Cтранник

Сулейман Шадкам родился и вырос в Иране, живет в Германии, но его все равно тянет в казахскую степь, на историческую Родину. Здесь жили его предки, родились мама и папа, которые вынуждены были покинуть родную страну в 30-ые годы из-за «красного террора». Прошел почти век после этого события, а семья Сулеймана также живет в Иране, а сам он в Мюнхене. Но наш сегодняшний герой отлично владеет казахским языком, читает Абая, а его сын работает в Казахстане и связывает свое будущее с этой независимой страной. На днях Сулейман Шадкам побывал в Атырау и рассказал о том, что же мешает ему самому вернуться на Родину, почему в Иране его приговорили к смертной казни и как сложилась жизнь казаха в Германии.

Смертная казнь на чужбине

Когда предки Сулеймана покинули Мангистаускую степь, его папе было всего 9 лет, а маме — 4. Оба были из богатой семьи. Когда в 1929 году в стране началась всеобщая коллективизация с конфискацией имущества, сотни казахов, в том числе и родители Сулеймана, перебрались в Туркмению, а оттуда в Иран. Остановились они в небольшом городке Бендер. Здесь их не ждала сладкая жизнь. Выжили они только благодаря тому, что смогли вывезти с собой из Казахстана кое-какую живность. Там, на чужбине, отец Сулеймана женился на казахской девушке, у них родились двенадцать детей, из которых в живых осталось только четверо. Сулейман посещал школу, где учили на персидском языке. Он мечтал стать генералом. Но, оказалось, что по законам Ирана представители другой нации не могут им стать. Это и стало причиной того, что Сулейман стал участником Исламской революции 1979 года. Жители Туркмен-сахры (региона, где проживали этнические туркмены — Авт.) потребовали туркменской автономии. Среди туркменов жили и казахи, которые, содействуя туркменам, выступили против правительства.

— В первой войне победа была за нами, — рассказывает наш собеседник. — А когда объявили вторую, власти Ирана пригласили на встречу руководство туркменов, сказав, что выполнят их просьбу. Но после подписания всех документов туркменских правителей ждала ловушка — их расстреляли по пути домой, в то время, когда туркмены праздновали победу. Иранские военные застали туркменский народ врасплох. Нас, активных участников войны, признали террористами, многих моих друзей убили на моих глазах, а меня приговорили к смертной казни. Выжил я благодаря знакомому в Верховном суде, который помог мне уехать из страны. Так я попал в Германию, — вспоминает наш собеседник.

В честь Абая и Олжаса

И в Германии Сулейману пришлось нелегко. 23-летний беженец не владел немецким языком, а в Мюнхене, где он расположился, не было ни знакомых, ни документов, чтобы устроиться на работу. Только после четырех лет проживания в Германии он получил гражданство, решил проблемы с документами и 3 года учился на охранника. После устроился на работу в банк, женился на казашке.

— Мой свекор не хотел отдавать свою дочь за человека, который не имеет ничего за душой, да еще с не очень красивой историей, ведь я попал под репрессию, — рассказывает Сулейман. — Но я боролся за нее до конца. В Германии казахских девушек было очень мало, да и любил я ее очень сильно. И все же я сумел его убедить, что сделаю его дочь счастливой. Сейчас лучше меня у них зятя нет, в решении всех семейных проблем советуются со мной.

В семье Шадкама родились два сына. Решили их назвать в честь Олжаса Сулейменова и Абая Кунанбаева. И это еще не все. Старшего сына Олжаса Сулейман решил отдать в казахскую школу. В 13 лет он привез сына в Алматы, где тот стал учиться в казахско-турецком лицее. После окончания школы сын поступает на факультет международных отношений Казахского государственного университета имени аль-Фараби, по окончании которого стал работать в иностранной фирме в Атырау. Сейчас Олжас живет и работает в Турции. Но он намерен жить в Казахстане, трудиться во благо своей исторической Родины. Кстати, он ровесник Независимости, ему 25 лет.

— К сожалению, своего младшего сына мы не смогли отпустить в Казахстан, он учился в немецкой школе, поступил здесь в колледж. Тем не менее, неплохо разговаривает на казахском, ведь дома мы общаемся на родном языке, — говорит отец.

Сын Сулеймана не единственный, кого он привез учиться из Германии в Казахстан. Еще несколько немецких казахов получили образование в Казахстане, сейчас они трудятся в разных сферах, а некоторые успешно работают в Германии.

— Я не соглашусь с тем, что казахстанское образование слабое по сравнению с немецким. Все зависит от самого человека. Яркий пример этому студенты, которые обучились в Казахстане и строят карьеру в компаниях Германии.

Казахстан — мечта

Впервые Сулейман приехал в Казахстан в 1986 году.

— В первый приезд в Алматы я был сильно разочарован тем, что больше половины населения говорит на русском языке. Не мог выйти на улицу без переводчика, так как совсем не владел русским языком и до сих пор не владею, — рассказывает собеседник. — Настоящих казахов увидел только в колхозе «Жас өрен» Жамбылской области. Здесь абсолютно все говорили на родном языке. Я так обрадовался, как будто увидел своих предков из прошлого века, действительно почувствовал, что нахожусь на своей Родине. После этого визита я начал часто приезжать в Казахстан. Затем и сына устроил здесь. С тех пор, с 1986 года страна сильно изменилась, и, естественно, в лучшую сторону, становится больше тех, кто говорит на государственном языке. И это важно.

Сулейман Шадкам за 35 лет, что живет в Германии, проработал в разных компаниях, был и на высоких должностях, сейчас он — специалист охранной службы на железнодорожном вокзале Мюнхена. К тому же является советником главного консула Казахстана в Германии, налаживает связи между двумя странами.

Непросто сохранить казахские обряды и обычаи, живя в Европе. Но семье Шадкам это удалось. Каждый год Сулейман празднует Наурыз, арендует зал, куда приглашает не только казахов, но и людей других национальностей, угощает гостей баурсаками и наурыз-коже, готовят куырдак и бешбармак. В этот раз в Мюнхене Наурыз мейрамы был отмечен необычно. Сулейман пригласил таких известных артистов Казахстана, как Айгуль Улкенбаева, Саят Медеуов и другие. Около двухсот человек насладились звуками домбры и казахскими песнями.

Сулейман Шадкам хотя всю жизнь живет в Германии, говорит он чисто на казахском языке, а в его библиотеке — в основном произведения Абая Кунанбаева, Абиша екильбаева, Олжаса Сулейменова и других казахских поэтов и писателей. А лучший друг Сулеймана, можно сказать, настольная книга — это «Слова назидания» Абая Кунанбаева.

— В любых жизненных ситуациях я читаю Абая. Не только духовно обогащаюсь, но и нахожу в его произведениях ответы на самые разные вопросы, — говорит он.

Наш собеседник часто приезжает в Казахстан, встречается с казахской интеллигенцией и просто отдыхает на Родине, читает Коран. А еще он с гордостью отмечает, что он — адаец.

— На роды нельзя разделяться, но свое происхождение, свои корни нужно знать, — отмечает он.

Как признается Сулейман, несмотря на долгие годы проживания в Иране, эта страна для него до сих пор закрытая. Он не был там с начала 80-х ни разу. Хотя там живут его 96-летняя мама и почти все родственники. В Иране Шадкам по сей день числится в списке репрессированных.

— А почему бы вам навсегда не переехать в Казахстан?- поинтересовались мы у него.

— Это моя мечта, но боюсь, что она так и останется мечтой. У меня там работа, семья, которая держится на мне. Чтобы приехать сюда, я должен найти здесь работу, а человеку предпенсионного возраста сделать это нелегко. К тому же, чтобы жить в Казахстане, необходимо владеть и русским языком, который я уж точно не освою. Однако меня утешает то, что мой сын — казахстанец и свое будущее связывает только с этой страной. Именно этим я горд. Но кто знает, что меня еще ждет. Может… — завершает беседу человек, который безгранично любит землю отцов и с такой теплотой отзывается о ней, несмотря на то, что родился и живет за тысячи и тысячи километров от родимой Родины. И столько в словах нашего собеседника грусти. Нет-нет, не грусти. Любви. Большой и вечной, как сама Отчизна — Казахстан.

Ляззат САЛИМОВА