Кайрат Уразбаев: «Для меня специальных улиц нет!»

dsc 0363 Город

Для него нет специальных улиц, он старается уделить внимание каждой. Он ходит за продуктами на ярмарки и знает, что почём. Он не понимает жителей, которые двигаются по городу на гироскутерах и приветствует пешие прогулки, поэтому собирается по мере возможности больше внимания в Атырау уделять пешеходам. Он рад, когда в нефтяной столице открываются сети известных магазинов и «общепита», значит Атырау привлекателен для инвесторов. Он скучает по городу, как только оказывается за его пределами. Особенно по… ночному.

– Кайрат Кулымович, с какими успехами, новостями вы будете отмечать 381-й день рождения города?

– Главное, что завершаем пусконаладочные работы на канализационно-очистных сооружениях (КОС). Имеем уже первую чистую воду, соответствующую параметрам качества. Сейчас стоит задача – КОС перевести на автоматический режим работы, с минимальным доступом людей. Из новшеств – ультрафиолетовая очистка, это – последняя ступень очистки, и дальше мы идем с чистой водой на поля испарения, в будущем хотим использовать эту воду для промышленных предприятий, есть уже запрос.

КОС в последующем могут работать на коммерческом условии, либо можно отдать в доверительное управление компаниям, занимающимся крупными промышленными технологиями. Чем сидеть на этой воде и тратить бюджетные деньги на содержание КОС, лучше отдать той структуре, которая будет на воде с промышленными предприятиями работать, с небольшой прибылью, и закрывать все затраты.

Экологические вопросы для Атырау – самые важные. В этом году мы принялись чистить Тухлую балку, и АНПЗ начал работу по очистке своей части полей испарения.

Словом, в 2023 году у нас уже будут правые КОС, которые помогут ликвидировать проблему с квадратом, еще одним полем испарения, и позволят порядка 20 тысяч кубометров воды возвращать на потребление в виде поливочной воды.

В любом случае, с введением правых и левых КОС снизится экологическая нагрузка (проще говоря, неприятные запахи атыраучане будут чувствовать меньше. Н.Ш.), а также водопотребление с Урала или магистрального водовода Кигач-Мангышлак.

Атырау – один из немногих городов, который может себе позволить расфасовку ТБО, что мы в этом году впервые и сделали. Часть использовать как сырье для вторичной переработки, часть – как сырье для выработки другой продукции – удобрений. Еще часть спрессовать и захоронить – в последующем это позволит нам начать реализацию проекта по ликвидации старого полигона, которому уже очень много лет.

Мы заканчиваем («наконец-то!» – от лица всех жителей. Н.Ш.) реконструкцию площадей им. К Смагулова, С. Мукашева и Курмангазы. Ввод жилья в этом году у нас максимальный – порядка 850 тысяч квадратных метров, в том числе есть 9 девятиэтажек, которые возведены по ГЧП. Планируем ввести в строй первые 6 домов города-спутника Талгайрана. Скоро откроем школу на 1 200 мест в Береке, очень современное здание, рассчитано на две смены.

За качество квартир, сданных в этом году и в прошлом, мне не стыдно, можете любой дом посмотреть, любую школу. Вообще, само понятие «сдача и качество» отходит на второй план – это не реально. Мы до сих пор не приняли флагшток. Потому как там песок не тот завезли, камыш начал расти. И вопрос с озеленением открытый.

dsc 0350

– А жалобы на качество дорог поступают?

– Начнем с того, что многое делаем по дорогам. Завершили строительство трассы на пр. Бейбарыс, на ул. Канцева; очень серьезная работа по асфальтированию сельских округов – Аксай, Таскала, Дамба, в Еркинкале масштабно строим дороги. Сделали задел некоторых трасс. Всего планируется заасфальтировать 76 улиц.

В 2020-м, когда заасфальтировали проезжую часть по Амандосова и в мкр. Нурсая, мы сняли большие проблемы по пробкам.

По дорогам в этом году не получилось финансирование с республики, надеемся на следующий год. Из местного же бюджета на 2021-й выделили 7,5 млрд тенге, но этого недостаточно.

Меньше стало жалоб на общественный транспорт, но есть новый этап вопроса – сейчас важна цифровизация. Мы не видим, откуда, кто и сколько садится в автобус, как он едет. Есть только картина, что пассажир оплатил. Хотим сделать больше автобусов со слуховым оповещением и отчетливыми надписями. Есть хороший резерв автобусов – в необходимое время мы можем кинуть нужное количество автобусов.

«Грязевых ванн не боюсь»

Недавно в соцсетях вас пригласили на грязевые ванны в мкр. Балауса. Как вы отреагировали?

– По Балаусе мы в этом году первую улицу начинаем асфальтировать. Дороги мы строим ровно на столько, на сколько нам позволяют бюджетные возможности. Часто ставят вопросы – там-то асфальтируют, а у нас нет. Но поймите, специально забытых улиц у нас нет.

Кроме того, в свое время выделяли под ИЖС участки без инфраструктуры. Так что есть и накопленные проблемы.

Что касается приглашения. Лично я грязевых ванн, которые «получал» в Гурьеве в конце 1980-х, 1990-х, не боюсь. Но на самом деле этот вопрос мы принимаем.

Вам самому, как горожанину, не кажется, что в Атырау практически не осталось мест для парковки? Иногда складывается такое впечатление, что город создан только для тех, у кого есть машина…

– Да, есть такое ощущение. В чем проблема: каждый застройщик пытается продать побольше места под коммерцию или жилье, игнорируя некоторые требования по тому, что в этом доме появится соответствующее количество квартир, и практически у 80 процентов – автомобили. Сейчас горакимат ставит условия, чтобы каждый строящийся жилой комплекс обеспечивал парковками не менее 50 процентов от количества квартир.

Да, в городе нет отдельных крупных стоянок. Это исторически сложившийся фактор. Также есть вопрос полного отсутствия стоянок такси. Но сегодня, может, они уже не так актуальны, ведь многие используют такси по вызову. Однако небольшие парковки таксистам нужны. Сейчас мы на каждом месте массового отдыха людей, возле каждого жилого комплекса, прорабатываем парковки. Да, немного с этим вопросом опоздали.

Но есть еще другая беда – когда каждый ставит авто как попало, и даже иной раз пожарная машина не может проехать! И вот тогда складывается ощущение, что город принадлежит автомобилистам. Все зависит от культуры: это мы сами себя не уважаем. Возле горакимата мы сделали парковку для людей – пожалуйста, ставь в любое время. Все шлагбаумы, будки убрали, всего около 100 машин вместится.

Если бюджет позволит, мы бы хотели попробовать. Например, есть обработка (под парковки Н.Ш.) автобусных остановок, есть закрытие отдельных участков для продвижения транспорта. В свое время, помните, возле гостиницы «Ак жайык» был закрытый коридор. Но для этого надо сначала решить основные вопросы развития коммуникаций.

После пробок уже можно заняться и дорогами для пешеходов. Например, у нас длинная набережная – от Жилгородка и до Первого участка, и можно дойти пешком. На правом берегу тоже, начиная от края Жумыскера, Рембазы и после Алиевского моста набережная. А до Алиевского моста вообще качественно сделана пешеходка. То есть прогулочных мест в Атырау достаточно.

dsc 0361

В старой части города тоже можно было раньше прогуляться. Тема сохранения этой части Атырау время от времени поднимается в обществе. Будут ли хоть какие-то старинные дома сохранены?

– Снос и сохранение – две разные темы. По сносу: в 2016 году сделали Генплан, по которому город развивается. В свое время предусмотрели 12 этапов сноса, и мы до сих пор находимся в начале. Первый этап – это где ЖК «Заман», рядом флагшток. Там построят школы, парк, жилые строения. Второй этап – по Пушкина, по Бисенова. На первом этапе осталось 8 объектов из 264 – там люди не согласны с оценкой, мы в этом плане работаем, 260 млн тенге компенсации уже выплатили.

Однако сказать, что все 12 этапов сноса пройдут в ближайшее время – это надо иметь очень серьёзные возможности. Практически каждый гектар сноса обходится бюджету в миллиард тенге. Поэтому надо четко понимать – где будем сносить, а где народу разрешить развиваться на своей территории.

Исторических домов у нас 25, из них один дом – здание бывшего совдепа, его мы отдали археологам. У большинства подобных зданий частный хозяин, и сохранение внешнего облика обязательно.

В Жилгородке старые здания – практически снесенные дома, от них из-за времени остались лишь руины. В 2020-м и в этом году их не трогали. Это – архитектурные памятники (так называемые паровозики. Н.Ш.), их надо восстановить, в следующем году мы эту программу начнем. Один дом отдали под управление с тем условием, что сохранится исторический облик. А вот как быть с остальными домами, которые уже в частных владениях, вопрос более тяжелый.

В соседнем Уральске ситуация лучше. А у нас хозяева, к примеру, деревянных домов сами тоже много «сделали», чтоб довести до такого состояния. Если б все было на балансе города, было б проще такие дома восстановить.

Ночью красивее

 – Кайрат Кулымович, вы сам по каким достопримечательностям водите гостей, которые к вам приезжают?

– Стараюсь их на природу свозить. И, как и все атыраучане, на площадь Исатая и Махамбета, на набережную, к флагштоку и, если есть возможность – проехаться с гостями по ночному Атырау. Мне ночной город нравится больше, чем дневной! Вид неплохой. Будем дорабатывать – сейчас и аэропортская трасса нуждается в нормальном освещении; по ул. Владимирского и по Курмангазы. По Абая мы восстановили подсветку на 8 млн, а никто, кажется, и не заметил, да? Недавно я смотрел подсветку больших домов –красиво. Но стоимость – в районе 60 млн, надо подумать, будет ли возможность у бюджета. А может попросить крупные компании здания свои осветить, тоже выход из положения? Ведь радует глаз такая подсветка.

– А куда вы любите ходить? – неожиданно спросил меня мэр.

На что я ответила, что со своими тремя детьми хожу исключительно по детским кафе, игровым площадкам.

– Сегодня немало таких детских заведений, да. Появились в городе безалкогольные кафе, и многим нравится. И то, что есть кафе с большими игровыми залами – здорово.

— Вы сказали про аэропортскую трассу – для молодых атыраучан, имеющих авто, она известна, как место для гонок. Не было ли у вас мысли открыть специальные дрифт-площадки, как это сделали в Алматы, где любители гонять отводили бы так сказать душу? Может, и ДТП было бы тогда меньше?

— Гонок стало вообще меньше по городу – по причине камер видеонаблюдения и системного контроля плюс сейчас во многих районах имеется система передвижного полицейского. И это не только в отношении гонок, но и в целом по хулиганству, начиная с плевков и семечек, и заканчивая драками.
Знаете, есть у меня внутренняя убежденность, что это делается на публику – посмотри, как я красиво катаюсь. А то, что это небезопасно и зачастую портит папину машину, это уже второе. Если это интересно, уже давно просчитал бы бизнес, мы бы выделили землю, и сдавал бы такую площадь в аренду – плати и гоняй.

Что касается отвести душу молодежи – у нас есть скейт-площадки, на Привокзальном была временно закрыта, сейчас вновь в действии. Есть в Жилгородке, у моста Алиева. Но скейт-площадки – очень дорогая вещь, это всё — проекты хорошего бюджета.

– Вы сами ходите за покупками? Что в городе делается для привлечения местных сельхозников, кроме ярмарки на «Аламане»?

– Мы проводим две большие ярмарки, но тут больше зависит от оптовиков, они не хотят идти на ту площадь, где будет мало покупателей, им это не интересно. Потому в основном все на «Дине» сдают. А на тех ярмарках, которые организует акимат, там же бесплатные места, поэтому товар на 5-10 процентов дешевле.

Но почему-то нигде дачников я не видел, которые бы продавали свои огурцы-помидоры. А ведь есть у них урожай: в прошлом году мы помогали дачникам – кому насосы, кому линии поменяли, кому трансформатор, кому с документами подсобили, и заметили, что, в принципе, выращивают овощи. А ведь говорят, что не дают им места! Не идут! Хоть возле акимата продавать – с удовольствием соглашусь, но нет сегодня таких.

Кому-то нравится на ярмарку ездить. Я езжу на выходных – и контролировать, и кое-что купить.

dsc 0362

– Кстати, о еде быстрой и не очень полезной. Помните, летом была горячая тема по строительству Макдональдса на площади академии им. Дины? Как вы к ней относитесь? – спросила, я, заметив, что на набережной, недалеко от облакимата, появились стрит-фуды.

– Если брать фастфуд, то и без Макдональдса он в Атырау серьезно присутствует. Заказ готовой еды у нас набирает популярность.

То, что займет какую-то нишу общепит с мировым именем, считаю, что это показатель привлекательности города. С точки зрения сервиса – он серьезный, и с точки зрения налогов и рабочих мест тоже. Конечно, есть определенная часть горожан, которая это не воспринимает. Но мы решили, что выделим землю через СПК, и потом, Макдональдс, даже не начав проект, уже начал помогать городу – инватакси приобрели очень дорогие. Если вы заметили, в городе развиваются франшизы.

Я самкак раз из тех, кто тоже заказывает еду, но на обед. А вот ужинаю дома. Продолжая тему еды, отмечу, что мне нравится большой супермаркет, что напротив «Атырау-Жарык». Из всех магазинов он самый чистый. Цены выше, но зато и уровень. А вообще, в Атырау супермаркеты – зачастую одно название. Пишем «супермаркет», а на деле далеко не дотягивает до названия.

– А давайте по мороженому? – вдруг решил разрядить обстановку мэр.

– Какой неожиданный ход нашего интервью! Кайрат Кулымович, а вы знаете, что такое гурьевская каша? – отвечаю вопросом на вопрос.

– Я хоть и родился в Гурьевской области, но вырос на Мангышлаке. Детсад, школа – там все прошло, а после вуз в Казани, и вот потом только по распределению направили в Гурьев, ныне Атырау. Поэтому про гурьевскую кашу точно не знаю, но мне о ней всякое рассказывают, то же самое, что и про уху. Как я понимаю, это разные крупы могут быть, а в ухе гурьевской – разная рыба, но все должно быть на дыму. И сколько меня уху, к примеру, приглашали попробовать, каждый раз слышу – это коренное блюдо, казацкое.

– Что труднее – простоять смену в цеху на заводе, где раньше работали, или весь день участвовать в совещаниях в акимате?

– Я мало смену отрабатывал: после института оператором в одном из цехов НПЗ был всего 9 месяцев. Потом перешел на дневную ИТР-овскую работу. Если брать ту часть работы, я прошел все ступени. Но там гораздо сложнее работать. Проблемы города проще. Но масштаб! И потом, город – это население, где у каждого свое мнение. Конечно, город морально тяжелее. Вот 10 жителей – у них на один и тот же вопрос может быть 10 разных мнений. И мнение с критикой еще не самое худшее. Если с точки зрения инженерной – на заводе работа сложнее. Но там работают твои подчиненные, с нормальной зарплатой, и если работают не в соответствии с политикой предприятия, у тебя есть определенные рычаги. А у мэра Атырау – другое.

В акимате сегодня тщательно отслеживаем информационное поле, за каждым Facebook, Instagram. И все, что касается города, скидывается для общего рассмотрения, потом советуемся, что нам с этим вопросом делать. Утро начинаем с анализа – что прошло за прошедшие сутки, и главное – отписались или ответили. Только после этого идет наше рабочее совещание. И в течение дня все проблемы стараемся решать.

Первое время замечал, что не отвечали нормально населению, а лишь бы отписаться. А сейчас время меняется, люди все видят и четко понимают, что отписка твоя, как должностного лица, может выйти боком.

Когда меня пригласили работать акимом города, не скажу, что ждал этого в своей жизни. И никогда не представлял себя работающим госслужащим, мне это и не снилось. Да, согласился, и понимаю меру своей ответственности перед населением. Но по заводу не скучаю. Занимаюсь своей работой.

И вообще, заметил за собой, что когда критикуют Атырау, я начинаю упорно доказывать, что это не так. А еще, когда я уезжаю из города, через день уже назад тянет.

– Спасибо за беседу.

Н. ШИЛЬМАН

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( 7 оценок, среднее 3.43 из 5 )
Прикаспийская коммуна