Беспредел местных вандалов, или 737-ой бьёт тревогу!

Самолет Ан-24 с бортовым номером 47737, что стоит на обочине автострады, ведущей в аэропорт, это часть истории нашей области, отмечающей нынче свое 70-летие. В конце шестидесятых с «прибытием» к нам первой партии новых турбовинтовых лайнеров данного типа началась новая веха в истории местной авиации, да и всего Прикаспийского региона.
До этого в самолето-моторном парке наших авиаторов имелось небольшое количество По-2, «отлетывающих» свои последние дни, самолеты Ли-2 и несколько десятков “кукурузников” Ан-2. Эти крылатые машины верой и правдой отработали свой «хлеб».
C освоением новых природных богатств рос интерес к нашему краю. Начали прибывать специалисты со всех концов страны и из-за рубежа. С ростом экономики в целом развивались и другие жизненно необходимые сферы.
Требовалось обновить авиационную технику богатейшего края. В конце шестидесятых, начале семидесятых годов в распоряжение Гурьевского объединенного авиаотряда было выделено более десяти самолетов Ан-24 (несколько лет спустя прибыли еще новенькие вертолеты МИ-8).
Эти самолеты эксплуатировались вплоть до конца прошлого столетия. Статистику работ, выполненных этими машинами, мы приводить не будем. И так понятно, что потрудились они на славу. Бесспорно, появление этих машин в нашем небе подняло авторитет области перед всей страной. Ведь не все областные центры страны имели возможность эксплуатировать такую сложную, новую для тех времен технику.
Началось строительство нового аэровокзального комплекса и искусственной взлетно-посадочной полосы. А после завершения этих объектов стали принимать у себя более «серьезные» воздушные суда. Между нами и Москвой начали летать самолеты ИЛ-18.
Шли годы. И этим «Антонам», отработавшим свой ресурс, пришло время уйти на покой. «Ресурс» — слово не новое, оно применяется везде. Но в авиации к этому слову особый подход. Если все, что движется по земле, движется до последнего вздоха, в авиации — нет. После отработки летного ресурса самолет не должен летать. Это вердикт!
После списания некоторые из них до сих пор служат как тренажеры для обучения персонала аварийно-спасательных служб. Основную часть отправили на слом. А один из них решили поставить на видное место, увековечив тем самым, как символ времени и истории авиации и нашего края. Идея понравилась. Приняли и сделали.
Только вот по истечении многих лет мудрое решение тех руководителей от авиации не радует нынешних. А, скорее всего, огорчает. Причина тому – одна: это беспредел местной молодежи, которая чего только не вытворяет с этим самолетом. Разбивают стекла иллюминаторов. Организовывая выпивку вокруг него, оставляют за собой груды мусора. Был случай, когда несколько пацанов ночью забрались в салон и чуть не устроили пожар. А самолет сделан из легковоспламеняющихся сплавов и хорошо горит.
А те из них, которые еще нигде не признаны по-настоящему, считают своим долгом первый автограф в своей жизни оставить именно на его брюхе. Этот объект, который «висит» на шее наших авиаторов, стал для них теперь олицетворением некоего крылатого монстра. Дело не только в тоннах краски и в других расходных средствах, которые уходят на него после каждого очередного набега нового поколения атыраучан. Для выполнения этих работ постоянно приходится отрывать личный состав от основного производственного процесса. Иногда приходится заниматься этим каждую неделю после очередной «урожайной» на свадьбы субботы. Эти акты вандализма творятся как раз в основном во время этих вояжей высокопоставленными пассажирами этих свадебных кортежей. (Вот поистине тяжелый день у авиаторов — понедельник).
Похоже, этому мытарству не будет конца. И руководители АО «Международный аэропорт Атырау» сейчас решительно настроены решить судьбу этого самолета, а попросту убрать его с постамента.
Так что в один прекрасный день, проезжая в сторону аэропорта и не обнаружив его на привычном месте, не удивляйтесь.

Амангельды МУТИГУЛЛИН