Но, несмотря на всю важность вопроса организации морских заповедников и квотирования вылова рыбы, многие государства (к примеру, страны Евросоюза) до сих пор не могут договориться о рыболовных лимитах.

Еще один выход по восстановлению рыбной популяции в Мировом океане – переход от охоты-собирательства к выращиванию. Уже сегодня значительная часть рыбы, потребляемой в пищу, поступает с рыбных ферм.

Использовать гиблую рыбу можно?

По данным и. о. заместителя председателя комитета лесного хозяйства и животного мира Наримана Жунусова, на 11 марта в Атырау было собрано и утилизировано 111 тонн 400 килограммов, из них 103 тонны – это искусственно выращенные осетровые виды рыб на двух хозяйствах: Луговской конезавод и Урал-Атырауский рыбоводно-осетровый завод.

Страшно. Грустно. Обидно. Но, согласитесь, ЧП уже произошло, сейчас все соответствующие органы борются с предотвращением подобного в будущем, а ихтиологи уже успокаивают: на полное восстановление Уралу понадобится несколько лет.

Приведу здесь один факт, связанный с гибелью рыбы, несколько в ином ракурсе. В Норвегии круизные суда будут ходить на мертвой рыбе. Норвежский круизный оператор «Хуртигрутен» решил использовать на своих лайнерах биогаз из отходов рыбной промышленности. В распоряжении компании находится флот из 17 кораблей, и к 2021 году она планирует перевести, по крайней мере, шесть из них на использование биогаза. В этой стране хорошо развита рыбная промышленность, а отходы смешивают с другими органическими отходами для производства топлива: жидкого биогаза. Этот пример мы привели к тому, что, быть может, вынести из случившегося в Атырау хоть какую-то пользу.

Позвольте закончить статью одним небольшим воспоминанием. Три года назад мне посчастливилось впервые участвовать в международном конкурсе журналис­тов «Каспийская мечта», где представители СМИ разных стран соревновались в лучшей статье или репортаже на темы дружбы между народами Кас­пийского моря и непосредственно сохранения Каспия. В последней номинации победил радиожурналист, представивший радиопостановку о пластиковой бутылке, которая медленно, но верно убивает Каспий. А вместе с ним и рыбу.

Не верите? Не так давно американские исследователи изу­чили вред пластика в море. Миллионы тонн пластиковых отходов плавают в наших океа­нах, написал в 2017 году журнал «Proceedings B». Многие рыбы едят этот мусор. Эксперты полагают, что более 100 миллионов тонн отходов плавают сейчас в Мировом океане. Большинством из них являются пластиковые пакеты и другой, часто весьма крошечный, пластиковый мусор. Почему рыбы проглатывают куски пластика, пока не совсем понятно; одним из объяснений является то, что частицы выглядят как обычная добыча рыб. Исследователи наблюдали стаи анчоусов в аквариумах. Дикая рыба ранее была поймана в море. Для исследования ученые подготовили специальный пахучий раствор и оставили пластиковые частицы размером в несколько миллиметров на три недели в океане. За это время морские организмы, такие как водоросли, поселились на этих частицах. Затем пластик выловили и специальным методом смешали с водой, а потом отфильтровали из раствора все частицы, которые анчоусы могли бы идентифицировать со своим кормом. Но сами запахи остались в растворе.

В ходе эксперимента было обнаружено, что рыба реагирует на запахи из раствора так же, как на настоящую еду. Они сбились в косяк и пытались охотиться. Но при проведении такого же эксперимента с простым неароматным пластиком в чистой морской воде животные игнорировали пластиковую добычу. То есть ароматы, на которые реагировали анчоусы, исходят не от самого пластика, а от водорослей, которые живут на мусоре. «Впервые в поведенческом эксперименте было получено доказательство, что пластиковые частицы должны быть химически привлекательными для рыбы», – пишут исследователи из группы Савоки.

Экспертное мнение:

Олег САРАНА, корреспондент газеты «Комсомолец Каспия», ведущий популярной ТВ­передачи «Клевое место», блогер, Астрахань, РФ:

– Такое же ЧП, как у вас в Атырау, знаю, произошло в 1942 году на Волге, в год Сталинградской битвы. Стояли сильнейшие морозы, плотин не было, в Волге и притоках дельты практически исчезло течение. Тогда после распаления льда весной очень много мертвой рыбы было по берегам, включая осетров и белуг. Зимой сомов и другую рыбу в реках добывали, пробивая большие полыньи, она подплывала к поверхности, ее просто баграми вытаскивали на лед. Есть живой очевидец тех событий – писатель, краевед Александр Марков. Но то был природный катаклизм.

В целом, в Астрахани много рыбы гибнет в конце половодья, в начале июля все берега в дохлой рыбе. Причины неизвестны.

О ситуации в Атырау: та рыба, что находится в данный момент, а вернее зимой в реке, это лишь часть популяции. Основа рыбных богатств – в Каспии, оттуда она постоянно в реку мигрирует. Надо беречь Каспий.

Сергей ГРИБАЧЕВ, эколог, Санкт­Петербург, РФ:

– У нас в Санкт­Петербурге и Ленинградской области часто гибнет рыба из­за сбросов нечистот в водные объекты. Прошлым летом, к примеру, погибло много рыбы и уток. Выход – контролировать соответствующие предприятия.

Подготовила Надежда ШИЛЬМАН