Тамара Аман-Турлина. Жизнь по протоколу

aman turlina e1655983463821 Людям о людях

«Меня пригласили в академию госслужбы преподавать. Когда я начала читать лекции, делиться опытом, молодые госслужащие, депутаты ахнули – мол, вы такой багаж знаний имеете! У нынешних чиновников есть интерес! Точно такой же, как и у меня более 30 лет назад!»

Так начала наше общение ветеран госслужбы Тамара Аман-Турлина. Сегодня она на заслуженном отдыхе, но по-прежнему востребована: читает в Атырау лекции начинающим чиновникам при академии государственного управления при Президенте страны. Интересно, что когда-то этому ее учили в Высшей партшколе.

– В то время СССР был единой страной, и партия являлась рулевой, она и назначала будущих руководителей в той или иной ветви власти. Я вступила в партию в 28 лет. За плечами к тому времени был уже Гурьевский пединститут, КазГУ (КазНУ им. аль Фараби), где  преподавал сам Салык Зиманов. Дипломную защитила на тему «Нормативно-правовые акты местных советов народных депутатов» и сразу оказалась востребована во власти. Папа – участник Великой Отечественной, простой сельский учитель – был так счастлив, что меня приняли в партию, – начинает рассказ Тамара Утегеновна.

ОПЫТ ПАРТИИ ПОМОГ

– Наверное, такая была политика партии – среди молодежи, среди студентов, среди трудовых коллективов выбирали активных, грамотных и обучали. Нас опекали, нам помогали… Строго всё было. Лозунг «Партия сказала «Надо!» – действовал. Ненормированный рабочий день. Совещания. Но не так много, как сейчас, – говорит Аман-Турлина.

И тогда, и потом, на протяжении всей госслужбы, Тамара Утегеновна поняла: надо говорить с людьми открыто, стараться их понять.

– Когда работала секретарем маслихата Балыкшинского района I созыва, основным вопросом был рыбный. «Атыраубалык», рыболовецкие колхозы… Хорошо помню, как председатели колхозов перед нами отчитывались. Когда занимала пост председателя исполкома Жумыскерского поселкового совета, в котором население восемь тысяч, ахнула: огромный округ! И проблемный: воды не было – привозную ждали, очередь к водовозу в самом совете была. Сжиженный газ в баллонах доставлялся по домам через «Атырауоблгаз». Делали выборку угля по медпунктам, школам – этим отапливались в то время. Дороги не было. И самое главное – все мои коллеги, которые раньше работали председателями, сейчас их называют акимами, были без транспорта, добирались в центр на попутках. Вы спрашиваете про личное авто? Чтобы его купить – такая очередь, о-ой!

Позже,когда в Балыкшинский район был назначен председателем исполкома Александр Федоров, сказал – мол,  единственной женщине-председателю «Москвич» даю! Так у меня появилась первая служебная машина! Остальные – из Геолога, Дамбы, Новостройки, Новокирпичного, Еркинкалы добирались своим ходом. На совещания, на бюро, на заседания исполкома.

– Не опаздывали?

– Вы что! По регламенту за 15-20 минут надо прибыть, и мы все совещания всегда проводили вовремя. А телефонов не было: городские имелись у ветеранов войны, и то не у всех, в медпункте, школе да сельсовете. Ничего, работали, – улыбается Аман-Турлина. – Но я благодарна тому, что у меня были хорошие наставники, учителя. И потом школа партийно-советской работы – ценный опыт. Нас поправляли, а то и критиковали. Однажды во время моего выступления, видимо, настолько моя бумага с политическим докладом дрожала, что прислали записку: «Тамара. Корык па!», только потом успокоилась. Представляете: полный зал, а я – самая молодая, надо было хорошо выступить! Тогда первым секретарем райкома партии являлся Анес Бисенов, он мне вручал партбилет, председателем исполкома был Манап Сергелеевич Мендыгалиев; благодарна Гибадату Есениязовичу Мурсалимову – он в то время возглавлял пост секретаря райкома по идеологии, – вспоминает собеседница.

В Жумыскерском поселковом округе она была первой женщиной-«акимом», потом в Балыкшинском райисполкоме работала. Занимала пост юриста-референта райсовета народных депутатов,  и когда совет народных депутатов упразднили, и создавалась структура маслихатов, избрана  секретарем Балыкшинского маслихата — собрания депутатов
I созыва. По области Аман-Турлина явилась вообще первой женщиной среди руководителей маслихатов.

– Затем  Балыкшинский район упразднили, и нас передали городу. Меня назначили заведующей государственно-правовым отделом аппарата акима города. Это большая должность. Порой в день порядка 14 судебных заседаний проходило, я курировала правоохранительные органы как юрист, работала с ДВД, прокуратурой. В тот период говорили – давайте дорогу малому и среднему бизнесу! Помните, в лихих 1997-1998-х по ул. Ленина, ныне Азаттык, столько было «комков», где продавали жвачки и прочее; «выросли» рынки «Сауран», что на Маслопроме, «Шырак» и «Люция» на Привокзальном, «Анар» на Абая. И вот когда хотели провести 100-летие нефти – международные гости всё-таки прибудут – тогдашний аким Имангали Тасмагамбетов требовал чистоту в областном центре. Мы ночами работали, приводили все в порядок. Например, у одного предпринимателя был киоск и на него – все соответствующие документы. Он торговал мороженым, шампанским. И «комок»-вагончик выглядел неэстетично. Аким сказал, мол, что это такое, кто архитектор, уберите! Сразу убрали. А хозяин? У него документы на руках и есть упущенная выгода! Пришлось мне этим заниматься, поработала с ним, и на мировую вышли, ему выделили  земучасток, чтобы он мог нормально наладить свой бизнес. Подобных случаев очень много.

– Имеете в виду, что госслужащий должен уметь разговаривать с народом?

– Именно! Быть компетентным, знать законы. Например, в те годы в городе на одном земучастке было 3-4 хозяина, или на один ордер квартиры — три хозяина, тогда же неприватизированные были квартиры. Как так получилось? Но тогда от КСК многое тоже зависело: почувствовали себя хозяевами, порой такое вытворяли, а отвечал кто? Исполняющий орган! Разбирались. Или  Химпоселок: на мое время работы в городе  туда не ходили автобусы, не было даже хлебного магазина! И мы общими усилиями смогли там открыть киоск по продаже хлеба, позже появился автобусный маршрут.

Было нелегко, но мы работали в сильной команде, помогали друг другу. Я, например, узнала, что у архитекторов обозначает красная линия (линии, которые обозначают границы территорий общего пользования и подлежат установлению, изменению или отмене в документации по планировке территории. Н.Ш.), что такое генеральный план города, пришлось сидеть с законом о градостроительстве, все изучала ночами, чтобы завтра идти к народу и быть в теме.

Сейчас, конечно, у госслужащих есть телефоны, транспорт, коммуникации. А мы тогда вручную работали, еще и препятствия были: однажды нужно было в суд на процесс. И с европейской части города я – на катере, с катера – на такси до суда! Потому что единственный на тот момент центральный мост был на ремонте…

Время работы в качестве секретаря Атырауского гормаслихата – 1999-2003 годы – наша героиня вспоминает так же, как непростое. Аман-Турлина являлась вторым человеком после акима. Утверждение плана социально-экономического развития города, бюджет Атырау – было очень тяжело. В те времена не могли выдавать стабильно зарплату учителям, пенсионерам – пособия, прилавки были пустые. В том числе и прилавки магазинов промышленных товаров.

– Представляете, нам, казахам, не в чем было хоронить людей, а для ритуала нужно 20 метров белой ткани. Однажды, наконец, поступил целый рулон! Я пришла к заведующему магазином и прошу никому не продавать, мол, к нам станут обращаться, мы будем непосредственно этот материал на похороны выдавать. Заведующий магазином меня понял, и так уже несколько человек получили материал. Однако вскоре приходят из правоохранительных органов и на продавца за то, что не продавала материал, уголовное дело возбудили. Та плачет. Пришлось идти, объяснять. Мне парируют – вы, мол, специально припрятали! Я объясняю, что для похорон материал выдаем таким образом. В общем, дело все же до суда дошло, я представляла интересы продавца. Суд выиграли, но все же не без штрафа. А ведь это все делала – ни себе, а во благо народа.

Еще один случай в практике Аман-Турлиной, наверняка, помнят старожилы, когда в Тендыке сгорело общежитие дотла, в нем жили все неблагополучные семьи. Замыкание произошло, часов в 7 вечера, зимой! Аким – тогда это был Дуйсенбай Турганов – посылает нашу собеседницу с народом (к счастью, обошлось без жертв!) пообщаться, решить вопрос. 

– Я пошла в гороо, там мы вместе с Софьей Алибаевой,  возглавляющей тогда отдел, приняли решение – в местном детсаде  заселить погорельцев. Но зав. детсадом стала возмущаться: мол, у меня все пропадет! Ее можно понять, она – материально ответственная, но я говорю: у людей горе, ну куда их ночью? Все-таки до конца стояла на своем, в итоге нам выделили две группы, погорельцев накормили, они переночевали, потом их переселили в гостиницу.

КОГДА НАРОД ТЕБЯ ПОНИМАЕТ

Чем я довольна во времена моей работы на госслужбе? Честно скажу: благоустройством города. С приходом Имангали Нургалиевича сколько мусора вывезли, ЧС объявляли, СЭС работала. Помню, депутат гормаслихата – главврач СЭС Жаннат  Жарылгасова – выступила на сессии: депутаты, давайте каждый у себя на рабочем месте проведем субботник. Она прямо клич кинула! И в 1999-2000 годах город преобразился! В то время каждый из нас хотел внести свою лепту в развитие Атырау. А один из главных вопросов, которые мы решили, – удержать тариф на питьевую воду. Кто помнит: в 1990-х жильцы 3, 4, 5-х этажей не получали воду, она находилась в подвале. Тогда мы с депутатами создали четыре группы по городу, у нас не было приборов учета, сейчас-то в каждом доме! И вот народные избранники прямо в кирзовых сапогах ходили, обследовали подвалы домов. В итоге установили – 53 процента питьевой воды уходит в подвалы и на улицу, а тариф люди платят! А еще водоканал предлагает повысить тариф!  Провели публичные слушания (кстати, такого сейчас нет, а нужно, чтобы депутаты обсуждали вместе с народом!). В итоге мы настояли: цены на тариф не поднимать.

Меня, как юриста, всегда направляли в сельские районы – разъяснять новые законы. И мы с покойным Тулегеном Законовичем Ищановым вместе ездили по рыболовецким колхозам и трудовым коллективам. Нужно было донести политику правительства. А в то время акша жок, продуктов нет, начались бартеры. Так мы ездили по поселкам и объясняли, мол, время такое, потерпите, и народ нас понял, поддержал. 

А на 360-летие города у чиновников был праздник вдвойне: и юбилей Атырау, и… новые автомобили! Акимы, замакима, секретари маслихатов «Волги» получили, а до этого многие либо пешком добирались, либо на старых авто ездили.

– Что бы вы посоветовали нынешним властям города?

– Держать на контроле вопросы благоустройства, санитарного состояния. Я уже на пенсии и с детьми езжу на отдых теперь часто. И я побывала в 23 странах мира, в том числе в Сингапуре, где чисто и красиво. Но мне нравится мой город.  Но сколько у нас авто  последних марок, а какие грязные?! В Сингапуре же все блестит! А в Дубае плюс 60, но таксисты в костюмах и при галстуках. А у нас в салонах, бывает, таксисты курят, машины грязные. Не важна марка машины, важны чистота и порядок в салоне.

К чему я это: во времена моей работы в гормаслихате функционировала  санмилиция, которая проверяла рынки, КСК, штрафовала, если была антисанитария. И, по моему мнению, надо опять ввести эту структуру. Никто к нам не придет с метлой, мы сами должны создавать чистоту в каждом дворе, доме, город должен быть образцовым.  Иногда я замечаю: много совещаний проходит, а результата ноль. Надо  ставить конкретные цели и достигать их,  а то говорить мы все мастера! Возвращаясь к машине: разве трудно нам у себя в салоне авто навести порядок?

Повторюсь, сансостояние региона, озеленение, благоустройство – главные вопросы для госслужащего, который занимает руководящую должность. Дороги, школы, строительство – это другое. А чистота должна быть всегда и везде.

В 2003-м в жизни Тамары Утегеновны произошел поворот: после секретаря маслихата ее назначают представителем центральной избирательной комиссии от Атырауской области и трудится она до 2011 года. Все выборы разных рангов проходили под ее пристальным вниманием, спокойно и без эксцессов.

Затем было руководство аппаратом Атырауского областного маслихата, и чуть позже нашу собеседницу пригласили на работу директором КГУ «Қоғамдық келісім». В то время КГУ подчинялось аппарату акима области. По словам Аман-Турлиной, это еще одна интересная графа на ее трудовом пути – искать диалог с этнокультурными объединениями.

В ГОСТИ НА БУЛОЧКИ

А как в плане семьи? Наверное, вам очень трудно было быть первой женщиной на работе и главной дома?

– Очень! Трое детей росло. Проживали в частном доме, сама отапливала печь, носила воду с Урала коромыслом. Туалет на улице. Я, к слову, никогда в многоквартирном благоустроенном доме не жила. Я – сельская, – говорит Тамара Утегеновна. – А вы знаете, как я хорошо пеку? Да, родные очень любят мою выпечку. Я – хозяйка! Если у меня гости, обязательно с ночевой! У меня – вот такие булочки получаются, – показывает рукой объем, пышность. – Сейчас, правда, в кафе и кондитерских готовят лучше, чем я! Я научилась даже куличи печь! Дочери мои в детстве очень любили этот пасхальный хлеб, причем, просили, когда Пасхи не было, и я пекла просто так, без повода, – смеется. – Успевала всё, ничего! А как я рыбу чистила! Я ж жумыскерская! В день несколько штук чистили – на казане готовили. Вкусно! И торты пекла. А что? Жизнь – есть жизнь, ребенок твой, и надо его хорошо и вкусно накормить (совет! Н.Ш.) Вот так я пекла и радовалась, когда все получалось, и потом с удовольствием бежала на работу.

Госслужба, считаю, для избранных, потому что тебя назначают, избирают, тебе доверяют, ты несешь ответственность. Мой стаж на госслужбе – больше 30 лет, и везде на руководящих должностях, честно и добросовестно выполняла свои функциональные обязанности.

– На ваш взгляд, сегодня госслужащему легче работать, если сравнивать с вашим временем?

– Раньше государственной службе обучали избранных, а сейчас Академия госслужбы при Президенте обучает всех. Открыты магистратура, докторантура, только проходи тест и собеседование, и – зеленая дорога, нет никаких бюрократических препонов. Есть еще и переподготовка госслужащих. К тому же многие госслужащие обучались по программе «Болашак», это хорошо, у них свежий взгляд. В 2000 году среди нашего депкорпуса организовали конкурс по закону «О местном самоуправлении», я его выиграла и вместе с депутатом Ибрагимом Кушеновым, ныне покойным, поехали перенимать польский опыт самоуправления в Варшаву. Повят – Гмина – Воеводство в Польше, так же, как и у нас: село – район – область. И когда был принят закон «О местном государственном управлении и самоуправлении в РК», он был основан на польском опыте. У меня целая папка по польскому опыту, поездка дала  хороший результат.

Самое главное – человек на госслужбе должен быть профессионалом своего дела. Если люди придут к чиновнику с вопросом, надо ответить на него четко и ясно. Если ты не решишь вопрос, сразу скажи «не могу». Будет честно. Я же не смогу устроить ребенка в детсад или выделить земучасток, или дать квартиру, либо отремонтировать жилье. Но я обязательно разъясню в рамках закона о возможностях решения данных вопросов. Надо грамотно разъяснять, народ всегда поймет. А то порой чиновники сами не знают, что ответить: «Завтра приходите, попозже приходите». Надо заканчивать с этой бюрократией.

Госслужащему нужно еще одно качество – стрессоустойчивость. Придешь, к примеру, на отчет акима перед населением, и вот кто-то благодарит, а кто и ругает. Было время, я ревела. Дома. Но перед населением отвечаешь уверенно – да, вы правы, если допускаешь ошибки свои. Зачем оправдываться? Лучше поблагодарить и потом поработать над этим вопросом, над критикой, а не просто записать его и уйти. Бывает, что люди озлобленные приходят – работы, денег нет. Но трудоустроить я не могу, а понять, поддержать, посмотреть, какой диплом, подсказать рабочие места — нужно. В Атырау-то много работы, но всем нефтянку давай, а, к примеру, в Спецавтобазу никто не хочет, хотя там сегодня прилично платят. 

Важен и имидж госслужащего. Мы принимаем присягу и мы должны быть на высоком уровне. Нас, женщин, на заре моей карьеры чиновника учили: внешний вид должен быть приличным —  маникюр, прическа, одежда, туфли. Это – обязательно. У меня в кабинете висело несколько пар костюмов – домой же не побежишь в Жумыскер, когда понадобится. У меня всегда спрашивают – как вы, Тамара Утегеновна, все успеваете? А потому что планирую. У меня ж вообще жизнь по протоколу, – смеется. – На работу приходишь – снимаешь груз бытовых проблем. А дома я могу поплакать, накричать – все мы люди!

23 июня отмечается День госслужащего. А каким, по-вашему, должен быть портрет госслужащего?

– Я всегда завидовала белой завистью учителям, врачам, нефтяникам, когда у них отмечался профессиональный праздник. Не было ведь раньше Дня госслужбы. И вот когда в 2003-м учредили в ООН 23 июня День госслужащих, ликовала от радости!  Мы же – труженики невидимого фронта. Если плохо работаем – нас по всем падежам склоняют, а когда хорошо – никто не вспомнит. А сколько у нас разных правительственных и международных визитов! Или праздник отмечают на официальном уровне. И кто там, за кулисами?
Госслужащий со своим списком, рассадкой, программой.

А вот вам штрихи к портрету идеального госслужащего: честность и порядочность, нравственность и духовность, ответственность и дисциплина, лидерство, стратегическое и системное мышление,  аналитическое мышление, иновативность, плановость и достижение цели, цифровые навыки, принятие решений. Что было – что будет и как достигнуть. Сейчас в структуре госслужбы трудятся такие славные дочери и сыны Атырау, как Айгуль Ажгалиева,  Асия Кистаубаева, Вера Кузеняткина, Алибек Наутиев, Ернар Баспаев.

– Тамара Утегеновна, судя по откликам ваших коллег, вы – также идеальная госслужащая…

– Вы знаете, папа всегда нам, детям своим, повторял: «Вы из семьи победителя (он войну прошел), будьте достойными!» И я всегда старалась придерживаться папиного девиза. Оглядываясь на свой профессиональный путь, могу сказать, что благодарна госслужбе: я состоялась.

Надежда ШИЛЬМАН

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( 1 оценка, среднее 2 из 5 )
Прикаспийская коммуна
Добавить комментарий