НАУРЫЗ КОЖЕ ИЗ КУМАРШЫКА

В селе Жанаталап Атырауского сельского округа живет 91-летняя Казинаш Алтынгалиева, свидетельница многих прошедших исторических событий. Несмотря на свой преклонный возраст, Казинаш аже в ходе разговора вспоминала подробности 70-летней давности…

— Ой, что-то меня память подводит, но я вспомню еще имя той женщины попозже, — в какой-то момент забеспокоилась долгожительница. На мое «дежурное»: «Не беспокойтесь, сейчас я в свои под пятдесят порой не помню, что было вчера» она отреагировала строго: «Это еще что такое!»
Кстати, бабушка вспомнила-таки за чаем имя. И вообще, она не жалуется ни на слух, ни на зрение, только на давление, которое временами поднимается. И выглядит Казинаш аже не сморщенной старушкой, а вполне даже респектабельно для своих лет. Она живет с младшим сыном Жолдасом и снохой Сауле, которым уже 55 лет. Возраст отмечаю не случайно. То ли натуральные продукты, то ли чистый воздух, то ли наследственность, но возраст не отразился на внешности детей долгожительницы, уверена даже, что и через 10 лет они не изменятся. Возможно, это влияние местности.
Первое, что сразу ощущаешь по приезду, это — воздух, которым дышится легко и приятно! В прошлое воскресенье сияло солнце, и природа будто ожила, щебетали птицы, в ауле тихо и спокойно. Этот покой передался и мне, а в конце даже уезжать не захотелось, терять это чувство…
Жители аула традиционно рады гостям. Без предупреждения заявляемся в дом Казинаш аже, и сноха без удивления приглашает в дом. Потом выяснилось, что это обычное явление. К старейшей женщине приходят много людей из разных местностей в любое время. И их всегда радушно встречают. Сауле к корису готовится загодя, припасает вкусностей для гостей, 14 марта с утра сельчане обычно торопятся в этот маленький дом оказать почтение старушке.
— Я родилась в селе Байда Курмангазинского района. По документам мне 85 лет, но на самом деле 91 год, документы в те времена оформляли намного позже рождения, записывали со слов. В 1947 году вышла замуж за Кабеса Алтынгалиева, сначала мы жили в селе Жанбай (Исатайский район), а потом нас переселили в Жанаталап. В 1966 году муж мой скончался, мне было чуть больше 30-ти, пятерых детей поднимала сама. У нас был совхоз, там я работала всю жизнь рыбачкой, и в 1979 году вышла на пенсию. А во время войны пасла скот, косила сено, любую работу выполняла, никто не выбирал, что делать. Тогда я была подростком, но никто не смотрел на возраст, работали наравне со взрослыми. За работу получала 3 кг муки и на четверых делили пачку чая. В качестве поощрения давали 2 метра ситца. От голода нас спасали скот и рыба, — рассказывает женщина.
Казинаш аже отмечает, что во время войны люди были очень дружны, поддерживали, как могли, друг друга. Жители Жанаталапа не знали воровства, двери не запирались. Все было общее. У скота были хозяева, но любой житель мог подоить корову, взбить творог, насушить курт. Или женщины собирают навоз для топки и складывают его в отведенное место, и каждый житель берет себе оттуда. Никто не торговал, все отдавалось даром, каждый старался принести пользу односельчанам. В рыбацком совхозе мужчины занимались промышленным ловом на море, им была дана бронь, фронту нужны были продукты. Поэтому все хозяйство вели женщины.
— Одежды не было. Женщины вязали из верблюжьей шерсти кофты, носки, варежки и даже штаны! Да, я всю жизнь вязала, вот недавно только перестала, уже здоровье не позволяет, — рассказывает бабушка.
По словам долгожительницы, несмотря на трудности, праздник Наурыз отмечали всенародно. Ставили юрту, алтыбакан, варили наурыз-коже. Народ веселился, оживала природа.
— Мы мололи кумаршык (трава с зернами, похожими на пшеницу), потом обжаривали и варили в молоке. Вот было вкусно! То, что вы едите, это не еда вовсе, я не считаю ее таковой! — заявляет долгожительница.
Казинаш аже богата не только годами, но и своим земным продолжением – она бабушка тридцати внуков и правнуков. И еще. Мы не случайно назвали нашу героиню живым свидетелем истории. В связи с назначением специального государственного пособия труженикам тыла нередко возникает необходимость подтверждения факта работы в годы войны. Поскольку никаких документов, справок нет, поскольку тогда, в войну, не до этого было, то подтверждение живых свидетелей фактов работы того или иного человека очень выручает. А Казинаш апа в своем округе, можно сказать, почти единственный живой свидетель тех лет. Поэтому ее частенько возят по нотариусам, где она подтверждает правдивость рассказов того или иного труженика военных лет, и никогда никому в этом не отказывает.

Алма ТУРГАНОВА

Administrator