Пусть каждый новый день одарит счастьем!

pust kazhdyj novyj den Личность

Сегодня – знаменательная дата в жизни Виктора Михайловича. Ровно 75 лет назад он родился в семье, которая может служить образцом настоящего, в самом лучшем смысле этого слова, домостроя и трудолюбия. Даже свой дом на улице Пушкина родители его построили сами. Потому, наверное, в нем было так уютно и тепло. И все годы на все праздники, на все события собирались именно здесь, где так явственно ощущалась атмосфера настоящего Дома и Семьи. И любви, без сюсюканья, баловства, а настоящей, такой, что на всю жизнь. На которую способны только настоящие люди, не ждущие отдачи, подарков, а готовые сами отдать. Все и всегда в этом клане поддерживали друг друга.

Глава семьи Михаил Еликеевич был абсолютным авторитетом — без применения ремня и крика. Сыновья (старшие братья Виктора Михайловича — Леонид и Павел) видели, как тяжело приходилось в войну, отец так напряженно работал на паровозе, что даже инвалидность заработал. Но как только немного полегчало, снова начал трудиться: в речном порту, мастером сварочного цеха. Ребята понимали, что и они должны помогать, никто и ничего не принесет на тарелочке с голубой каемочкой. И по мере подрастания они становились все более активными помощниками мамы. Вера Григорьевна была домохозяйкой, а сколько работы по хозяйству в доме, где ни газовых плит, ни стиралок, ни микроволновок не было — ясно. Потому и имели каждый свои обязанности.

И когда родился младшенький братишка — ­2 ноября 1946 года, наш юбиляр, его тоже не баловали. Поскольку Виктор на 16 лет младше Леонида и на 13 – Павла, старшие порешили, что дрова рубить, ремонт сложный делать ему пока рановато, значит, у него свой участок работы: дежурный по дому и по кухне. Он и сегодня картошку начистит так, что ни одного глазочка ни найдешь. И всегда старается облегчить своим женщинам их обязанности, готов продублировать или хотя бы стать помощником поварихи, вспоминая, чему научила его любимая мама. И полы помоет лучше женщины (и это с больной спиной – следствие переохлаждения, которое получил на службе в Морфлоте, при очередном ЧП в Северном море).

Любовь к чистоте и порядку, наверное, тоже оттуда, из детства, когда вместе с мамой наводил порядок в доме. Самый чистоплотный из всех моих знакомых. Стрелки на брюках — острее бритвы. А туфли в любую погоду сверкают так, что хоть смотрись в них вместо зеркала. Всегда элегантен, выбрит. И это настолько органично для него, что так он выглядит при любом состоянии души и ситуации. Не допустит никакого беспорядка на рабочем столе и в кабинете. Все любит делать досконально, и если видит небрежное отношение к делу, может и взорваться. В нем никогда не было чванства, даже капли от бюрократа. И если несправедливость допускал, то не из чувства превосходства, а от нетерпимости к разгильдяйству. И какими далекими от джентльменского набора словами он может выразиться, если выведет его из себя разгильдяй или хам… Вот тут, конечно, сразу узнаешь своего.

Вообще, он очень интересный человек. Не из приторно улыбчивых, добреньких, не особенно любит словеса развешивать, на больших собраниях так и вообще не любит раскрывать душу. Вся его доброта внутри него. И только хорошо знающему его человеку известна его мягкость, даже сентиментальность, абсолютная верность и надежность.

Ничто так не любит Виктор Михайлович, как природу. Вспоминается, как на субботнике он скорее хватал лопату и просто рвался к земле, начинал работать, даже не собираясь никого агитировать и организовать — был уверен, что всем хочется размяться на природе. Сам он больше всего любит работать с землей: его дачный участок мог бы сойти за образец аккуратности, ухоженности и вкуса. И трудно сосчитать, сколько деревьев посадил и вырастил он.

В школе он всегда был среди активистов. Упорно занимался спортом, добился звания кандидата в мастера спорта по гребле. И футболом увлекался. И все это здорово пригодилось ему на воинской службе: он служил в Военно-Морском флоте, дослужился до звания главстаршины. Сильна в нем рабочая косточка. Он ведь и начинал рабочим, после окончания химучилища. И гордился тем, что он — молодой рабочий класс, и что страна надеется на него и верит в силы его и его друзей. С охотой после уроков шли на большую стройку, участвовать в этом интересном деле хоть в качестве того, «куда пошлют». А потом уже стал машинистом одного из сложных технологических цехов – газоразделения. И работал так, что даже в армию пошел с задержкой в два года — не думайте, он не пытался откосить, просто он был в числе тех, кого «забронировали» на период пуска первенца казахстанской нефтехимии как отличного специалиста.

pust kazhdyj novyj den 3.2jpg

Верность его выражается даже в том, что он и сегодня дружит с теми, с кем сошелся в самые юные годы. Виктор Михайлович совок в самом лучшем смысле этого слова, и для него День комсомола, так же как и День Морского Флота – дорогие и неизменные праздники.

Не только один из старых друзей Альберт Павлович Юн, но и вся его семья давно стали для него родными. Они вместе с тех самых комсомольских годов, почти весь состав тогдашнего горкома. Теперь уже семьями. И делят и радости, и печали. Помню, как будучи депутатом, участвовала в ЗАГСе в так называемых советских крестинах. И как была удивлена, когда в качестве крестного узрела Виктора Михайловича. И вот уже сколько лет он по-настоящему опекает свою крестницу Вику. «Даже когда она уже сама мама, беспокоится о ней по-прежнему, -рассказывает жена Альберта Павловича Людмила Владимировна Мун. -Виктор Михайлович — человек с большим сердцем и огромным умением сопереживать. Он самым первым приходит на помощь и способен радоваться самой, пусть даже небольшой, радости друзей. Это люди, сроднившиеся настолько, что уже не разберешь, чей день рождения, юбилей – все равно общий праздник. При всех прожитых годах, карьерных достижениях, пережитых болячках и бедах (а уж сколько их выпало на долю нашего дорогого друга — не дай Господь) не теряют чувства юмора, стойкие. Как в той песне, не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым. Вот они и есть комсомольцы».

Да, он всегда верен и честен во всем. С огромным энтузиазмом пошел на флот. Три года отслужил на Северном флоте – а это закалка самой высшей пробы. И цену дружбы там хорошо познаешь.

Вернулся — и снова на доблестный труд — на ударную комсомольскую стройку первого в Казахстане химзавода. Был бригадиром комсомольско-молодежной бригады. Комсомольцы завода избрали его своим вожаком. В.М. Шигаев внес весомый вклад в дело воспитания молодого поколения предприятия. Можно сказать, что химический завод сформировал его как личность, как гражданина, дал путевку в Высшую партийную школу. Но каким-то образом он оказался на факультете журналистики. И получил направление в редакцию областной газеты «Прикаспийская коммуна». И началось как бы его раздвоение личности. На практике, еще до получения диплома, поработал, новая работа увлекла. Интересные самобытные материалы подготовил. И после диплома включился, подготовил ряд интересных, получивших широкий резонанс материалов.

Но заводчане «сделали финт»: они избрали его секретарем партийной организации завода. Разве мог отказаться он, не оправдать доверие. Тем более что и его душа тянулась в родной коллектив.

В итоге более 20 лет отдал он флагману казахстанской нефтехимии. Зарекомендовал себя самым лучшим образом. Его знания и опыт, принципиальность и скромность обратили на себя внимание, и он был приглашен в областной комитет партии, на должность заведующего общим отделом. И вот с каким напутствием провожали его заводчане:

«Уважаемый Виктор Михайлович!

Более 20 лет Вы отдали нашему заводу. Вы пришли сюда молодым пареньком после окончания химучилища, начав свой трудовой путь  машинистом одного из сложных технологических цехов – цеха №1.

Рос завод, росли его успехи, а вместе с ним росло и Ваше мастерство творчески работать с людьми. Будучи секретарем комсомольской организации завода, Вы внесли определенный вклад в дело воспитания молодого поколения предприятия. Потом учеба в Высшей партийной школе, успешное ее окончание, работа в редакции областной газеты «Прикаспийская коммуна». И опять встреча с родным заводом – Вам доверено руководство его партийной организацией.

Мы верим, что Ваши знания и опыт, Ваша скромность и принципиальность во многом помогут в дальнейшей ответственной трудовой деятельности. Все, что сделано Вами для завода, будет положительно сказываться еще долгое время.

Примите, Виктор Михайлович, наши поздравления и самые лучшие пожелания плодотворной деятельности на новой должности, счастья, здоровья Вам и Вашей семье!

От имени коллектива завода: директор завода М.С. Саппаев, зам. секретаря партбюро В.В. Димитрович, председатель профкома А.И. Стамов, секретарь комитета комсомола В.Б. Поленов».

А вот как сегодня вспоминает о нем Мендыгали Сарсенович Саппаев, известный в области специалист и крупный организатор производства.

— Виктор Михайлович пользовался среди заводчан большим авторитетом. Потому как никогда не был служителем параграфа. Если кто-то допускал какую-то оплошку, он не спешил с выговорами, разбирательством на парткоме. Предпочитал поговорить наедине, по-рабочему, без обиняков и церемоний… И действовала такая форма воспитания гораздо эффективнее, чем назидательные речи при народе. Ну, а если человек не понимал, не брал себя в руки, Виктор Михайлович был тогда принципиален в полную меру. Еще мне всегда нравилось, что выйдя из рабочих, он никогда не забывал об этом, с карьерным ростом не возвышался над людьми. Всегда был прост и доступен, а главное – справедлив и честен. Я следил и за его работой в редакции, он оказался талантливым журналистом и руководителем достойным.

После слияния с Мангышлакской областью в отделе произошла реорганизация, и он попросился на работу в редакцию, узнав о том, что в «Прикаспийке» начались реформы, компьютеризация. Формировался новый, молодежный коллектив. Разве мог он остаться в стороне? И его направили к нам, уже в качестве заместителя редактора.

Вот так и получилось, что вернулся Виктор Михайлович в «Прикаспийку» уже навсегда.

Накануне юбилея человек обычно вспоминает и анализирует многое, как бы итожит то, что прожил. Думается, что баланс у Виктора Михайловича должен получиться весьма положительный. Он неплохо продвинулся по служебной лестнице. Если назвать должности, которые он занимал — секретарь парткома химзавода, заведующий отделом обкома партии, заместитель редактора областной общественно-политической газеты, последние восемь лет редактор — очевидно, особенно для людей старшего поколения, что человек этот имел и авторитет, и уважение, ибо на такие посты отбирались самые надежные и проверенные.

Проработав плечом к плечу с Виктором Михайловичем довольно продолжительное время, знаю, что он никогда не гнался за должностями, так складывалось – и он выполнял порученное ему дело как умел, не один раз имела возможность убедиться в его добросовестности, порядочности – для меня эти качества – самые главные. Не сказала бы, что приходилось ему легко в должности редактора. На эти годы выпала целая череда пертурбаций, реорганизаций, ухудшалось финансовое положение, из-за непродуманной (или напротив, слишком хит­рой, с расчетом на будущую прихватизацию) передачи в собственность холдинга здания мы оказались в должниках. Чуть ли не банкротами. Был период, когда любое мероприятие должно было освещено на шести, восьми страницах, с откликами. Тут возникали уже две проблемы — как успеть все охватить до выпуска газеты, а вторая — читатель не хотел довольствоваться одним официозом в газете, и начали отсеиваться подписчики.

pust kazhdyj novyj den 31

Все это сказывалось на морально-психологическом климате. Многие сотрудники уходили. А кадровая проблема для нас была всегда самой больной. Можно представить, сколько нервов это стоило редактору. Тем более что чем «не страдает» Виктор Михайлович, так это дипломатией. Он вступал в острый конфликт, и иногда, к его чести, побеждала его точка зрения. Но, увы, далеко не всегда. И надо было видеть его буквально почерневшее лицо. И все-таки ценой усилий и плодотворной работы журналистов костяк коллектива сохранился, газета держала свой уровень, оставаясь истинно народной, болеющей за всех земляков, независимо от ранга. Так повелось с первых лет и таким путем и сегодня продолжает идти «Прикаспийка». И немало труда и души в это вложил Виктор Шигаев.

В нем жив энтузиазм, даже, пожалуй, азарт тех комсомольских лет, когда они брали коллективные обязательства и до седьмого пота боролись за их перевыполнение. И все честно. Именно эта честность и способствовала авторитету, которым пользовался Шигаев у ровесников. Его уважали, а многие и любили за верность идеалам, избранным однажды и на всю жизнь.

Таким и остается этот человек. Верный, скромный, всей душою любящий свой край, свой родной город. Если почитать его интервью с руководителями города, архитекторами — так остро чувствуется его радость за все приметы обновления. Он прекрасно знает историю города, народные традиции. Как-то вспоминая о послевоенных годах, описывал приметы быта горожан еще до электрификации Гурьева, и какой важной персоной тогда был, например, керосинщик Арон, так этот образ и сегодня как живой передо мной, хотя никогда его не видела. Помню, как застала Виктора в кабинете с глазами, полными слез — он читал очерк о супругах, которые прожили много лет и умерли, как в сказке — в один день. «Это ли не пример верности», — сказал мне он тогда.

А с какой нежностью он переносит любовь к природе на маленькое ее чудо — деток. Помню, как дочку племянника Веры Павловны, которого они растили как родного сына, он называл «птичка-синичка», старший внук у него — «сазанчик». И к любому ребенку он тянется всем сердцем. Им с ними интересно и просто — они чувствуют его искренность и доброе сердце.

pust kazhdyj novyj den 2 edited

Хороший человек Виктор Михайлович. Так больно, что нет рядом его подруги. Это была Женщина всей его жизни. И жили по соседству. Видел Веру, спешащую в медучилище, потом в больницу. И все глядел ей вслед, долго не осмелившись открыть чувства. Но в армию уходил, окрыленный ее ответом «Да». Она ждала его верно. И когда он вернулся, они были неразлучны. Вера Павловна для него единственная и неповторимая, в отпуск неизменно вместе — не обращая внимания на шуточки, кто, мол, в Тулу со своим самоваром ездит. И в партшколу учиться в Алма-Ату, конечно, всей семьей. Какая это была красивая пара, как подходили эти люди  друг к другу. Обожали детей, а еще больше внуков… Их тепла хватало и на поддержку тяжело болевших братьев, и на то, чтобы как к родным детям относиться к племянникам. Уж не говоря о том, что самыми родными и заботливыми родителями стали для своих невесток. И Светлана, и Юля глубоко благодарны им, и сегодня помнят это добро.

Но пришла беда, и как подрезала ее. Как долго болела Вера Павловна после потери сына, куда только он ее не возил, каким врачам не показывал. Поддерживал, как только мог, сам исхудавший до прозрачности от горя. Но, увы, Всевышнему тоже хорошие люди нужны. Она и оттуда благословляет и благодарит его за такую любовь, которая далеко не всем женщинам выпадает.

Одно утешает, что остались свидетельства их любви. Сыновья Валерия — Олег, Илья, сын Миши — Владислав — самые дорогие для него имена — предмет его обожания, хотя он это старается не показывать. Но это же видно по сиянию его глаз, полных нежности. Не очень часто посещает его лицо улыбка, слишком суровыми были удары судьбы, но зато уж если улыбается, то невозможно не откликнуться на его светлую радость всем сердцем. В этой плеяде два года назад засияло еще и имя пра­внучки — Лея, внучки сына Валерия (на снимке). Он предпочитает называть ее принцессой. С замиранием сердца ждет и еще обещанное прибавление.

Жизнь продолжается… И пусть каждый новый день приносит Вам, Виктор Михайлович, дорогой Вы наш король и друг, новые радости! Вы их заслужили вполне.

Любовь МОНАСТЫРСКАЯ

Поделиться с друзьями

Администратор сайта

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Прикаспийская коммуна