СОВЕТУЮ АККУРАТНО ВЕСТИ АГИТАЦИЮ И СЛЕДИТЬ «ЗА МЕТЛОЙ»

Ертысбаев дает прогнозы по парламентским выборам и новому правительству
Наш очередной разговор с советником президента по политическим вопросам начался с обмена впечатлениями о юридически не стартовавшей, но фактически идущей полным ходом агитационной кампании за депутатские мандаты в Мажилисе следующего созыва.
Но этим откровения не ограничились, и Ертысбаев поделился своими предположениями на тему «как мы будем жить завтра», то есть после 15 января 2012 года.
— Период предвыборной агитации еще не начался, но партии провели свои съезды и обозначили основные приоритеты будущей парламентской деятельности, кто, конечно, попадет в мажилис, — и обнажили «козыри», припасенные для избирателей. Вы, очевидно, изучили новый агитационный арсенал партий, идущих на выборы. Каковы впечатления?
— Действительно, предвыборная агитация еще официально не началась, но оппозиционная пресса забита до отказа именно агитационно-пропагандистскими материалами предвыборного толка. В минувшие выходные внимательно изучал содержание газет «Свобода слова», «Взгляд», «Голос республики» и «ДАТ». Что я могу сказать? Опять старые песни, построенные на платформе непримиримой войны с государством, неприятия и непризнания, перманентной конфронтации. Словом, то, что мы все 20 лет независимости называли неконструктивной оппозицией.
— Вы можете привести конкретный пример, чтобы читателю стало ясно? Иначе вас тоже обвинят в голословности…
— Возьмем, например, интервью руководителя ОСДП Жармахана Туякбая газете «ДАТ». Совершенно же очевидно, что Туякбай абсолютно не владеет материалом, говоря, например, о положении в сельском хозяйстве. Опять громкие стенания о «трагической ситуации на селе и необходимости возрождения отечественного сельского хозяйства». Хочется задать простой вопрос: «А кто собрал 24 миллиона тонн зерна в этом году?» Знает ли Туякбай, что казахстанские фермеры полностью обеспечивают всеми видами сельскохозяйственных культур нашу страну? И что за последние десять лет урожайность сельскохозяйственных культур ежегодно росла от одного до шести процентов?
Туякбай требует отменить Земельный кодекс и вернуть все сельскохозяйственные угодья во владение государства, то есть по существу возродить советско-коммунистическую систему. Что ж, давайте будем основываться только на фактах и голых цифрах. В 1956 году (пик освоения целинных земель) мы собрали 19,2 млн тонн с 18 млн га посевных площадей пшеницы. В этом году засеяли 13,8 млн га, а собрали 24 млн тонн. О какой разрухе говорит лидер ОСДП? Очевидно же для всех, что он лжет. Если он собирается свою позицию озвучивать в прямом телеэфире во время теледебатов, это будет откровенная клевета в адрес государства, в адрес своей страны. У нас сильно ослабла идеологическая работа, особенно в части информирования населения. А между тем за последние 10 лет резко сократилось число бедных людей на селе и выросли расходы на потребление в сельской местности. Туякбай требует полного освобождения от налогов всех сельскохозяйственных производств с последующим режимом льготного налогообложения. Вот он, самый настоящий популизм!!! Почему? Да потому что надо знать реальное положение дел на селе, а именно: объем экспорта сельхозпродукции, включая переработку, к 2010 году вырос на 4,2 раза по сравнению с 2001 годом, с 458,6 млн долларов до 1 млрд 946 млн долларов соответственно. И почему, спрашивается, не платить налоги с таких доходов? И еще Туякбай требует в пять раз увеличить государственное финансирование сельского хозяйства. Почему именно в пять раз — неизвестно. На чем основываются его умозаключения в области аграрного сектора экономики — тоже темный лес. Если бы Туякбай удосужился элементарно зайти на правительственные сайты, в том числе министерства сельского хозяйства, думаю, что он бы сто раз подумал, прежде чем озвучивать свою воинственную позицию, которая, по сути, является невежественной. Для читателя сообщу, что субсидирование отрасли выросло в 205 раз за 10 лет. В 205 раз!!! В 2000 году — 216 млн тенге, в 2010-м — 44,4 млрд тенге.
Казахстан занимает первое место в мире по экспорту готовой муки высокого качества. Свыше 40 стран мира покупают казахстанскую пшеницу. Именно в сельском хозяйстве Казахстан стал конкурентоспособным! И когда на предстоящих парламентских выборах кто-то из политиканов будет кричать о «трагической ситуации на селе», знайте, что это ложь и демагогия, полное извращение фактов.
— Владимиру Жириновскому приписывают такую фразу: «Мы должны любить родину и постоянно играть на том плохом, что есть в народе. Такова участь оппозиции». Подходит ли такая характеристика для нашей оппозиции? Удастся ли ей, на ваш взгляд, добиться успеха, играя на существенных проблемах нашей жизни? Ведь на этот раз их немало — начиная от возможного нового мирового кризиса и заканчивая экстремизмом, который пришел и в нашу страну…
— Отчасти такая характеристика подходит и для нашей оппозиции. Во всяком случае, я поднял свой архив и посмотрел, что говорили наши лидеры оппозиции в 2007 году во время парламентских выборов, что говорил тот же Туякбай в 2005 году, когда он баллотировался кандидатом в президенты. В принципе, то же самое. Я не утверждаю, что у нас все замечательно и нет недостатков. Негативных проявлений в модернизации страны, к сожалению, хватает. Но строить предвыборную стратегию исключительно на негативе — это демонстрировать полное незнание психологии казахстанского электората, который является законопослушным, толерантным и в подавляющем большинстве своем поддерживает действующую власть.
Что касается экстремизма, его порождает социально-экономический кризис, а первая волна кризиса, несмотря на масштабные и эффективные антикризисные меры правительства, сильно ударила по не зажиточным слоям населения. Богатые и обеспеченные сократили расходы, а для бедных слоев населения характерно дальнейшее падение жизненного уровня, доминирование настроений хандры, страха, озлобления. Экстремисты, как правило, появляются в маргинальной среде, это часто безработная и необразованная молодежь с чувствами социальной и личной нереализованности. Такие наиболее восприимчивы к национальному и религиозному экстремизму. Политический экстремизм и терроризм — это приверженность в идеях и политике к крайним взглядам и действиям. Сейчас некоторые наши оппоненты злорадствуют, что на 20-м году независимости Казахстана появились и в Казахстане террористы. Дескать, власть довела до этого. Очередная клевета и ложь. От политического экстремизма не застрахован никто. Даже в развитых странах экстремизм имеет место.
— Как вы оцениваете позицию тех, кто в этой ситуации берется утверждать, что в терактах заинтересована сама власть, дескать, для того, чтобы напугать население и обеспечить победу на предстоящих парламентских выборах?
— Очередная ложь, которую подбрасывают государственные преступники, скрывающиеся в Европе. Некоторые наши отечественные деятели тоже с удовольствием подхватили эту версию. Говорю ответственно: никто в высших эшелонах власти не заинтересован в этом, не обсуждал и ни при каких обстоятельствах не пойдет на такую преступную авантюру. Это же чрезвычайно опасно, прежде всего, для самой власти. С какой стати в атмосфере страха электорат дружно будет голосовать за партию власти? Где логика? Может, наоборот, в такой атмосфере сильно проявятся настроения в пользу другой партии, которая ликвидирует этот страх? И потом, современный казахстанец в основной своей массе своей — человек образованный, грамотный, законопослушный, я бы сказал, рационально мыслящий. Он может отличить дикий слух от реальной опасности, может сравнивать, анализировать, понимать, чем отличается Казахстан от Ливии или соседнего Кыргызстана.
— Наверное, в ходе этой электоральной кампании власть и ее партия получат столько критики, сколько они не получали за все предыдущие четыре года. Накопилось. Ведь в межэлекторальный период, как мы с вами помним, оппозиция особой активностью не отличалась, а со старта агитационной кампании все получат гарантированные законом печатные площади и эфирное время. Тем не менее обвинения уже прозвучали. Что вы можете ответить на них как представитель власти и ее партии? Скажем, на такое тяжелое обвинение, которое прозвучало со стороны Булата Абилова, что «Таможенный союз, Единое экономическое пространство — это потеря суверенитета, что Россия нас поглотит, что эти выборы — последние в суверенном Казахстане, что к 2015 году нас ждет единый парламент, единое правительство» и т.д.
— И Булат Абилов, и партия «Руханият», и другие наши оппоненты — все они абсолютно не видят и не понимают, что главной тенденцией развития современного общества является его глобализация. Глобализация — это процесс всемирной экономической, политической и культурной интеграции и унификации. Основным его следствием является мировое разделение труда, миграция в масштабах всей планеты, стандартизация законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение, взаимовлияние и взаимопроникновение культур разных стран. По существу мировой рынок поделен между крупными транснациональными конгломератами — Америка, Азия (Китай, Япония, Корея, Сингапур), Индия и Ближний Восток, Европейский союз. Россия и постсоветские страны могут выжить в конкурентной борьбе, если создадут мощный и эффективный Евразийский союз. Только один человек понимал это в далеком 1994 году — Нурсултан Назарбаев, который выступил с идеей Евразийского союза.
Политика протекционизма нигде и никогда в конечном счете не приносила блага той или иной нации. Наоборот, протекционизм способствовал отсталости нации. У нас выбор небольшой: войдя в ТС и ориентируясь на ЕЭП, стать конкурентоспособным, активно завоевывать российский и белорусский рынки, стремительно строить свою индустриально-инновационную экономику, продвигать казахстанские товары на внешние рынки. Или второй путь, который предлагает Булат Абилов, — замкнуться в национальной скорлупе и остаться на задворках истории.
— Может, «национализм» Абилова — лишь политическая тактика, воплощение предложенной «умными» людьми технологии? Сможет ли он реально забрать голоса у того же Мухтара Шаханова, который вошел в партсписок «Руханията»?
— Хороший вопрос. Мои знакомые карагандинцы и алматинцы (наши общие знакомые с Абиловым) постоянно спрашивают: что случилось с Булатом? Почему он так рьяно выступает против единого экономического пространства с Россией, против интеграции, против принципа свободной торговли в ТС, против свободного перетока товаров, капиталов и людей в рамках создаваемого союза? Почему он выступил за то, чтобы исключить русский язык из Конституции РК? Ответ один: это один из видов политического экстремизма, когда человек занимает крайние взгляды в своих программных установках. Конъюнктура и популизм, ведущий к политическому забвению. Кстати, электоральный расклад очень простой. Весь нуротановский электорат дружно проголосует за «Нур Отан» (это минимум 5 миллионов избирателей). Конечно, у нас есть протестный электорат, в том числе и национал-патриотического толка, но они будут голосовать за Мухтара Шаханова, который если и болеет за свой народ, то искренне. Что касается русскоязычного электората, он ни при каких обстоятельствах уже не проголосует за ОСДП. Так что включение в список ОСДП Абилова — это очень большая тактическая ошибка. После 15 января политологи и эксперты будут говорить о стратегической ошибке оппозиции.
— О вероятности досрочных выборов вы говорили давно, и вам возражали. В итоге так и получилось. Но, как и в случае с президентскими выборами, «досрочность» охватывает не столь большой срок до очередных выборов. Мнение депутатов, предложивших такой вариант, убедило не всех. Что же дает в тактическом плане проведение именно досрочных выборов?
— Поскольку я не сомневаюсь в убедительной победе партии «Нур Отан», как и большинство казахстанцев, мы можем сказать, что перед второй волной кризиса новое правительство и новый парламент будут работать по-прежнему в едином режиме и власть сделает все, чтобы преодолеть новый кризис, сделать все, чтобы защитить страну и народ. Конечно, 15 января — самое холодное время года. Но я убежден, что на избирательные участки придут те, кому не безразлична судьба родины, кто заинтересован в стабильности, спокойствии, межнациональном мире и согласии, в продолжении модернизации страны под руководством всемирно известного политика — Лидера Нации Нурсултана Назарбаева.
— Какова, на ваш взгляд, вероятность того, что в будущем составе правительства будут не только министры и акимы — члены партии «Нур Отан», но и представители другой (других) партий, которые пройдут в Мажилис парламента?
— Я думаю, что вероятность нулевая на самом деле. Потому что никто из других партий пока не показал Президенту и стране людей, которые могли бы работать в новом правительстве. Ну сами посудите. В Партии патриотов в партийном списке Гани Касымов и Мэлс Елеусизов, которые 3 апреля участвовали в президентских выборах и набрали менее одного процента голосов казахстанского электората. Эта партия не сможет преодолеть семипроцентный барьер. По этой же причине не пройдет и Коммунистическая народная партия Казахстана, которая, кстати, требует национализации всех ведущих отраслей экономики. То есть полный коллапс в конечном счете предлагают сделать в народном хозяйстве. «Руханият» сделал откровенную ставку на национализм, но Шаханов с Мамбеталиным не должны забывать, что есть статья 5 Конституции РК, запрещающая разжигание межнациональной вражды. То есть я им советую аккуратно вести агитацию и следить (извиняюсь за непарламентское выражение) «за метлой». За второе место будут активно бороться «Ак жол» и «Адилет». Если брать содержательную часть, у этих партий очень продуманные и грамотные программы, взвешенные предложения и есть свои электоральные сторонники. Если социологический рейтинг в 14 процентов, который имел «Ак жол» в середине года, сохранится, то у этой партии наибольшие шансы пройти в парламент.
Впрочем, у других партий есть еще время. Надо показать во время выборной кампании реальные предвыборные программы, включить в партийные списки грамотных людей, профессионалов. Вообще, формирование коалиционного правительства — это дело отдаленного будущего.

Петр КАРАВАЕВ,
газета «Литер»
06.12.2011 г.

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна