Язык – основа нации

azaқ tili Актуально

Недавно случайно наткнулся в YouTube на выступление небезызвестного В. Жириновского. Он выступал в Госдуме о русском языке. Его слова всегда вызывают смех или раздражение, а часто и то, и другое вместе. На этот раз заставили задуматься, и задуматься всерьез.

Цитировать эксцентричного политика не буду, вкратце скажу, о чем речь. Владимир Вольфович высказался о необходимости принятия закона в защиту русского языка в России. «За границей, наверно, думают, что русский язык настолько беден, что у нас нет слов, обозначающих некоторые понятия. Даже «президент» слово не русское», — говорил он в этом ключе. А задумался я вот о чем.

Если в России всерьез обеспокоены состоянием своего языка, если один из самых распространенных мировых языков испытывает определенные трудности, то нам надо бы бить в набат. Тем более после семидесяти с лишним лет доминирования другого языка. О причинах говорилось много и часто. Были вполне объективные причины, такие как закрытие национальных школ, политика русификации, вызванная стремлением формирования единого советского (считай, русского) народа, обучение только на русском языке в вузах, большой приток разных народов в степь, начиная со времен столыпинских реформ еще при царе, депортации целых наций в Казахстан и поднятия целины… Но есть и причины субъективные. В первую очередь, возникает вопрос, и не у одного меня: «Почему все-таки за тридцать лет независимости языковый вопрос не перестал быть актуальным?»

То, что сумели сделать в Узбекистане и некоторых других республиках бывшего Союза за короткое время после обретения суверенитета, было неприемлемо в Казахстане. По той простой причине, что на тот момент казахи составляли меньшинство в своем государстве. Но ситуация довольно быстро изменилась. Представители многих национальностей покинули Казахстан в тяжелые 90-ые годы в поисках лучшей жизни, в то же время на свою историческую родину вернулись многие отандастар из ближнего и дальнего зарубежья. И сейчас вопрос стоит несколько иначе. Казахи с советским прошлым до сих пор предпочитают общаться на русском. В последнее время все чаще замечаю и детей, особенно учеников начальных классов, которые играя на улице, разговаривают также на русском. Неоднократно был свидетелем того, как в общественном транспорте бабушка, везущая внука в детский садик или школу, говорит с ним на русском. Причем, видно, что русский бабуле дается с трудом, а вот малыш говорит бойко и без акцента. Странная ситуация, не правда ли? Вспоминаю свое детство.

Жил в России. Учился в русской школе и, естественно, с друзьями общался исключительно на русском. А вот дома отец демонстративно мне не отвечал, если вдруг я заговаривал с ним не на родном языке. Мама подсовывала книги и журналы на казахском языке, иногда просила почитать ей, ссылаясь на не очень хорошее зрение, хотя никогда не носила очков. Именно поэтому я, переехав в конце 90-х в Казахстан, очень быстро адаптировался в Атырау. У меня не возникло трудностей с языком. Что мешает нынешнему поколению родителей приучать своих детей к родному языку с младенчества? Только одно – лень. Это что касается населения.

С политикой государства по языковому вопросу вообще непонятно. С одной стороны частые призывы к изучению родного языка и требования к его знанию от государственных служащих, с другой же — опозорившиеся избранники народа при принятии присяги в Мажилисе. «Меня тошнит от людей другой национальности, которые на русском говорят без акцента», — говорил когда-то замечательный поэт-шестидесятник Андрей Вознесенский. А как быть с людьми, тем более наделенными властью и полномочиями, которые на родном языке говорят с акцентом? Пропагандируя свой язык, те же самые пропагандисты не то что не знают его, а просто не хотят учить. А мы удивляемся, что его не хотят учить другие народы. Более того – обижаемся. Совсем недавно общество взволновали видеоролики в Youtube, где казахи заставляли русскую бабушку извиняться за оскорбление казахов и русских обзывали шовинистами и прочими нехорошими словами. Заместитель руководителя Администрации Президента РК Даурен Абаев назвал это «пещерным национализмом». Я бы поостерегся таких эпитетов. Да, ребята переборщили, огульно обвинять всех и вся в шовинизме недопустимо. Но вот о причинах проявления таких чувств и появления таких видео не было сказано ни слова. А ведь все это ответ на провокации таких людей, как Федоров, Никонов, уже упомянутый Жириновский… А ведь ни один из названных выше представителей российской политической элиты далеко не дурак. Я абсолютно далек от мысли, что высказались они по незнанию. Это была именно провокация. С какой целью? Не берусь рассуждать на эту тему – я не политолог. Зато действия так называемого «языкового патруля» вызвали волну возмущения в российских СМИ.

Я бы порекомендовал активистам «патруля» направить свои действия на представителей коренной национальности, не желающих говорить на своем языке. Пока мы не на­учимся любить и ценить себя, свои национальные особенности, никто не будет уважать нас. Это аксиома. А осуждать казахов в национализме, по крайней мере, абсурдно, и это понимает любой мало-мальски знакомый с недалекой историей казахов человек.

После декабрьских событий 1986 года ныне покойный директор казахского отделения радио «Свобода» в Германии Хасен Оралбай дал четкое определение казахскому национализму: «Национализм казахов – попытка защитить свой язык, свою историю, свои традиции и ничего более». А разве другие народы не ратуют за сохранение своих корней? В этой связи хотелось бы упомянуть еще один видеоролик.

Несколько лет назад Кызылординское областное телевидение показало небольшой репортаж, в котором восемнадцатилетняя девушка Евгения Базаркина рассказала о трудной ситуации в семье, сложившейся после смерти матери. Пятеро детей остались сиротами, а еще банк грозился отобрать жилье, находившееся в залоге. Сумма долга была, в общем-то, небольшой — 500 тысяч тенге. В результате за один день телезрители собрали 13 миллионов. О каком национализме речь? Да, девушка говорила на чистом казахском.

А теперь несколько слов о том, что делать. В первую очередь, необходимо создать группу казахских лингвистов, которая перевела бы на казахский язык термины делопроизводства. Ни для кого не секрет, юридические и документы, даже обыкновенные трудовые договоры неудобоваримы на казахском языке. Возможно, не нужно переводить их с русского языка, а нужно создать свой деловой язык. Ведь даже казахоязычные казахи порой не совсем понимают, о чем в них говорится. Лично я читаю и пишу на казахском языке, не говоря о бытовом языке, но вот понять некоторые «перлы» в документах очень сложно, приходится прибегать к русскому. Это и понятно, в советский период вся документация велась на русском языке.

Во-вторых, мотивировать программистов к созданию интересных образовательных и чисто игровых программ на казахском языке. В эпоху гаджетов одной телепрограммы «Балапан» ничтожно мало, чтобы заинтересовать детей. Любая игра в компьютерах и смартфонах доступна на русском языке, отсюда и знание малышами русского языка и игнорирование родного.

И, наконец, требовать хотя бы минимального знания казахского бытового языка при принятии на работу, на любую. А то у нас получается, что человек, владеющий английским и русским, быстрее устроится на работу, нежели в совершенстве знающий государственный язык. Абсолютно согласен, что знать другие языки в современном мире необходимо — это веление времени. Но как-то стало не по себе, когда мама одной известной шахматистки сказала, что ее дочь знает четыре языка: русский, немецкий, английский, французский, а теперь изучает испанский, при этом интервью молодая шахматистка согласилась дать на русском. Мы сможем без больших сложностей и особых усилий научить весь народ Казахстана говорить на государственном языке, если сделаем его востребованным. И ни заставлять, ни уговаривать никого не надо.

Маленький пример. Сейчас телеканал «Qazaqstan» транслирует передачу «Қазақстан дауысы». Так вот, одна из конкурсанток Сангина Шарипова призналась, что для участия в проекте она учит свой родной язык. Говорит, очень трудно, но за три месяца вполне сносно освоила казахский. И с членами жюри беседовала без акцента и примесей другого языка. Вот что значит стимул. Другая конкурсантка Анна Уварова также прекрасно говорила на казахском. Она уже состоявшаяся певица, но для того, чтобы занять свое место в казахстанском шоу-бизнесе, ей необходимо знать государственный. Если в каждой сфере общества проводить такую ненавязчивую, но действенную политику стимулирования, вопрос о государственном языке потеряет свою актуальность. Все просто, нужно только желание.

Кайрат САТАЕВ

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна