Сенсей Светлана: «Никогда не сдавайтесь!»

Зачем инженеру-электрику Светлане, занимавшейся изначально акробатикой, понадобилось идти на каратэ и до сего дня оставаться в этом виде спорта? Почему она, вместо того чтобы готовить внукам каши (хотя, на наш взгляд, до бабушки ей еще далековато), берет кинжалы и идет показывать трюки кобудо? И правда ли, что у нашей соотечественницы на всем постсоветском пространстве нет соперниц?

Обо всем этом «ПК» расспросила алматинку Светлану Ким, которая недавно провела свой первый мастер-класс в Атырау и с удовольствием согласилась ответить на наши вопросы.

Желание драться

– В каратэ меня привело, в первую очередь, большое желание научиться драться и владеть своим телом, – начала с нами общение Светлана. – Я тогда не думала, что каратэ станет моим стилем жизни, что стану преподавать, много ездить по миру, участвовать в семинарах, соревнованиях и даже их выигрывать!

Спортом занималась с детства, с 10 лет, причем лет восемь – акробатикой, дослужилась до кандидата в мастера спорта. Потом были волейбол, настольный теннис, и только уже когда я стала работать инженером-электриком (!), в институте случайно познакомилась с одним парнем, который к нам пришел молодым специалистом и занимался каратэ. Это было в октябре 1989 года. Думала, пару месяцев позанимаюсь. Но осталась в каратэ до сих пор (смеется).

– Вы сказали, что работали инженером-электриком?

– Да, трудилась в институте «Энергосетьпроект». В 1993 году я ушла в декретный отпуск. Это были лихие девяностые: в 1995 году меня сократили, и я занялась тренерской работой. А в 2000-х окончила Академию спорта и туризма, я дипломированный тренер по каратэ.

Как черепашки-ниндзя

– А по какому поводу вы заехали к нам в Атырау?

– Вначале позвольте поблагодарить Айбата сенсея за его приглашение провести в Атырау первый семинар по кобудо (Айбат Рахман – вице-президент областной федерации спортивного и традиционного каратэ-до – Прим. авт.).

Поясню, что кобудо – это вид боевых искусств с оружием. Все прекрасно знают мультфильм про черепашек-ниндзя, которые владеют разным оружием – шест бо, нунчаку, саи – это и есть самое настоящее кобудо.

Из тридцати лет занятий каратэ последние десять я увлеклась параллельно и кобудо. Я училась и продолжаю учиться у самых именитых сенсеев, которые живут на острове Окинава в Японии и преподают традиционное кобудо. В настоящее время я назначена шеф-инструктором Казахстана по этому виду спорта, и по мере приглашения езжу по Казахстану, пропагандируя и обучая этому новому виду боевых искусств. Кстати, это вызывает большой интерес как у детей, так и у взрослых.

Кобудо в нашей стране только начинает развиваться.

Этот год очень «урожайный» – в феврале впервые съездила в Данию, куда меня пригласили преподавать в городок под Копенгагеном, на женскую гашуку (тренировочный лагерь – Авт.). Потом в России – в Великом Новгороде впервые преподавала кобудо.

А еще успела побывать в Кульсары, что рядом с Атырау, и вот, наконец, провела семинар в вашем городе. Очень надеюсь, что именно в Атырау, в этой западной части Республики Казахстан, будет успешно развиваться кобудо, ведь как гласит история, это территория Младшего жуза, который всегда отличался своей воинственностью. Уверена, что потомкам воинов кобудо будет очень интересно.

Таможня интересуется

– Говорят, вы выбрали железные кинжалы, осваивая боевое искусство? В ЦОНе, наверное, с кинжалами без очереди пропускают…

– Железные кинжалы называются саи – одно из моих любимых оружий. И, конечно, если бы я в ЦОНе или в каком-нибудь другом месте начала бы ими крутить – будьте уверены: меня бы точно пропустили без очереди (смеется).

Конечно, интерес к оружию большой, и большинство, начиная от простых людей и заканчивая таможенниками, которые постоянно, когда я летаю и вожу саи с собой, останавливают меня. Таможенники заставляют доставать кинжалы, подолгу их разглядывают, затем причмокивают и сожалеют, что не могут попасть на мой семинар.

Ну, а если серьезно, то саи помогли мне выполнить мою заветную мечту – я выиграла в прошлом году чемпионат мира по кобудо, который проходил в Японии, так что я их люблю. Кстати, свою победу я тогда посвятила погибшему казахстанскому фигуристу Денису Тену…

Да, я участвую до сих пор в соревнованиях именно по кобудо, так как мне это интересно. Первый раз я получила «серебро» на чемпионате мира в Японии, потом участвовала в следующих соревнованиях с шестом с бо – заняла третье место и потом все-таки с саями заняла первое место на чемпионате мира.

Конечно, участвую в своей возрастной категории и надо отметить, что на Окинаве, куда я езжу – это маленький островок, где родилось и каратэ, и кобудо, – есть участники соревнований различных возрастов. От junior, юных, потом старшие идут – адалты, до сеньоров (senior citizen – пожилой – Авт.), то есть весь народ на Окинаве участвует в соревнованиях. Последняя категория – от 58 и старше. И так интересно наблюдать, что людям где-то 70 лет, может под 80, но они выходят с оружием и выступают – такие молодцы!

Кинжал vs Альцгеймер

– В моем детстве, помню, было модно отдавать девочек на гимнастику, танцы. А сейчас, я вижу, немало девчонок выбирают секции каратэ. Это, наверное, вы делаете такую «погоду»?

– Было бы здорово, если б кобудо стало таким популярным, чтобы люди повально начали заниматься. Но здесь есть две стороны – положительная, что нунчаку, например, хорошо развивает вестибулярный аппарат, реакцию и память и другие способности у ребенка. Но с другой стороны – это все-таки оружие и поэтому, когда я преподаю детям, то обязательно должно быть в учебном варианте. Если это нунчаку – то из пластика, в хорошей поролоновой оплетке. Или шесты – они тоже должны быть безопасными.

В Японии начинают преподавать кобудо в 14-15 лет, так как это все-таки оружие и велика ответственность за здоровье человека. А ребенка помладше берут, если он очень способный и дисциплинированный. У нас, развивая кобудо, я тоже стараюсь прийти к этому, ведь это очень опасно, если брать настоящее оружие и с ним работать. Здесь обязательно должен присутствовать возрастной ценз.

Очень интересны идеи по поводу тренировок пенсионеров. Существует даже теория о том, что работа, например, с шестом бу или с нунчаку – профилактика от болезни Альцгеймера, так как при работе с оружием оба полушария задействованы, поэтому, наверное, на Окинаве люди живут так долго и в полном здравии. Я вижу, как много стариков выступает на соревнованиях. Мне бы тоже очень хотелось, чтобы у нас такие группы существовали, чтоб занимались кобудо для своего здоровья, для профилактики. Здесь нет нагрузки на суставы, а чисто работа для головы. Я б хотела эту идею воплотить в жизнь.

– У сенсея Светланы в Казахстане есть соперницы?

– К сожалению, не только в Казахстане, но и на всем постсоветском пространстве у меня нет ни одной соперницы. Я единственная в этом пространстве, имеющая шестой дан по годзю-рю каратэ и единственная, которая имеет четвертый дан по кобудо.

– А правда, что вы – бабушка (не верится(!)? Как внуки относятся к вашему занятию?

– Да, я бабушка, и не стесняюсь этого, а горжусь! В моей семье все каратисты. Дочь имеет первый дан по каратэ, стала чемпионкой, потом она вышла замуж – родились два внука – девочка и мальчик. Они еще маленькие и ничем пока не занимаются. У моего сына – третий дан черный пояс по каратэ, он помогает мне всячески, недавно получил второе образование – окончил академию спорта и туризма и стал тренером.

– Не могу не спросить: вам конкретно в жизни умение драться помогает?

– Мне часто задают вопрос – была ли такая ситуация, когда я на улице подралась с кем-то или кого-то поколотила. К счастью, такого случая у меня не было (смеется).

Но занятие каратэ в жизни очень помогает. Любой спарринг или драка, или даже спарринг с воображаемым противником – это в первую очередь победа над собой: над своими страхами, над неуверенностью или какими-то другими комплексами.

Когда занимаешься каратэ, закаляется характер и сила воли появляется, и терпение, и выносливость, и ты выполняешь наш самый основной завет – никогда не сдаваться.

Надежда ШИЛЬМАН

Administrator