Oilan, qazaq!

9 ноября 2018 «ПК»-информ0

О необходимости орфографической реформы, которая сблизила бы письменное казахское слово с устным, Олжас Сулейменов говорил еще в 90-х годах прошлого века. В книге «Тюрки в доистории» он писал: «…Таким образом, реформы кириллицы происходили в переломные моменты русской истории – они вошли естественной составной частью «петровских» и «ленинских» социально-государственных преобразований. И у нас сегодня именно такая историческая ситуация. Кардинальная перестройка экономики, государственного строя предполагает реализацию назревших реформ в культуре, и, прежде всего, в письменности. Другого такого момента может и не быть».

Совсем скоро Казахстан перейдет на латиницу. Споры уже в прошлом, и теперь необходимо извлечь из реформы алфавита максимум пользы. Не буду останавливаться на преимуществах нововведения, об этом говорилось уже много. Речь теперь идет о том, как наиболее правильно употребить латинские буквы для более полного приближения к нормам казахской фонетики.

Об этом говорили на семинаре «Основные правила нового алфавита казахского языка», организованном научно-практическим центром «Тіл-Қазына» комитета по языковой политике имени Шайсултана Шаяхметова при Министерстве культуры и спорта. Республиканская информационная группа в составе специалистов вышеназванного центра Салауата Каримова и Бакытгуль Искаковой, преподавателя Кызылординского государственного университета, кандидата филологических наук Амана Абасинова, а также руководителя Центра по обучению государственному языку «Ағартушы» (г. Уральск) Болата Жексенгалиева сразу настроила аудиторию на предметный и продуктивный диалог.

 Докладчики отмечали несовершенство нового алфавита в некоторых позициях, говорили о необходимости доработки.

– Мы признаем и понимаем необходимость отказа от кириллицы, – говорил Болат Утегалиевич, – употребляя русский алфавит, мы ввели несколько букв, у которых нет звуковых соответствий в казахском языке и  тем самым искажали свою фонетику, но если перейдя на латиницу, мы не учтем и не избавимся от таких негативных моментов, то зачем было затевать все это? Сказанное особенно касается заимствованных из других языков слов. Почему мы, беря слово из другого языка, произносим его в том виде, в котором оно звучит в оригинале, а не приспосабливаем его к особенностям своего языка. Согласно статданным ООН, за последние сорок лет в мире исчезло около 2000 языков. Почему так происходит? Как говорил английский лингвист Кеттель: «Уничтожить язык очень легко, надо просто ввести двуязычие», и мы постепенно разрушаем свой язык, увлекаясь заимствованиями и бахваляясь чистотой произношения. А нужно ли это?

В своей программе «Рухани жаңғыру» Президент заметил, что в ХХ веке казахский язык чуть не исчез, и это правда. Между тем в международной лингвистике нет понятия заимствованного звука, есть только заимствованные слова, термины. А они и на русском, и на английском, и на турецком, и на казахском имеют одинаковое значение, их переводить необязательно. Так, в русском языке есть слово «Конституция», в английском «Сonstitution». Латинское слово «Respublica» по-английски будет «republic», а по-французски «république». И для того чтобы сохранить природу казахского языка, заимствованные слова должны воспроизводиться по нормам данного конкретного языка и писаться соответственно казахскими буквами. Это на самом деле ощутимая проблема. Дело в том, что некоторые заимствованные слова, топонимы мы действительно начали писать по нормам казахского языка: «Москва» – «Мәскеу», «Китай» – «Қытай», «Япония» – «Жапониа». И это нормально, потому что на том же английском «Москва» – это «Moscow». А вот такие названия, как «Франция», «Париж», «Киев», пишутся по нормам русского языка. 90% терминов мы пишем с учетом русской орфографии…

Вот такие проблемы поднимались на семинаре. Слушатели, а это преподаватели казахского языка высших, средних специальных и средних образовательных учебных заведений, внимали усердно, то и дело вступая в дискуссии на местах со своими соседями по тому или иному вопросу. А интересовал всех вопрос о нужности-ненужности конкретных букв, оставшихся в алфавите, но не имеющих звукового значения в казахском языке. Камнями претк­новения, прежде всего, стали буквы V, F, диграфа Ch. Но вот на вопрос из зала: «Окончателен ли обнародованный вариант нового алфавита?» – однозначно ответить гости затруднились. Но, как сказал Болат Жексенгалиев: «Алфавит – не Коран, и изменения в нем наверняка будут, надо только принимать активное участие в его обсуждении». Да и сам Президент страны давно уже высказался по этому поводу: «Алфавит – не застывшая субстанция, он будет меняться и модернизироваться».

Кайрат САТАЕВ

Administrator