Религия без политики

В мае этого года в Казахстане было создано Агентство по делам религий. Оно наделено функциями и полномочиями в сфере укрепления межконфессионального согласия, обеспечения прав граждан на свободу вероисповедания и взаимодействие с религиозными объединениями. Деятельность нового ведомства будет направлена на укрепление стабильности и духовное просвещение казахстанского общества. Во главу угла поставлена работа по совершенствованию законодательства о религиозных объединениях. Особое внимание Агентством будет уделено профилактике религиозного экстремизма. Говорил об этом и Премьер-министр страны Карим Масимов в ходе состоявшейся на прошлой неделе онлайн-конференции.

Глава правительства отметил, что созданное ведомство прорабатывает меры для борьбы с экстремизмом для того, чтобы, с одной стороны, обеспечить каждому право свободно исповедовать свою веру, а с другой стороны, поставить препоны для радикальных течений.
— К сожалению, и во всем мире, и в соседних с нами государствах, и в нашей стране появляются такие признаки, и этому нужно уделять особое внимание. К экстремальным формам, которые ничего общего не имеют с вероисповеданием, мы должны относиться достаточно жестко, и правительство, и государство должны проводить свою соответствующую политику, — отметил Карим Масимов.
Высказал Премьер-министр и свою точку зрения относительно ношения хиджабов в Казахстане. Он пообещал, что правительство не будет вводить на законодательном уровне запрет на ношение хиджабов, и тут же добавил: «Глава государства высказывался по данному вопросу. Я хочу свою позицию по этому вопросу сказать: во-первых, я считаю, что наш Президент абсолютно прав, высказав свою точку зрения — у казахов исторической традиции не было носить хиджабы. Но я считаю, что запрещать их ношение власть не должна».
Но вернемся к работе нового Агентства по делам религий. Несмотря на недавний срок создания ведомства, его глава Кайрат Лама Шариф уже неоднократно выступал с конкретными заявлениями относительно будущей деятельности органа. Одним из основных направлений станет разработка и утверждение Концепции развития умеренного ислама в Казахстане. По словам главы ведомства, данная Концепция будет основываться на традициях предков, которые сложились в течение длительного периода. Поэтому, по его мнению, в Казахстане необходимо «заново развивать традиции в отношении ритуалов, ношения одежды, в этом у нас есть свое собственное видение».
— Прежде всего, светскость – это конституционная характеристика, означающая, что религиозные объединения отделены от государства и не вмешиваются в государственную политику. Но в то же время это не означает, что власть никак не взаимодействует с религиозными объединениями. Светское государство является опорой стабильности и благополучия, и это нужно поддерживать общими усилиями. Мы должны объединиться, чтобы не допустить распространения в нашей стране таких крайностей, как бездуховность, радикализация религиозных взглядов. Мы также признаем, что религия является неотъемлемой частью нашего общества, и поэтому государство всегда будет уделять внимание развитию религий в Казахстане, – отметил в ходе последней встречи с журналистами Кайрат Лама Шариф.

«ОДНА НАЦИЯ — ОДНА РЕЛИГИЯ»
Принятие данного принципа Кайрат Лама Шариф объясняет тем, что многие светские государства отдают предпочтение одной религии, которую большая часть населения исповедует. Так, в некоторых странах СНГ, которые имеют схожую конфессиональную структуру, создан механизм придания религиозным объединениям статуса традиционных конфессий. Такое положение сложилось во многих европейских государствах. Например, в Германии, Франции, Италии, Бельгии, где традиционная религия преобладает в многоконфессиональном обществе.
Что же касается Казахстана, то у нас по количеству верующих наиболее крупными конфессиями, имеющими многовековую историю в нашей стране, являются ислам и православие. Возрождение в нашей стране традиционного ислама, как одной из важных составляющих культурного наследия, послужило мощным стимулом для духовного развития казахского народа. Сегодня казахи, узбеки, уйгуры, татары, кыргызы, таджики, туркмены, чеченцы, ингуши, турки, курды, дунганы, а это — 70% населения Казахстана, исповедуют ислам суннитского толка. Второй основной конфессией является православие, которое объединяет русских, украинцев, белорусов, составляющих 25% населения нашей многонациональной страны. Последователями других вероучений – католицизма, протестантизма, иудаизма — являются поляки, немцы, евреи, составляющие два процента от общего населения страны.
Насколько необходимо принятие на государственном уровне Концепции развития умеренного ислама? Что подразумевает принцип «Одна нация – одна религия»? К обсуждению этих вопросов мы пригласили представителей общественности, религиоведов, теологов, депутатов.
Аширбек Муминов, религиовед, заместитель директора по научной работе Института востоковедения имени Р.Сулейменова министерства образования и науки Республики Казахстан:
— Нужно начать с того, что во всех странах мира существует свое понимание религии. В случае с нашей страной, прежде всего, я считаю, нужно исходить из Конституции, где четко прописано, что каждый гражданин нашего государства имеет право на свободу вероисповедания. Нужно уважать выбор наших граждан. В своих выступлениях о создании Концепции развития умеренного ислама председатель Агентства по делам религий отмечает, что она будет создаваться в соответствии с нашей историей. С этой точкой зрения я согласен. В любой западной стране на протяжении многих лет сложилась своя традиционная культура, язык и религия. В то же время население этих государств не обижает чужеземцев, эмигрантов, живущих с ними рядом уже очень давно. Что касается нашего государства, то Казахстану следовало бы вернуться к истокам ислама, к истории нашей религии, к нашим традициям, которые когда-то были незаслуженно забыты. Мы сегодня делаем все возможное, чтобы развивать традиционные общины в стране. Сейчас же мы являемся одним из сильных государств в Центральной Азии, население, которого преимущественно составляют мусульмане. На протяжении многих лет в нашем государстве сложились две официальные традиционные религии – ислам и православие. Но в то же время мы не должны забывать, а главное, уважать представителей религиозных меньшинств и не нарушать их права, но при этом не допускать вседозволенности с их стороны. А иначе наше государство может вполне превратиться в минное поле, где пожары станут привычной стихией. Сейчас очень важно, чтобы государство определилось со своей конкретной ролью в будущей Концепции. Какой будет результат от принятия этой Концепции, конечно, покажет время. Насколько мне известно, некоторые исламские страны давно применяют подобные документы. Так, например, в Кувейте она именуется Концепцией среднего пути ислама и была принята практически с момента обретения страной независимости. Как я понимаю, одной из идей нашей будущей Концепции станет цивилизационный ислам. Что под этим подразумевается? Это, прежде всего, неполитический ислам, это ограничение деятельности некоторых групп с целью недопущения крайностей в религиозной деятельности. Но нужно учитывать, что люди хотят больше владеть просветительской информацией, знать об истории возникновения и развития ислама. Тем более казахская история полна именами талантливейших богословов-ученых. Сейчас настало время поведать народу Казахстана об их деятельности, о трудах в развитии исламской цивилизации. Авторы многих выдающихся трудов об исламе – это гордость нашего народа, нашего государства.

Мурат Абенов, депутат мажилиса парламента Республики Казахстан:
— Государство и религиозные объединения должны обязательно найти точки соприкосновения, регулировать свои отношения. Само создание Концепции всегда подразумевает какие-либо изменения. Но не стоит забывать, что срок принятия и действия Концепции может быть не определен. Следом за этим правильнее было бы заняться вторым вопросом – внесением корректировок в законопроекты. И речь идет не только о законе «О свободе вероисповедания», но возможно изменения нужно внести в закон «Об образовании», в государственную программу развития молодежной политики и так далее. При этом не думаю, что закон «О свободе вероисповедания» должен претерпеть кардинальные изменения.

Онгар кажы Омирбек, пресс-секретарь Духовного управления мусульман Казахстана:
— Насколько мне известно, Концепция развития умеренного ислама еще не разработана, поэтому как-либо комментировать ее я считаю еще рановато. А вот что касается одного из принципов «Одна нация – одна религия», озвученного председателем Агентства Кайратом Лама Шарифом, то я с ним полностью согласен. Более того, я вам скажу, что эту идею Духовное управление мусульман Казахстана во главе с верховным муфтием Абсаттар хаджи Дербисали не один год озвучивало. Я, как представитель ДУМК и мусульманин, могу лишь выразить точку зрения относительно роли ислама в нашей стране. Ислам остается на сегодняшний день для мусульманина главной и единственной религией. И это необходимо глубоко осознать каждому из нас. Другой религии не может быть для истинного мусульманина. Представитель каждой нации должен придерживаться своей фундаментальной религии, веры.

Еркебулан Каракулов, теолог, наиб-имам Атырауской областной мечети «Имангали»:
— Сейчас все чаще в отдельных кругах можно услышать, как обсуждают тему умеренного ислама. Религия Аллаха, какой она была ниспослана Пророку Мухаммеду, и по сегодняшний день не имеет никаких изменений и искажений. Моя личная позиция заключается в том, что ислам, какой он был в дни нашего Пророка, таким и остался. Здесь, я думаю, проблема существует в другом — в личностях. Некоторые люди, скорее всего из-за недостатка образованности, неправильно понимают отдельные моменты. Им необходимо обратиться к знающим людям, к имамам, теологам. Лично я понимаю Концепцию развития умеренного ислама в том, чтобы придерживаться сунны и единой общины. Умеренный ислам не должен ограничивать свое участие и вклад в развитие тех стран, в которых живут мусульмане. Я считаю, что лишь сохранив единство религии, мы сможем сохранить единство нашего государства.

КАК ПРОТИВОСТОЯТЬ ОПАСНЫМ РЕЛИГИОЗНЫМ ТЕЧЕНИЯМ?
Этим вопросом на протяжении нескольких лет задаются религиоведы, теологи, священнослужители и представители общественности. Естественно, их мнения могут быть различными, каждый из них вправе предлагать ту или иную модель борьбы с нетрадиционными опасными религиозными течениями, но цели их сводятся к одному – обеспечить национальную и региональную безопасность и предотвратить попытки некоторых групп сделать религию орудием в жестоких играх. Немаловажно также задуматься и над тем, что религиозный экстремизм несет угрозу не только отдельным странам и регионам, но и всему цивилизованному миру в целом. Поэтому очень важно нейтрализовать опасный очаг проявления экстремизма всеми доступными и законными путями. И в этом должно быть заинтересовано все мировое сообщество.
Между тем, количество опасных религиозных течений, представители которых, как правило, придерживаются нетрадиционных взглядов на религию, за последние годы увеличилось в нашей стране. Священнослужители и представители общественности не перестают с разных трибун заявлять о запрете деятельности некоторых из них. Совсем недавно с подобным заявлением выступило Духовное управление мусульман Казахстана, которое настаивает на запрете деятельности салафитов в стране. В ДУМК полагают, что именно к этому религиозному течению принадлежала группировка экстремистов, ответственных за убийство нескольких полицейских в Актюбинской области.
— Да, действительно, салафитское течение распространилось в Казахстане и стало одним из опасных религиозных течений. Это одно из течений, деятельность которого необходимо запретить. В то же время, я считаю, что запрет деятельности салафитов должен быть регламентирован в законодательстве в виде изменений или же дополнений. Мы неоднократно предлагали внести поправки в закон о религии с тем, чтобы в Казахстане был разрешен только ханафитский мазхаб, а все остальные исламские течения были запрещены. Мы надеемся, что в этом году он будет принят, — отметил пресс-секретарь ДУМК Онгар кажы Омирбек.
В то же время ввиду последних происшествий, связанных с активизацией опасных религиозных объединений, назрела необходимость повышения религиозной грамотности населения. В этой связи не лишним будет упомянуть о роли имамов. Однако в мечетях в сельской местности их не хватает. Подтверждает это и Онгар кажы Омирбек, который считает, что без государственной помощи решить этот вопрос не удастся.
— Никаких условий нет для имамов, работающих на селе, поэтому они там не задерживаются. Мы, в свою очередь, стараемся решать их социальные и бытовые вопросы. К примеру, не так давно при ДУМК мы создали фонд «Зекет». Зекет – так называется ежегодный налог, который платит каждый мусульманин. Согласно традиции эти отчисления производятся в пользу нуждающихся в помощи, подобное пожертвование носит добровольный характер. Из этих средств мы стараемся помогать сельским имамам, чтобы заинтересовать их работой на селе, — отметил Онгар кажы Омирбек.

СПРАВКА «ПК»
ПО ДАННЫМ И.О. ДИРЕКТОРА ДЕПАРТАМЕНТА ПО ДЕЛАМ РЕЛИГИЙ ПО АТЫРАУСКОЙ ОБЛАСТИ МУХТАРА ИЗГАЛИЕВА НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ В РЕГИОНЕ НАСЧИТЫВАЕТСЯ 41 РЕЛИГИОЗНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ. ВСЕ ОНИ ИМЕЮТ СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ РАЗРЕШЕНИЕ ОТ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН НА ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ШЕСТЬ ИЗ ЭТИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ ОСУЩЕСТВЛЯЮТ НЕТРАДИЦИОННУЮ РЕЛИГИОЗНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. ЭТО ЦЕРКОВЬ ПОЛНОГО ЕВАНГЕЛИЯ «НОВАЯ ЖИЗНЬ», АТЫРАУСКАЯ ЕВАНГЕЛЬСКАЯ ОБЩИНА «САЛЕМ АТЫРАУ», ЦЕРКОВЬ АДВЕНТИСТОВ СЕДЬМОГО ДНЯ, КАЗАХСТАНСКАЯ МИССИЯ ЕВАНГЕЛИЗАЦИИ И МИЛОСЕРДИЯ ЦЕРКОВЬ НАЗАРЯНИНА, ЦЕРКОВЬ ЕВАНГЕЛЬСКИХ КРЕСТЬЯН-БАПТИСТОВ, А ТАКЖЕ ОБЩИНА СВИДЕТЕЛЕЙ ИЕГОВЫ. ПО СЛОВАМ ПРОКУРОРА УПРАВЛЕНИЯ ПО НАДЗОРУ ЗАКОННОСТИ В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ АЗАМАТА САРГАЗИНА, ЭТИМИ РЕЛИГИОЗНЫМИ ОБЪЕДИНЕНИЯМИ ПРАВОНАРУШЕНИЯ НЕ СОВЕРШАЛИСЬ. ОДИН ИХ ПОСЛЕДНИХ ФАКТОВ БЫЛ ЗАФИКСИРОВАН ВЕСНОЙ ЭТОГО ГОДА. ТОГДА ОРГАНЫ ПРОКУРАТУРЫ И ОПЕРАТИВНИКИ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ОБЛАСТИ ЗАДЕРЖАЛИ ДВУХ ЖЕНЩИН, ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦ ТЕЧЕНИЯ «АТТАКУА». С ОДНОЙ ИЗ НИХ СТРАЖИ ПОРЯДКА ВЗЫСКАЛИ ШТРАФ, АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В ОТНОШЕНИИ ДРУГОЙ ИЗ-ЗА ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА БЫЛО ПРЕКРАЩЕНО.

Айнур АБДЕШОВА