ДОССОРСКИЙ СТАХАНОВ

Сабыргали Зорбаев. Кому не известно имя этого прославленного человека! Сабыргали награжден многими орденами, в том числе и орденом Ленина, являвшимся высшей наградой страны. Был депутатом Верховного Совета СССР.
Сабыргали родился в 1893 году в семье бедняка-батрака в поселке Редуть. Отец работал на кулаков-рыбопромышленников. Ездил на морской лов в худой одежонке, подорвал свое здоровье и рано умер. Мать Сабыргали умерла еще раньше, она тоже долго болела. И мальчонка вынужден был уже в 11 лет пойти работать пастухом. А когда в 13 лет остался круглым сиротой, понял, что этим не прокормишься. Сестра поддерживала как могла, но нахлебником он не хотел быть. И уехал в Гурьев, где работал по найму, платили ему всего 20 рублей в год. Сабыргали спал в грязном углу, ходил босиком, жил впроголодь. И тут услышал о том, что ударили нефтяные фонтаны на Доссоре, решил и он пойти на промысел.
Так в 1911 году Зорбаев начал нефтяную биографию, одним из первых придя на промысел Доссор – безграмотным буровым рабочим. Не сказать, что здесь его встретили с распростертыми объятиями. Он вспоминал в своей автобиографии, что люди жили в грязных, дымных, темных землянках. Кругом была голая степь. Жадные капиталисты не думали о создании удобств людям, спешили выкачать нефть. Потому приходилось работать с утра до позднего вечера. На промысле хозяйничали грубые, жестокие мастера, такие, как Спирин, прозванный «Держимордой». Особенно угнетали рабочих-казахов: их заставляли выполнять самую тяжелую работу за мизерную плату, не допускали к учебе, а из-за низкой квалификации не принимали в буровые партии. Но как-то выделился, видимо, Зорбаев (он был ключником, бурильщиком, молотобойцем в механической мастерской) ловкостью, сметливостью, и его взяли в буровую разведочную партию, и он начал колесить по эмбинской степи – искал нефть. Работал в Искене, на Джалтыре, а после – в Новобогатске, где сблизился с активистами-рабочими, вместе с которыми и выступил против угнетателей. С радостью встретили пролетарии весть о падении самодержавия.
Воспрянув духом, Сабыргали начинает работать уже в совсем другой атмосфере. Хотел принести больше пользы, познать глубже производство. В 1926 году (в 33 года!) он закончил ликбез, благодаря чему смог заняться самообразованием. А вскоре, учитывая инициативность, самостоятельность в суждениях, уже накопленный опыт, его назначают помощником бурового мастера. В 1928 году Зорбаева в числе пятнадцати лучших буровиков Эмбы послали в Баку для изучения метода вращательного бурения. По возвращении из Баку он назначается буровым мастером. Сабыргали хорошо справлялся он со своими обязанностями: и сам работал с удвоенной силой, и коллектив настраивал. Его бригада буквально гремела. Байчунас, Искене, Доссор, Макат – на всех этих площадях вместе с бригадой он искал нефть. Бур вгрызался в землю на все большую глубину. И наконец, оттуда начинал бить нефтяной фонтан. Сколько их родилось благодаря упорству и мастерству нашего славного земляка. А он хотел работать еще производительнее, организовать дело еще лучше, постоянно изучал всю информацию о новшествах в отрасли, о внедрении передовых методов труда. Сабыргали был ярким выразителем нового, социалистического отношения к труду. На промыслах традиционными были субботники, широко развертывалось социалистическое соревнование, ударничество. Именно бригада Зорбаева стала зачинателем стахановского движения. В конце мая 1929 года зорбаевцы инициировали вызов на соревнование за досрочное выполнение плана добычи нефти макатцев. И весь коллектив промысла Доссор этот вызов поддержал. Начали заключаться и индивидуальные, и коллективные договоры. Уже к 15 августа, согласно архивным документам, в Урало-Эмбинском районе было заключено 90 индивидуальных, 15 групповых договоров с участием более 1000 рабочих. Организовались две ударные бригады. История сохранила имена старейших нефтяников-стахановцев — Абишева, Баймагамбетова, Бактыбаева, Кульжанова, Мусагалиева, Назарова, Тегиспаева. Но первым стоит имя Сабыргали Зорбаева.
Вообще, активное участие в общественной жизни он считал для себя обязательным. И люди ему платили уважением и доверием. С гордостью он указывает в своей автобиографии, что избирался делегатом первой Макатской районной партконференции, что был членом пленума обкома Компартии Казахстана, делегатом второго съезда Компартии Казахстана в 1937 году. А когда был избран депутатом, участвовал в сессиях. По воспоминаниям современников, всеми эти высокими трибунами он пользовался для того, чтобы поднимать самые животрепещущие, жизненные вопросы, решать проблемы своих земляков. А эти проблемы он знал не понаслышке. Ведь вместе с буровыми вышками исходил всю Эмбу вдоль и поперек. Кроме упомянутых Доссора, Маката, Искене, Байчунаса, в 33-м Зорбаев работал на новом промысле – получал первую косчагыльскую нефть. После этого работал в разведке на Черной речке. Позже передислоцирован был на разведку Тюлегень. Но его хорошо знали не только нефтяники. Потому что, как уже было сказано, на многих форумах он поднимал насущные проблемы. Чтобы его голос был услышан, часто публиковался в средствах массовой информации. Гурьевчане видели, что это свой человек, думающий о других, беспокойный и честный. И когда нефтяники промыслов Искине и Доссор выдвинули его кандидатом в депутаты Верховного Совета, то его кандидатуру поддержали жители Жилокосинского, Гурьевского, Индерского и других районов области.
Вот как характеризовал Зорбаева управляющий трестом «Эмбанефть» Хананян: «Тов. Зорбаев является стахановцем и подлинным зачинщиком и организатором стахановского движения на Эмбе. Руководимая им бригада неоднократно показывала образцы социалистического труда и служила примером во всем. За образцовую работу в 35-м году он был награжден значком «15 лет КазССР» и неоднократно премирован, а в 1938 году награжден наркомом Л. М. Кагановичем значком «Отличника соревнования наркомата топливной промышленности». Еще в 1929 году его как передового нефтяника Эмбы избрали членом ЦИКа КазССР. В 1937 году трудящиеся Гурьевской области оказали ему большое политическое доверие, избрав его депутатом в Совет Национальностей Верховного Совета СССР. Тов. Зорбаев имеет большой практический опыт и знает технику своего дела. В январе 1938 года он выдвинут директором промысла Доссор. Руководимый им промысел систематически перевыполнял план по добыче нефти. 7 сентября направлен в Москву на учебу на шестимесячные курсы руководящих работников».
Тогда практиковались курсы усовершенствования, где наиболее перспективных специалистов знакомили с передовыми достижениями в их отрасли, по сути, настолько вооружали их и технически, и идейно, чтобы они были на уровне требований времени и были способны справиться с задачами, которые им предстоит решать на своих руководящих постах. В свидетельстве-дипломе об окончании Московских курсов усовершенствования ИТР Сабыргали прекрасные оценки. Он учился сосредоточенно, все свободное время использовал для контактов с видными производственниками нефтяниками и геологами, засыпал вопросами лекторов – ему хотелось вернуться на родное производство хорошо вооруженным. И эти свои знания он затем успешно реализовал, вернувшись в Доссор, на свою должность директора нефтепромысла. А когда в связи с решением руководства страны о необходимости развертывания буровых работ, интенсивного поиска новых месторождений создается контора бурения Доссор, её возглавил Зорбаев.
Интересная тогда была практика – часто переводить специалистов и руководителей. Но на любом месте, любой должности он трудился с полной отдачей. В конце 40-х — начале 50-х на Эмбу было обращено большое внимание, возможно даже и из-за заслуг в военные годы, когда Эмба сумела компенсировать потери добычи нефти от захваченных фашистами районов. Был принят ряд документов о развертывании и разведочных работ, увеличении масштабов эксплуатационного бурения. Пришла большая армия дипломированных, энергичных специалистов, которые потеснили практиков. К чести Зорбаева, он не счел себя обиженным или обделенным. Напротив, радовался, что такой размах и темпы работы на его родных месторождениях. И готов был помогать своим опытом, насколько он будет востребован. Интересную характеристику дает ему директор промысла Макат Зибницкий, у которого он работал замом по хозяйственной части: «Тов. Зорбаев имеет стремление быть всесторонне развитым человеком, что ему дается нелегко из-за недостатка образования, он постоянно повышает также свой идейно-политический уровень, читает газеты, периодические издания, изучает историю ВКП(б). Принимает активное участие в общественной жизни. В работе энергичен, с обязанностями справляется, требователен к своим подчиненным. В решении вопросов решителен, не боится ответственности, умеет рискнуть. Пользуется авторитетом у коллектива, не замечен в каких-либо порочащих поступках, морально устойчив, дисциплинирован». Хорошо зарекомендовав себя на этой должности, был назначен заместителем председателя райисполкома, председателем райсобеса. Много чего тогда сделал для улучшения условий жизни людей. Но хотелось ему обратно в бурение, на передний край борьбы за нефть. И он ушел. Интересный документ нашла в архиве — аттестационный лист на начальника участка Искине нефтепромысла Байчунас, подписанный знатным нефтяником О. Бердыгужиным. «Мастер-практик с большим опытом работы в области бурения нефтяных скважин. Имеет организаторские навыки. Дисциплинирован, исполнителен. В общественной жизни принимает участие. Рекомендую присвоить Зорбаеву Сабыргали первичное персональное звание «старший мастер». Было тогда Зорбаеву под 60. А что это значит для бурового мастера, работающего в степи на семи ветрах, под палящим солнцем и в жгучий мороз, нефтяники знают.
С 1911 до 1956 года он трудился на промыслах Эмбы, не жалея сил на благо родной страны. Уже будучи на заслуженном отдыхе вел большую общественную работу. Интересовался делами, проблемами в НГДУ, буровых управлениях. Передавал молодым свой опыт. И свое благословение на доблестный труд. Как работало его поколение.
Он достиг апогея славы, получил большую известность. Но оставался таким же простым, доступным, трудолюбивым человеком. Все промыслы, всех работавших с ним, он навсегда сохранял в кладезе своей памяти, в своем сердце. И очень любил свой Доссор. Сабыргали часто цитировал стихи своего друга журналиста и поэта Т. Текеева «Салем Доссору»:
Нет, не проси… Не покину Доссора.
Много в стране нашей дивных просторов,
Но для меня нет дороже на свете
Запаха пряного масляной нефти.
Люди вокруг меня сердцем красивы,
Недра дают исполинскую силу,
Ту, что руду добывает и пашет,
К звездам взнесла славу Родины нашей.
Солью всех дел я назвал бы богатства,
Что добываем мы в дружбе и братстве,
Русских, казахов, узбеков, армян.
Нет! Не прощай, мой Доссор, а салем!
И Доссор – промысел-патриарх, промысел-юбиляр, которому он отдал столько сил, энергии, которому посвящал свои замыслы и стремления, может гордиться таким Гражданином.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ
Материалы этой рубрики готовятся при содействии АО «Разведка Добыча «Казмунайгаз»

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна