ГЛАВНОЕ — ЛЮБИТЬ РЕБЕНКА

«Мое мнение такое: если не дает Бог детей своих, нужно брать сирот из детдомов. Нужно попытаться не только любить детей, а именно понимать их и жалеть. И брать не одного, а сразу двоих хотя бы. Чтобы была по-настоящему большая и дружная семья, чтобы они знали, что такое заботиться о ком-то, вместе жить. В семье именно жить, а не в госучреждении».
Вот так высказалась, позвонив нам в редакцию, читательница Сауле. Она сегодня, помимо своих четверых, воспитывает еще двух сирот. Для этих девятилетних ребят Сауле — опекун. И дети сейчас проживают, соответственно, в опекунской семье, — одной из приемлемых форм устройства сирот.
После начала акции «Чужих детей не бывает», которую мы начали летом, звонило очень много горожан и жителей Атырауской области. И по сей день продолжают с нами связываться. Сегодня мы решили сделать материал по вашим, уважаемые читатели, письмам и звонкам. Немало в них и ответов на некоторые вопросы. Да и просто опытом люди делятся.

ГЕРОИ И ПОДВИЖНИКИ
«Написать меня это письмо заставил личный опыт общения с детьми, выросшими в интернате. Наша фирма участвует в организации конкурсов, оформлении помещений. И вот однажды нам заказали оформить интернат к новому году. Я лично занималась постановкой этого мероприятия. Побаивалась, честно говоря, детей тамошних. И не зря. Работать было ОЧЕНЬ тяжело. Дети от 13 до 17 лет не то, чтобы злобные, скорее… отрешенные что ли. Им говоришь — они не слышат. Просишь что-то сделать — не делают. Совершенно не реагируют на окружающую обстановку (у нас в фирме достаточно красивые и необычные украшения, большинство людей восхищается). Здесь я с трудом смогла увидеть во взгляде интернатовских воспитанников хоть какой-то интерес к предстоящему событию. Одним словом, если бы не присутствие их воспитателя, я бы не справилась. И вот после этого у меня появилось твердое убеждение: люди, которые берут детей на воспитание — герои и подвижники. Раньше всегда думала: не даст Господь своих детишек, возьму из детского дома. Сейчас же моя решимость куда-то улетучилась. И ведь, слышала, есть отказы, усыновленного ребенка возвращают назад, а представляете, какой это стресс?! Лилия».
Говорят, стресс испытывают после оформления усыновления или удочерения как дети, так и новоиспеченные родители.
Как прокомментировала это письмо психолог Роза Сулейменова, после периода эйфории (когда ребенок стал вашим) наступает период отрезвления: родители и ребенок сталкиваются лицом к лицу с реальностью. А реальность, помимо хороших моментов, имеет и некоторые неожиданные стороны. Оказывается, этот ребенок, казавшийся таким ангелом, воплощением всех ожиданий родителей, является не просто обычным ребенком, но и ребенком со своими особенностями, проблемами, которые требуют понимания, принятия, помощи. Оказывается, быть родителем — это не только праздник, а по большей части нелегкие будни со своими требованиями, обязанностями, сложностями, с которыми надо постоянно справляться.
Помимо чувства благодарности, которое испытывает ребенок и которого может и не быть, он может испытывать также гнев, неприязнь к приемным родителям, у него может быть фантазия, что его «лишили» родных родителей, «отняли» у них, что его «купили». Кроме того, на приемных родителей переносится гнев, относящийся к родным, к тем, кто его покинул, но они далеко, им ничего уже не скажешь, зато рядом есть приемные родители, которые, к тому же, испытывают огромную жалость и даже бессознательное чувство вины перед этим ребенком, они готовы многое стерпеть от него. Чувство вины у родителей может быть связано, помимо прочего, с испытываемым ими раздражением, которое они нередко не смеют выразить, но которое может проявиться в скрытой агрессии, в неприятии ребенка.
Правда состоит в том, что у приемных родителей могут возникать любые чувства по отношению к ребенку и гораздо лучше пытаться их понять, чем не замечать, но отреагировать в реальности. Не стоит испытывать излишнее чувство вины за злость на ребенка и за то, что вы не понимаете, как себя вести. Лучше обратиться за помощью сразу, когда вы поняли, что сами не в состоянии справиться со своими негативными чувствами и найти подход к малышу.
Ведь брошенный ребенок имеет очень глубинное недоверие к окружающему миру, он считает себя плохим и недостойным любви, поэтому он будет всячески испытывать свое новое окружение, проверять на прочность их любовь. Он будет провоцировать плохое отношение, наказания. Здесь очень важно понимать внутренние причины иногда ужасного поведения, чтобы помочь ребенку и себе. Тогда и не будет новых статистических данных — мол, не справились с воспитанием ребенка, не нашли общего языка, пришлось вернуть в детдом.
Адаптация, по словам психолога, обычно проходит в среднем несколько лет.
Бывают случаи, когда семьи отказываются от усыновленного ребенка по весомым причинам: например, это серьезные патологии с агрессивным поведением. Но случаи отказа с подлинно иезуитской оговоркой «ребенок не оправдал ожидания», к сожалению, также назвали нам в детдомах и интернатах Атырау…

ЛЮБОВЬ БЕЗ ГРАНИЦ
«Я знаю женщину, у которой своих родных детей — пятеро. Они выросли, и она решила взять детей из детдома. Я эту семью знаю довольно хорошо. Немало трудностей они прошли, в особенности психологических: сколько им пришлось с мужем выслушать неприятных откликов, что детей из-за денег взяли (троих практически сразу оформили в свою семью). Причем, ребят моя знакомая особо не выбирала: и рахитных брала, и ребят из семей алкоголиков. Выкармливала, отмывала, одевала. И росли, заканчивали неплохие учебные заведения. Сейчас неродные все пристроены в жизни. Никто в тюрьме не сидит, никто не состоит ни на каком сомнительном учете. Знаю, что знакомая сейчас еще хочет взять сирот. Дети свои и не родные помогают сейчас. Я всегда всем ставлю в пример эту семью. Всем, кто хочет взять, но сомневается. Женщина не боится ничего, ни больных детей, ни что вырастут «не такие» или еще чего-то. А просто любит их безгранично и также безгранично жалеет. Анна».
Отец Михаил, настоятель Успенского собора — православного храма в Атырау, считает, что такие люди — действительно заслуживают уважения. Усыновители, опекуны — выполняют великую миссию — они растят и воспитывают чужих, по сути, детей. В храм к батюшкам обращается немало прихожан с вопросами — а можно ли усыновить ребенка, если нет своего? Им отвечают — можно, но подходить к этому надо с огромной ответственностью и, может, любить таких детей даже больше, чем своих.
Иногда в храм приходят такие люди с вопросами — мол, у меня кто-то в семье сильно болеет. Может, взять ребенка из детдома и это поможет родному выздороветь? Такие случаи батюшкам трудно обосновать. Ведь сироту надо брать из детдома не за что-то, а слушая свое сердце, что вы действительно хотите усыновить ребенка, у которого в жизни никого нет…

РОДНОЙ ДОМ ЛУЧШЕ, ЧЕМ КАЗЕННЫЕ СТЕНЫ
«Ко дню Независимости опять приезжали в детдом (мы — одни из спонсоров этого казенного учреждения). Так жалко ребятишек — оказывается, у многих есть родители, лишенные своих прав. Мамы с папами, правда, иногда к ним ездят, общаются. В общем, смотрела я на это и думала: не дай Бог ребенку расти в такой обстановке. Почти любая семья — все-таки лучше, чем интернат с казенными стенами.
И у меня сложилось впечатление, что детдомовские ребята вырастают абсолютно неприспособленными к жизни. Весь мир — за стеной интерната, детдома. На улицу — только с сопровождением. Даже в магазинчик за 20 метров от входа можно сбегать только с разрешения воспитателя. И что они видели, как будут потом адаптироваться во взрослом мире, покинув вырастившее их учреждение? Тимур».
Вот здесь хотелось бы пояснить: как раз для того, чтобы адаптироваться во взрослой жизни, куда их «выпускают» из детдомов при наступлении определенного возраста, во всех подобных учреждениях проходят тренинги и всевозможные мероприятия, нацеленные как раз на адаптацию таких ребят. Так, сейчас в детдоме «Ак бота» и в школе-интернате №1 проходят уроки «Школы лидерства». А одно из атырауских молодежных объединений — «Независимое поколение Казахстана» проводит в детдомах и интернатах социальный проект «Повышение потенциала детей-сирот: на пути к успеху».

МАТЬ И ДОЧЬ
И еще немного вашего внимания. Хотелось рассказать случай, буквально на днях произошедший. Даже не столько случай, сколько новый взгляд на прежнюю историю. Никогда бы не подумала, что у этой женщины — не родной ребенок. До того они друг с другом — мать и дочь — схожи. Но недавно тетя Даша решила поделиться своей историей. «Пусть, — говорит, — тот, кто очень хочет, но по разным причинам не решается взять ребенка из детдома, сделает это».
Тетя Даша — очень симпатичная женщина. К ней придешь за лекарством (она — фармацевт и работает в одной и той же аптеке вот уже несколько десятков лет), так тетя Даша и о здоровье справится, и обязательно поинтересуется, как дела. Раньше к ней всегда являлась ее дочь Альбина, девушка видная, студентка. А сейчас что-то не видать ее.
— Так замуж она вышла. В ноябре родила девочку, — голос задрожал у тети Даши. — Внучка у меня. Я такая счастливая! Только знаешь, чего сказать тебе хочу. Альбинка ведь мне не родная. Мы с мужем удочерили, когда ей четыре годика было. А она и не помнит ничего. На нас похожа, вот и ладно. Не могли мы с Анатолием своих родить. И нам подсказали взять из детдома ребенка. Понравилась нам Альбина. Как, спрашиваешь, на работе о дочке не узнали? А никак — я тогда место работы поменяла, прямо как специально! И квартиру нам дали в другом районе Атырау. Вот и затерялись мы. А потом уж время прошло, знакомые и бывшие коллеги при встрече, так и думали, что Альбина — наша родная.
— Я чего хотела сказать-то, — продолжает тетя Даша. — Пускай люди не боятся усыновлять и удочерять. Никакие там гены роли не играют (ну, некоторые же боятся, что из детдомовских вырастут потом алкоголики, наркоманы). Главное — любить ребенка, воспитывать и отдавать ему всего себя. Тебе потом все сторицей воздастся.

Надежда ШИЛЬМАН

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна