От крепкого корня и всходы могучие

Балгимбаев Отеп Родился в городе Атырау в 1917 году (1966 г.). Окончил нефтяной техникум.Партийный, советский работник. Участник Финской и Великой Отечественной войны.

В 1945-1952 годах — инструктор, второй секретарь Макатского РП КП Казахстана, с 1952 по 1959 — первый секретаръ Жылокосинского районного партийного комитета, заведующий отделом обкома партии. Четыре года был председателем Гурьевского горисполкома. В 1963 году в связи с началом масштабных работ по освоению месторождений Мангышлака, назначен заместителем начальника объединения «Казахстаннефть». Принимал активное участие в освоении месторождений Узень и Жетыбай и возведении города Новый Узень. Неоднократно избирался членом Гурьевского обкома партии, депутатом областного Совета депутатов трудящихся. Награжден орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета» и многими медалями.

Об Отепе Балгимбаеве сложно писать в отрыве от его родственников. Ведь это настоящая династия нефтяников, каждый из представителей которой вписал свою яркую страницу в летопись свершений родного края, всего государства. Накануне 100-летия нефтяной Эмбы брат Отепа – первооткрыватель Тенгиза, лауреат Государственной премии Махаш Балгимбаев выпустил поистине уникальную книгу «Нефтяная Эмба» об истории становления нашей доминирующей отрасли. И попутно он задался вопросом вклада своей династии: таким результатом незазорно и похвастаться: 1066 лет трудового стажа, из них 852 года — непосредственно в нефтяной промышленности.

Патриарх – Балгимбай Султанмуратов, от которого и пошла сегодня широко известная в Казахстане фамилия, родился в 1895 году в зимовье в урочище Атырау. Как и все его родственники, занимался кочевым животноводством, а в 1929 году вошел в рыболовецкий колхоз «Тендык», образовавшийся в поселке Каиршахтинском. Потом море отступило, култуки оголились, рыбный промысел стал чахнуть, и колхоз распался. Балгимбай перевез семью в Гурьев и стал работать каменщиком в стройцехе «Эмбанефти». И дети тоже «переквалифировались» с рыбацкой отрасли на нефтяную.

Трудовая книжка Отепа открывается записью, что он принят на работу после окончания им школы ФЗО (созданной тогда для подготовки местных рабочих кадров) с приобретением специальности помбура (помощника бурильщика) первой руки. И работа у него ладилась. Ему прочили успешную карьеру. Послали учиться в техникум, после окончания — в 1938 году — он получил направление на промысел Искине, и тогда решили поехать туда всей семьей. Но только пару месяцев успел поработать молодой специалист мастером на промысле, как был призван на воинскую службу. Несмотря на все успокоительные заверения по радио, страна готовилась к неизбежной войне, и многих тогда призвали в армию. В их числе и Отеп, и его братья Койшигара, Утали.

Вернувшись израненным, перенесшим фашистский плен, тяжкие условия партизанской борьбы, Койшигара не смог продолжить работу нефтяника, стал работать полеводом в возрожденном совхозе «Тендык». А Утали известен в области как прекрасный проектировщик. Красивая биография у младших сыновей Балгимбая — Заслуженных геологоразведчиков Казахской ССР, отличников нефтяной промышленности СССР Салтаната и Махаша. Имя Салтаната увековечено в названии промысла, в одной из улиц города. Кандидат геолого-минералогических наук, первооткрыватель Тенгиза и еще многих промыслов Махаш – автор нескольких книг и учебников.

Да, у этого рода глубокие корни, мощная крона, которая пускает все новые могучие ветви — у пяти сыновей Балгимбая родилось 20 детей, и уже 56 внуков.

Но сегодня главным героем наших заметок является Отеп Балгимбаев, которого земляки недавно удостоили высокого титула — Почетного гражданина области. И это признание вполне закономерно. Ибо заслужено оно многолетним, до самого последнего дыхания, творческим трудом, беззаветной преданностью стране, которую он доказал в самую лихую годину. Его воинская служба продлилась целых семь лет. В г.Пушкино (под Ленинградом) он закончил школу авиамехаников. В этом качестве довелось ему участвовать и в финской кампании, и в Великой Отечественной. Воевал на Северо-Западном фронте, где у гитлеровцев было огромное преимущество в военной технике, и где шли напряженные сражения. И сколько же летчиков не вернулись с боевых заданий, сраженных черными стальными коршунами. Или возвращались на вконец израненной, простреленной машине. А механики срочно латали машину, чтобы можно было снова подняться на ней в воздух пилоту. И как же хотел Отеп сам летать, чтобы расквитаться с фашистами за все потери, за горе и слезы. Ему отвечали, что кому-то надо восстанавливать самолеты. Но все-таки, после настойчивых просьб, он был направлен в Батайское летное училище, стал командиром сереброкрылой птицы Ла-5, которую любовно называл «Ласточка». Это детище конструктора Лавочкина прекрасно показало себя и в Сталинградской битве, и потом, когда Отеп воевал на Южном фронте. Ранения, хроническое недосыпание и усталость. Все ничего, когда спешишь разбить врага и добыть желанную победу.

Отеп привык любое дело выполнять добросовестно, на высшем уровне. В техникуме был заводилой в общественной жизни, во всех комсомольских делах, выпускал стенгазеты, за подготовку празднования ХХ-летия Великого Октября получил грамоту обкома комсомола. И на фронте, когда его приняли в партию, считая, что коммунист должен быть образцом во всем, успевал и свои обязанности выполнять, и боевые листки выпускать, и с молодым пополнением поработать.

У него были недюжинные организаторские способности, которые, когда работал на промыслах Эмбы, руководил районной партийной организацией сначала в Макате, а потом и в Кульсары, помогли ему сплотить людей, мобилизовать на ударный труд. Время диктовало такой бешеный темп жизни: нужно было срочно восстанавливать ослабленное за годы войны хозяйство, обновлять оборудование, наращивать нефтедобычу, расширять производство.

Может в силу его беспокойного характера и должности выбирал себе хлопотные. Например, четыре года был председателем Гурьевского горисполкома, а уж здесь регламент работы был вовсе не фиксированным: в любое время возникали проблемы, и их надо было решать, невзирая на ночь, плохую погоду. «Город спит, — говорил он подчиненным, — а служба по обеспечению его нормальной жизни должна работать круглосуточно».

Сам он служил Отечеству тоже без оглядки на время и занятость. Тем более, когда народ оказывал ему доверие, выбирал депутатом — тут уж надо было впрягаться в воз коренником и выполнять наказы электората. Отеп Балгимбаевич всегда считал себя призванным туда, где сейчас нужнее. И когда началось освоение Мангышлака, он попросился туда. И об эффекте его работы по обустройству, обеспечению жизнедеятельности промыслов и населенных пунктов региона свидетельствует тот факт, что одной из улиц Узеня присвоили имя Отепа Балгимбаева. Горожане искренне радовались этому событию и в выступлениях своих подтверждали, что вклад Балгимбаева в рождение этого города велик. А один, выходец из Доссора, поблагодарил присутствующих на торжестве сыновей за то, что их отец когда-то здорово помог их семье. Подошел и поздравил бывший водитель Отепа Балгимбаевича, рассказавший, как тот сутками колесил по региону, обеспечивая безостановочную работу всех служб, особо отметив, каким простым, корректным и добрым человеком тот был. Знал и уважал традиции, не отделял себя от народа.

Вообще, все, кто знал Отепа, отмечают его порядочность и верность в дружбе. Если он начинал с кем-то дружить, то это на всю жизнь. Четверо сыновей Отепа старались быть похожими на отца и в этом плане. Сегодня их только двое осталось. Оба — и Нурлан, и Нурберген — великолепные специалисты. Освоили современный менеджмент самым доскональным образом, что позволяет им занимать самые высокие должности.

Об Отепе Балгимбаевиче помнят многие. Есен Таскинбаев, известный в республике человек, бывший руководитель области, считает Балгимбаева своим наставником по жизни. Помнит доныне наказ, который он давал ему, вручая партийный билет, что это не только большая гордость и почет, но и очень большая ответственность. «Отеп Балгимбаевич, если у кого-то замечал способности какие-то, то старался дать этому человеку вырасти, чтобы реализовать данные, принести больше пользы людям. Он вытащил меня, совсем молодого человека, сделал главным специалистом объединения, следил за моим ростом. И какую бы должность он ни занимал, не было в нем никакого бюрократизма. Простой человек. Свой».

«Я с Отепом дружил многие годы, — вспоминал Утесинов Рахмет, Заслуженный нефтяник КазССР, Почетный нефтяник СССР. — Моя мама и мама Отепа родились и росли в одном ауле, и мы были почти неразлучными. Когда у меня скончалась мама, я даже не знал обычаев, как её проводить в последний путь. Всем хозяйством и делами, касающимися похорон, занимался Отекен».

За всех болела у него душа. Может, потому так рано и ушел он, надорвал своё сердце. Внезапно почувствовал недомогание, хотел выйти на воздух, но упал с сердечным приступом. После этого он не оправился, так и умер. А ему было только 49.

Интересно, что именно в 49 лет ушел из жизни другой друг Отепа Балгимбаева — Кипони Огай, прославленный нефтяник, в честь которого названа структура Огайская. О Кипони все говорили, что он — сын двух народов, ибо очень любил казахов, изучал язык, обычаи. Саламат Мукашев рассказывал, что однажды задал ему вопрос: «Кипеке, Вы говорите, что Вы рода ысык, с чем связан ваш выбор?» И Огай ответил: «Мой самый близкий, самый уважаемый друг Балгимбаев Отеп – из роды ысык, я хочу быть его младшим братом».

Своим, братом, товарищем он был для очень многих. Потому что люди ощущали его внимание и уважение. Какую бы должность ни занимал, какой бы властью над людьми ни обладал, он всегда помнил о достоинстве других, никогда не переходил ту черту, которая одного возвышает, а другого унижает… Добрый след на земле. Добрая память о тебе у всех, соприкоснувшихся с тобой. И то, что дело твое продолжают и несут дальше твои дети, что может быть дороже этого?

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна