Алексей Хазимуллин: Мой сын тоже пойдет в армию

1 Общество

Он один из тех жителей нашего города, который, отправившись служить Отечеству в 1986-м, попал в Афганистан. За год и четыре месяца службы в горячей точке Алексей Хазимуллин был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Он считает, что выполнил свой солдатский долг и признается, что прошел большую жизненную школу в Афгане, преграждая путь караванам душманов, груженных оружием, наркотиками. А ведь в армию он поначалу и не собирался…

Афганец (2)— Я служил в провинции Алашкоргах, по-русски мы ее называли Лошкаревка. Это порядка 160 км от Кандагара на юг, — начинает рассказ Алексей и вдруг признается:

— Вообще-то в армию не собирался. Поступил в Рязанское летное училище, в Актюбинске была приемная комиссия. А в то время из летных училищ, институтов не брали парней служить, т.к. там была своя военная кафедра, и по окончании учебы уже младшими лейтенантами выходили. Но, видимо, в связи с обострением ситуации в Афгане бронь с институтов и моего летного училища в том числе сняли. Я как раз первый курс окончил, совершил первый самостоятельный полет на самолете.
Алексей рассказывает, что когда приехал «покупатель» из Афгана, то он и сам начал интересоваться у ребят — мол, кто хочет в горячую точку, и замечает, что был «молодой, горячий, хотелось что-то поинтереснее». В те времена патриотизм у молодежи, что называется, зашкаливал, многие ребята согласились.

— Привезли нас в аэропорт Домодедово, посадили на самолет и прилетели мы в узбекский город Таршы. Оттуда на скотовозе вместе с зеками повезли в город Термез. Полгода учили, как пользоваться радиостанцией, азбукой Морзе (мне это очень в жизни пригодилось потом в полетах!), мы там и по горам побегали — нас готовили уже в Афган.

В какое место попадет, Алексей не знал. Вспоминает, что после учебки привезли их в Ташкент, посадили на самолет и доставили в Кандагар, а там на пересыльном пункте всех служивых, что называется, разобрали.

— Через какое-то время подходит прапорщик — мол, ты с лётными делами знаком, в аэропорту сориентируешься — иди на вертолет, борт такой-то. Нашел вертолет, сел в него, потом подоспели пилоты, офицеры — у кого голова перевязана, у кого рука — видимо, из госпиталя возвращались. Но мне не было страшно, а интересно, хотя страх где-то всё же присутствовал. Прилетели в провинцию Йошкарга. С учебки я вышел в звании младшего сержанта, специальность — радист, объяснил свою специализацию — меня определили в роту связи, которая работает с Генштабом, напрямую с Москвой. Надо было отправлять данные — какое количество оружия, наркотиков захватили, какие перемещения военные происходят.

А на следующий день уже в группе связи определился. Наше подразделение в основном состояло из спецназовцев, десантников, — рассказывает собеседник.

У Алексея была задача не из легких и даже опасных: выходить на боевые задания, по 10-15 человек, в горы или в пустыню, и в течение 10 дней находиться на караванной тропе.

— Вот так ходишь, разведываешь, а что если какой душман подкрадется? — вспоминает Хазимуллин. — Караваны останавливали, досматривали, отбирали наркотики, оружие, если те везли. Если мирный караван — вызывали вертолеты, караван отпускали.

Были и перестрелки, когда Алексей со своими коллегами наталкивался на вооруженных душманов, которые из Пакистана через Афганистан в Иран уходили, оружие закупали.

— Прямого противостояния не было. Стычки проходили молниеносно, в основном вертолеты работали. Если следовал караван, который мы не в силах захватить, а он был вооруженный, с бандитами, то эту информацию передавали на базу. Затем вылетал вертолет, начинал обстреливать эти караваны, пленных забирали, везли в подразделение…

По мнению А. Хазимуллина, руководство СССР приняло правильное решение, введя ограниченный контингент советских войск в Афганистан — ведь основной трафик наркотиков в СССР шел именно оттуда. Орден Красной Звезды Алексей получил за стычку на краю кишлака, когда наши ребята выскочили оттуда без потерь, и за то, что была обнаружена группировка боевиков.

После Армии Алексей доучился в летном училище, долгое время в Гурьеве летал. Сейчас он руководит самолетами на Тенгизе: Алексей — диспетчер СОВД, принимает и выпускает самолеты.

На наш вопрос — не жалеет ли, что пришлось служить в горячей точке, он гордо отвечает:

— Нет. Я прошел хорошую жизненную школу. Считаю, что парень должен понюхать пороху, и я его понюхал. И потом, тогда у нас были общие интересы, нам всем казалось, что мы должны защищать границы нашего большого государства. Кстати, у меня сын. Хочется надеяться, что он тоже пойдет служить Отечеству.

Надежда ШИЛЬМАН

 

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна