Слово о собкорах

Последним в серии материалов к 100-летию « Прикаспийской коммуны» был рассказ о нашем собкоре по Махамбетскому и Новобогатинскому районам Крыкбае Бекбаеве. Он погиб 25 сентября 1994 года в автомобильной аварии, находясь в командировке в Кызылкогинском районе.

И поскольку уже зашла речь о наших полпредах в районах, людях, без которых очень трудно, да просто невозможно редакции оставаться в центре событий и быть хорошо и, главное, оперативно информированными, то хочется рассказать о других собкорах. Сразу отмечу, что это были, как правило, незаурядные, очень талантливые люди. Особенно мы почувствовали их необходимость, когда были соединены две области, и нам приходилось освещать весь Мангышлакский регион с тем же составом журналистов. И тогда, безусловно, нас здорово выручили собкоры, прекрасные журналисты, мастера пера, нужно еще вспомнить, что все трое были настоящими патриотами полуострова, были недовольны объединением (видимо, это действительно было не очень продуманное решение, поскольку совсем скоро мы снова стали самостоятельными соседями), в силу чего они одновременно оставались сотрудниками «Огней Мангышлака». При этом работали с полной отдачей, демонстрируя высокий профессионализм. И каждый их материал был образцом, особенно для начинающих журналистов.

Сразу вошел в наш коллектив и стал душой компании Юрий Кононенко. Очень ироничный, остроумный человек, буквально сборник анекдотов. Но при этой кажущейся легкости и поверхностности Юрий был очень содержательным, глубоким, талантливым журналистом. Мы звали его ходячей энциклопедией истории открытия мангышлакской нефти, и хоть разбуди среди ночи, с ходу мог перечислить всех интересных специалистов, передовиков, главные проблемы региона на сегодняшний день. Его материалы были ярки и своеобразны, нередко критическими, причем критика была очень достоверной. Здорово помогал нам в освоении нового региона. И вообще, мы всегда ждали его приезда. Как жаль, что его уже нет, он рано ушел из жизни, мог принести много пользы своему краю.

Тамара Константиновна Лесовая-Шульц человек особенный. Материалы ее всегда были острыми, злободневными, критическими, не оставлявшими читателей равнодушными, вызывали разговоры, споры, обмен мнениями. В них четко прослеживалась мысль автора, его кредо. Она вылавливала тему в гуще самой жизни, выхватывала, как крупную рыбину, в буквально смысле «брала за жабры» и показывала читателю во всей красе. Случилось так, что я была с ней знакома еще в Целинограде. Она тогда только устроилась на работу в краевую газету «Целинный край». Как раз отмечалось 10-летие Целины, и тут выяснилось (из анкет, сама она не любила распространяться о себе и личной жизни), что она — первоцелинница. Родилась она в городе Запорожье, когда началась война, Тамаре было шесть лет. Предприятие, где работал отец, было эвакуировано на Урал. После эвакуации, в 1947 году, вернулись в Запорожье. Приехали к пепелищу. Рано начала работать, совмещала учебу с работой. А в марте 1955 года по комсомольской путевке отправилась на целину, в Акмолинскую область в совхоз «Бузулукский». Работала на тракторе сначала прицепщицей, потом трактористкой. В совхозе был единственный магазин, в который работать направляли активных комсомольцев. Тамара была в их числе. И однажды ей пришлось выдержать противостояние с целой группой хулиганов. Не слушая ее возражений о сухом законе, они требовали алкоголь, угрожали ножами. Но она выстояла. А вскоре на выручку к ней поспели ребята, и первым был Лева Шульц, ставший впоследствии ее мужем, очень известным и таким же беспокойным журналистом, правда, телевизионным. Поработав и прекрасно зарекомендовав себя в столице Целинного края, они снова рвались туда, где что-то новое и интересное, и на Байкале, и в Сибири потрудились. А прослышав о разворачивании нефтедобычи на Мангышлаке, они тут же переехали на полуостров. Познакомившись ближе с Тамарой Константиновной, я поняла, что она трудоголик, и что ей свойственны многие качества перфекционизма, то есть стремления к совершенству. Все, за что она бралась, должно было быть сделано наилучшим образом. Тамара Константиновна – человек, от природы одаренный особой, сильной энергетикой. И ее уважают и любят. Хотя она сейчас живет в Петербурге у дочери, 80-летний юбилей ее отмечали в Актау. И мне хочется привести несколько строк из ее выступления, потому что ее взгляд на журналистику совпадает с моим.

— Я всегда считала главной задачей журналиста — рассказывать людям о существующем положении вещей, о тех событиях, которые происходят, помогать разобраться в них и, конечно, восстанавливать справедливость. Сейчас журналистика изменилась. Она актуализирована, больше нацелена на информацию. Но требования к языку, к выразительности подачи материала никто не отменял. Мне кажется, молодое поколение журналистов это совершенно игнорирует. Потому-то и повышаются требования к руководству и печатных, и электронных изданий. Обязанность редактора — быть на высоте в профессиональном отношении и учить подчиненных мастерству. Этот вопрос сейчас стоит очень остро, как и вопрос повышения грамотности молодых журналистов, — говорит Тамара Константиновна.

Из Узени нам писал В. Терпигорьев — тоже очень интересный человек, у него преобладали материалы о социальных проблемах и экологии. Они у нас работали недолго, так как области снова разъединились, но связи с ними мы поддерживали и после.

В Жылыойском районе мы всегда старались иметь собкора. Очень интересно поработал на этой должности выпускник КазГУ Каирбек Ермуханов. Сейчас, глядя на нынешнего солидного, с заметным «социальным накоплением» Каирбека, очень трудно представить того стройного, хрупкого юношу в очень интересном пиджачке, с записной книжечкой в барсетке, в которую скрупулезно записывалось все сдаваемое им, все планы и т.д. Он и через два года мог сказать, что именно сдавал и о чем писал в тот или иной день. Парень очень открытый, с живыми яркими глазами, широко распахнутыми в мир. Собственно, в коллективе он был уже очень хорошо известен, так как все практики проходил у нас. Мы с ним сошлись не сразу, так как его посадили в отдел, и мне приходилось править его материалы. А он очень болезненно относился (и сейчас такая же ситуация) к правке. Но постепенно мы «притерлись», поняли друг друга. И когда его направили собкором в район, скучали без него. Но он часто приезжал, привозил кучу материалов. Если же задерживался, то все равно мы его постоянно дергали, так как тогда в каждый номер нами готовились информационные подборки «Вести с нефтепромыслов и геологоразведок», «На стройках Прикаспия», «На пусковых объектах», а когда и сельхоз­отдел к нам присоединили, то и подборку «Вести с полей и ферм». И оперативная информация с региона была нужна позарез.

Каирбек — очень нестандартный и трудно управляемый человек. Но есть в нем качество, за которое мы его любим и можем все простить — он очень привязан к газете. Были у него попытки уйти-то куда-то: то книгу писать его приглашали об истории нефти, то в геофизическую экспедицию, что-то вроде того. Но снова и снова он возвращался в редакцию. Даже сейчас, находясь на заслуженном отдыхе, он интересуется жизнью редакции и часто пишет.

Каирбека сменила тоже выпускница КазГУ Лира Кадырова. Очень скромная, деликатная девушка — трудновато ей было добывать информацию у грубоватых строителей, нефтяников. А тогда в Тенгиз хлынул поток специалистов, новоселов — строительство завода шло огромными темпами (это все еще до ТШО было, первыми иностранными нашими партнерами были венгры).

В этой сутолоке, суматохе требовался очень боевой товарищ. И он пришел — Александр Листухин. Большой, красивый, широчайшей души и безмерной доброты человек. Вместе с тем, весьма пробивной и оперативный. Он очень ко двору пришелся. Умел найти общий язык с любым. У нас появились интересные корреспонденции, в том числе и критические, он не боялся представителей высокого ранга. Но редакции-то потом приходилось развязывать все эти узлы. К чести Ивана Петровича Свербихина и сменившего его, после ухода в 1982 году на пенсию, Игоря Николаевича Свидина, Листухина никогда не заставляли «молчать в тряпочку», смелость его импонировала, требовали только достоверности и объективности, чтобы не было зацепок у оппонентов. Кстати, именно Саша первым «вывел на широкую орбиту» Тукена Танаевича Жумагулова — тогда начальника автобазы.

Именно с Листухиным мы начали делать первые коммерческие страницы, когда переходили на самофинансирование и самоокупаемость. Это были имиджевые материалы, на откровенную рекламу мы тогда еще не могли решиться, просто рассказывали о хорошем производственном коллективе, но на платной основе, таким образом пополнялся бюджет редакции. Очень его нам не хватало, когда жена увезла его на постоянное местожительство в Волгоград. Он тоже несколько раз приезжал, сокрушался, что расстался со своим ставшим родным коллективом. Увы, больше он не придет, уже несколько лет как умер, от инсульта.

В прошедшем времени, к сожалению, приходится писать и о следующем нашем собкоре Шемхане Кагирове. Прекрасный, оперативный сотрудник. Он умел подать информацию не только свежо, но с ра­зумным обобщением, лаконично, в то же время привлекательно, благодаря богатой лексике. Человек кавказской широты души, безмерно обаятельный, немногословный, но зато каждая фраза – афоризм. А какие тосты, спичи произносил на редакционных посиделках. Обожал рыбку нашу, и в каждый его приезд из Кульсары обязательно в гостиничном номере или в фотолаборатории (единственном кабинете, куда не мог заглянуть редактор без предварительного стука, боясь испортить пленку), устраивалась дегустация очередного сорта пива. Вот и на снимке он с очередным «уловом». Наша с ним разлука произошла не по нашей, да и не по его, воле. Сначала сообщили, что тяжело заболел сын, требуется операция в Москве, а после операции ему пришлось вернуться в Чечню. А вскоре грянули всем известные события. Он начал работать в одной из газет (кстати, был полностью на стороне федеральных властей, ему претило всякое насилие, тем более бандитизм и терроризм). В одной из командировок их машину обстреляли боевики. И наш дорогой друг погиб.

По Курмангазинскому району после Крыкбая работала Индира Сатылганова — очень интересный человек, журналист, имеющий свой почерк, умело доносящий до читателей свое видение факта, события. Тогда были не лучшие времена и для области, и для района. Многие предприятия закрывались, возникли социальные проблемы. Но она умела найти верный тон, ее материалы отличались глубиной подхода к теме, дышали сочувствием к людям. Помню, когда открывали в Астраханской области мемориал Курмангазы, она написала такой страстный, животрепещущий репортаж, что невозможно было читать спокойно. Потом Индира работала на телевидении, в местном филиале канала «Казахстан». Сейчас она редактор заводской многотиражной газеты «Новатор». Мне нравятся ее материалы, интервью, репортажи спокойной интонацией, продуманностью, отсутствием погони за жареными фактами.

Не очень долго поработал собкором Каршыга Кушеков — человек со своим видением и своеобразным подходом. Материалы его привлекали внимание. Нередко становились поводом для претензий критикуемых. Но выходил из перепалок победителем. Так как писал правду. Сейчас он в штате и тоже имеет свой круг тем, где умеет видеть суть и проблемы, и своих читателей.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ

Administrator

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *