ac80c5c1 d57a 4b45 84d5 be5cb8e22839

Переполох в охотничьем царстве

Поводом к написанию материала об общественном объединении «Атырауское областное общество охотников и рыболовов» (АОООиР) стало письмо-обращение группы охотников в редакцию «ПК». Где они подняли ряд вопросов, касающихся деятельности объединения. Что же произошло в этом благородном «семействе» и чем недовольны его члены?

НАС ЛИШИЛИ ГОЛОСОВ

Являясь по природе людьми прямолинейными и азартными, охотники сообщают открыто, что вынуждены обратиться за помощью в редакцию. И сразу же по существу излагают информацию и факты о деятельности областного общества охотников и рыболовов.

«Это объединение, — пишут они, — создали охотники, а значит, высшим органом является общее собрание, на котором правление общества должно ежегодно отчитываться перед охотниками о выполненной за год  работе. А тем временем общее собрание объединения не проводится уже несколько лет. Вместо этого собирается небольшое количество людей, а результаты этих собраний не протоколируются. А когда мы обращаемся за разъяснениями, то получаем такой ответ: «Совет все знает». А между тем, совет объединения — это консультативно-совещательный и рабочий (исполнительный) орган, но не орган, принимающий решения. Решающий высший орган – это общее собрание членов объединения.

На наш вопрос к руководителю объединения Асылтеку Испусинову по поводу необходимости созыва общего собрания путем объявления через газету, мы получаем отговорки «мол, нужен большой зал, а для этого необходимы большие средства». Таким образом, они лишают нас законных прав на проведение общего собрания, превратив общественное объединение в закрытое сообщество».

Как явствует из письма, членами этого совета являются 26 человек. И они, по словам авторов письма, годами  решают его судьбу.

МНОГО ДЕНЕГ, МАЛО ДЕЛ

Затем группа охотников и рыболовов приводит в письме бухгалтерский расклад. Тут и приход, и расход. Так, объем денежных поступлений в общую казну общественного объединения в 2015 году составил 22,4 млн тенге, в 2016 г. – 31,8 млн тенге, в 2017 г. – 29,6 млн тенге, в 2018 г. – 42 млн тенге, в 2019 г. – 47,8 млн тенге. И они задаются вопросом: «Насколько вышеприведенные денежные средства идут во благо деятельности общественного объединения?» И тут же дают ответ, что это остается для них тайной за семью печатями. Приводится пример с единственной автомашиной марки «Шкода», имеющейся в наличии у объединения. Для покупки бензина для этой машины в 2017 г. якобы было израсходовано 5 млн 818 тысяч тенге, в 2018 г. – 5 млн 210 тысяч тенге, в 2019 г. – 3 млн 224 тысяч тенге. — Не многовато ли для одной машины? — опять-таки задаются вопросом авторы письма.

Есть в письме и упоминание о базе отдыха на реке Кигач в Курмангазинском районе, благами которой, по их мнению, почему-то пользуются только охотники из далекой Франции. А для местных она как бы вовсе закрыта. За аренду базы на Кигаче областное общество охотников и рыболовов тоже получает солидные денежные средства. Например, французы выплатили охотобществу в 2017 г. – 6,8 млн тенге, в 2018 г. – 10 млн тенге, в 2019 г. – 10,3 млн тенге. Как видим, денежки немалые.

— Мы опытные охотники-любители, — рассказывает в беседе с нами Сабыртай Шамиров, — занимаемся охотой уже многие годы. Охотничий стаж у всех разный. И всех нас объединяет любимое хобби. На сегодня в распоряжении охотобщества имеется четыре участка на побережье Каспийского моря. И  руководство нашего объединения просто обязано создавать условия для охоты. А иначе для чего мы тогда платим членские взносы и за реализацию охотничьих путевок? В период охоты необходимо ставить вагончики, обеспечивать нас рациями, квадроциклами. Егеря должны давать советы и указания, где нам охотиться, в каком направлении двигаться. Для этого нужно привлекать специалистов. Однако никаких нормальных условий, увы, не создано.

По словам Сабыртая Шамирова, егерей в период охоты они попросту не видят, особенно осенью. В такие периоды погода не особо балует – проливные дожди, сильные ветра, нагонные воды с моря создают трудности и угрозу для жизни людей.

— Мало ли что может случиться в непогоду. И в этих условиях егеря, являющиеся по существу первыми помощниками охотников, не всегда бывают рядом, — сетует другой стажной охотник Саги ага.

Кроме того, аксакалов от охоты возмущает тот факт, что на письменные обращения от 21.02.2020 г. и от 6.03.2020 г. ответов они так и не дождались. Это, по их общему мнению, свидетельствует, как минимум, о неуважении и игнорировании членов охотобщества.

КОНФЕРЕНЦИЮ ПОКА ОТЛОЖИЛИ

Руководитель  «Атырауского областного общества охотников и рыболовов» Асылтек Испусинов прокомментировал письмо охотников в редакцию «ПК». Он признает, что устав охотобщества требует пересмотра с учетом современных требований. А высшим органом облохотобщества является не общее собрание, а конференция. На которой решается вопрос выбора председателя правления или продления срока его полномочий, заслушивается отчет председателя правления о работе охотобщества,  утверждается устав.

По поводу созыва конференции он сказал: «Все эти вопросы были поставлены на повестку дня совета 21 февраля 2020 года. На нем было принято решение, что после окончания работы ревизионной комиссии АОООиР в конце марта будет созван совет и решен вопрос проведения конференции. Однако из-за карантина сроки ее проведения были перенесены на неопределенный срок. Но до начала сезона охоты 2020 года конференция будет проведена».

БЕНЗИН НА ОБЩЕЕ ДЕЛО

— По всем финансовым вопросам, связанным с моей деятельностью с 2016 года, проинформирован совет объединения, заседание которого состоялось 21 февраля 2020 года. Но скажу, что с 2016 по 2019 год денежные поступления выросли с 22 миллионов до 47 миллионов тенге. По поводу расходования средств на ГСМ нужно иметь в виду, что из-за ограниченного материально-технического оснащения охотобщества бензин выдается не только на машины и лодочные моторы, состоящие на нашем балансе. Но и на личный транспорт работников, который используется при организации охранных мероприятий охотничьих угодий, проведении учета птиц и млекопитающих, организации туризма, — пояснил Асылтек Испусинов.  

БОНЖУР, КИГАЧ!

Как поясняет Асылтек Испусинов, в прибрежной части Каспийского моря находятся не четыре участка, а четыре приписных охотничьих хозяйства, где имеются егерские кордоны. В штате 20 егерей, работающих круглогодично, и более 60 егерей-общественников, привлекаемых в сезон охоты.    

— Кроме этого, в сезон охоты первичным охотколлективом «Атырау Жарык» в район урочища Мартыши выставляется передвижной вагончик для егеря. На всех этих пунктах во время сезона охоты круглосуточно дежурят егеря, ведется регистрация охотников, заезжающих в охотничьи угодья на охоту. А также делаются отметки в охотничьих путевках о количестве добытой дичи. Те охотники, что писали жалобу в охотобщество, лично приходили сюда. При встрече с ними я все им объяснил, — рассказывает Асылтек Испусинов.

Теперь о базах для охоты, куда приезжают поохотиться гости из Франции и России.

— Нужно понять правильно, — продолжает руководитель объединения, — что база на период охоты арендуется иностранной компанией. И вопросы содержания базы и обеспечения находятся на попечении иностранцев. Нашим охотникам никогда не отказывали в охоте на этой базе, но только цены за сервис на ней устанавливаются иностранной компанией. А те деньги, что зарабатывает охотобщество от иностранцев за аренду угодий, идут на его нужды. Общество не может существовать только на те деньги, которые платят охотники за охотничьи путевки и членские взносы.

ФАЗАНЫ ИЗ ИНКУБАТОРА

В принципе, информация о деятельности охотобщества не скрывается. Есть сайт, страничка в Инстаграме, публикации в печати. Первый руководитель охотобщества сообщил, что в сезон любительской охоты с сентября 2019 г. по февраль 2020 г. была выделена квота на добычу 7 тыс. гусей, 60 тыс. уток, 5 тыс. лысухи, 400 особей куропатки, 1150 зайцев-русаков и 193 кабана. За пользование этими биоресурсами государству было оплачено более 6 млн тенге. Из более чем 6 тысяч охотников региона в прошедшем сезоне активное участие приняли 2,5 тысяч. Любительская охота, как мы поняли, стала дорогостоящим удовольствием, и не каждый охотник, имеющий членский билет и желающий поохотиться, может себе это позволить.

— В настоящее время охотобщество работает над интенсификацией ведения охотхозяйства. С этой целью для вольерного разведения диких охотничьих животных в 2018 году нами организован кластерный участок на территории Жылыойского приписного охотничьего хозяйства, в урочище Перетаска для вольерного разведения фазанов и диких уток. Закуплены маточное поголовье семиреченского фазана и две семьи диких кабанов. Для искусственного разведения фазанов закуплено два инкубатора, рассчитанного на 6 тысяч голов и 600 тысяч яиц. В этом году поголовье фазана будет использоваться уже для любительской охоты в осенний период, — резюмирует Асылтек Испусинов.

Есть и другие направления работы – это создание туристических маршрутов, как, например, «В раю лотосов», «По сайгачьим тропам» и  т.д. Но это темы для отдельных материалов. Будем надеяться, что переполох в атырауском «охотничьем семействе» будет решен положительно, и стороны найдут компромиссное решение, устраивающее всех.

Тимур КАЗИЕВ