Есть такое слово «Нельзя!»

sajn Социум

Что поможет изжить коррупцию? Почему немногие, столкнувшись с вымогательством взяток, не желают сообщать о таких фактах? Какая работа проводится в госорганах по минимизации коррупционных рисков? Ответы на все эти и другие вопросы — в беседе с председателем Общественного совета по противодействию коррупции Атырауского областного филиала партии «Nur Otan» ­Сайыном ­КУАНЫШЕВЫМ.

— Сайын Салимгереевич, чем вызвана необходимость создания Общественного совета по противодействию коррупции? Ведь с этой проблемой борются многие ведомства, в том числе правоохранительные.

— Партия «Nur Otan» в качестве инструмента реализации своей предвыборной программы создала при партии различные советы. Один из этих советов – Общественный совет по противодействию коррупции. Он создан для координации борьбы с коррупцией. Действуют республиканский, областные, городские и районные Общественные советы. Нашу работу координирует республиканский Общественный совет. А региональный ОС курирует советы на местном уровне. В вопросе противодействия коррупции ведущая политическая сила — партия «Nur Otan» — берет на себя большую ответственность, как партия власти. Кроме «Nur Otan», объединить усилия общества в этой большой работе никто не сможет. Поэтому была такая задумка председателя партии «Nur Otan», и в 2008 году были созданы Общественные советы по противодействию коррупции при каждом филиале партии.

Стоит отметить, что основной инструмент воздействия на общественные процессы, наверное, все-таки у Общественного совета по противодействию коррупции (ОСПК) и Комитета партийного контроля «КПК».Родственные структуры в проведении важной работы по снижению уровня коррупции.

Наша основная работа направлена на профилактику коррупции в государственной и квазигосударственной сферах, на предприятиях и организациях, финансируемых из бюджета. Изучаем риски возникновения коррупционных проявлений, их предпосылки и условия возникновения. Проводим заседания с участием госорганов, обозначаем проблемные моменты и призываем их исправить. Согласно правилам Общественного совета, основной контроль осуществляем за государственной службой и бюджетными организациями. Партия старается сделать так, чтобы бюджетные средства были в сохранности и эффективно использовались.

— Кто входит в состав Общественного совета?

— Активные члены и депутаты партии «Nur Otan», члены других партий, представители НПО, предприниматели, молодежь, беспартийные активисты и т.д. Состав не регламентируется, на сегодня 10 человек. Можем состав увеличить еще больше. Примем в свои ряды любого члена партии, желающего бороться с таким явлением, как коррупция.

— Как готовятся материалы к заседанию Общественного совета?

— Сначала запрашиваем результаты проверки у уполномоченных органов, мы работаем с той информацией, что нам предоставят. Берем данные за три года. Изучаем. Это — один момент. Другой момент — информация в социальных сетях, СМИ, и все эти данные тоже учитываем. Иногда проводим неофициальный мониторинг, например, посещаем больницы. Руководитель рабочей группы по проверке может привлекать любого специалиста, на свое усмотрение. У уполномоченного органа справку взяли, получили информацию из соцсетей, побеседовали в приемном покое с посетителями, все данные суммируем. Делаем сводную справку и на заседании заслушиваем доклад руководителя рабочей группы. Даем слово руководителю ведомства, как он строит свою работу по противодействию коррупции. Мы настаиваем, чтобы в приемных, в актовых залах, там, где больше людей собирается, госорганы вывешивали свой план по борьбе с коррупцией и другие плакаты и проспекты, которые выпускает Антикоррупционная служба, еще ставим ящики для обращения людей. А выступающие первые руководители чаще ограничиваются дежурным докладом.

Мы недавно провели выездные заседания в Махамбетском и Исатайском районах с целью оказания методической помощи районным Общественным советам. Заслушали отчеты акимов о проделанной в данном направлении работе. Отмечу, раз за разом у них прибавляется опыт работы. Кстати, это очень эффективный метод работы с общественностью в целом.

— Самая крупная партия в стране, самая многочисленная, берущая ответственность за дальнейшее развитие экономики, в целом, нашего государства…

— Партия понимает, что у нас в обществе, кроме положительных и позитивных процессов в развитии экономики и других сферах по улучшению благосостояния людей, присутствуют коррупционные проявления, и что это опасное проявление может навредить государственному управлению, то есть снизит эффективность госуправления и создаст негативные условия для нашей независимости. Есть правила, утвержденные республиканским и региональными Общественными советами, и мы работаем по этим правилам.

КАЖДЫЙ ДЕНЬ – БУДТО ПО ЛЕЗВИЮ НОЖА

— Каков главный принцип в работе совета?

— Предупреждение своих коллег-партийцев о недопустимости коррупции. Большинство руководителей данных структур – члены партии «Nur Otan». Напоминаем государственным служащим о партийном контроле за распределением и эффективным использованием бюджетных средств. Говорим, что у вас такой характер работы, вы каждый день ходите по лезвию ножа, и один ваш непродуманный поступок или ­какие­-то­ нехорошие мысли могут привести к большой ошибке со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Это с одной стороны. С другой стороны у нас цель такова, что, контролируя госслужбу и госорганы, мы от лица партии, поднимаем ее авторитет перед населением. Ведь самая главная цель — повышение доверия людей к государственной службе, к государственному управлению.

— Вы сказали повысить доверие?

— Да, пока многие ничему и никому не верят — ни госслужбе, ни депутатам, ни врачам, ни учителям, ни полицейским, ни прокурорам, ни судьям. Точнее, нет полного доверия, тотальная эпидемия неверия. Между тем многое делается для улучшения жизни людей, и 99 процентов этих людей добросовестно относятся к своей работе, выполняют свои обязанности без нарушений. Тем не менее, со стороны населения существует определенное сомнение, которое возникает из-за некоторых личностей, совершающих коррупционные преступления. Вот такая проблема получается.

— И как члены Общественного совета ее решают?

— Как я уже отметил, мы не вмешиваемся в работу госслужащих и госорганов, в наши полномочия входит заслушивание членов партии, акимов города и районов, руководителей областных управлений, городских и районных отделов, руководителей бюджетных организаций квазигосударственного сектора. Пока квазигосударственный сектор не трогаем, мы надеемся на плодо­творную работу первичных партийных организаций по формированию антикоррупционной культуры и антикоррупционного поведения. На местах они проводят мероприятия по разъяснению угроз коррупции, способов противодействия ей. Например, первички хорошо работают в АО «Эмбамунайгаз», ТОО «АНПЗ». Мы доверяем своим коллегам. Партийцы, например, на АНПЗ, вполне объективные люди, там работают целые династии, беспокоящиеся за развитие коллектива, за свое предприятие и если какие-то там будут проявления (коррупции. – Авт.), обязательно состоятся внутренние разбирательства. Вполне успешно работает первичная партийная организация, с поставленной задачей справляется, и нам вмешиваться не надо. Несколько лет назад для обсуждения программы партии о противодействии коррупции на 2015-2025 годы мы побывали на заводе и на других предприятиях. Объясняли суть этой программы, услышали ее одобрение.

Согласно статье 22 Закона РК «О противодействии коррупции», каждый работник государственного или квазигосударственного сектора или даже частного сектора, тем более руководитель организации, помимо выполнения своих функциональных обязанностей, должен заниматься противодействием коррупции у себя в коллективе. Раньше республиканским Общественным советом по противодействию коррупции руководил генерал Сулейменов. Так он однажды сказал: «Если первый руководитель министерства или управления ежедневно занимается противодействием коррупции, то там коррупции точно не будет. В иностранных компаниях каждое совещание начинается с вопроса соблюдения техники безопасности, и наш Общественный совет призывает к тому, чтобы каждый руководитель госструктуры, открывая у себя совещание, напоминал своим подчиненным о том, что госорганы управляют потоком бюджетных средств, и у нас не должно быть никаких промахов, работа должна идти без нарушений». Госслужащие проходят аттестацию, они изучают все законы, тем не менее, приоритет отдается именно Закону РК «О противодействии коррупции». Госслужащие эти моменты очень хорошо знают, но, как ни странно, даже слово «коррупция» вслух никогда не говорят. Они это слово не любят и не любят, когда им напоминают о важности борьбы с таким злом. А ведь чиновники должны на всех совещаниях уделять вопросу профилактики коррупции первостепенное внимание, обозначать риски ее возникновения. Года два назад мы заслушивали руководителя одного ведомства. Нам подробно рассказали о том, как они ведут работу в духе нетерпимости коррупции с молодежью, как проводили десятки семинаров, дискуссий. И ни слова о том, какая именно работа в этом направлении ведется непосредственно среди работников его ведомства. Ни слова. Да, самое показательное, что когда отчитываются госслужащие, то делают акцент на том, что профилактику коррупции ведут среди населения, воспитывая среди людей культуру невосприятия коррупции, а про свои коллективы молчат.

 КАК НА ЛАДОНИ

— Если главный принцип — предотвращение коррупционных тенденций, призывание к порядку государственных органов, то чего уже удалось добиться? Есть ли эффект от вашей работы?

— Думаю, эффект есть. Все-таки мы добились, чтобы в большинстве управлений, в акиматах, отделах проводили внутренний и детальный разбор у себя в коллективах с целью обнаружения и предотвращения коррупционных рисков. При обсуждении рисков они составляют план работы по противодействию коррупции.

Там, где идет поток бюджетных средств, ошибки не исключены. Электронная подпись имеется у бухгалтера, и если бухгалтер ошибется, ответственность ложится и на первого руководителя. Вот мы и настаиваем, чтобы госорганы выявляли у себя все возможные риски, и был соответствующий результат. В коллективах должны разбирать такую ситуацию хотя бы один раз в год.

— Вы говорите, что такой подход налажен…

— Но возникает другая проблема. С одним руководителем начинаем налаживать эту работу, приходит другой, и все приходится начинать заново.

— Получается, преемственности нет?

— Кто планирует украсть, он, возможно, украдет. Не все воруют, из десяти только один имеет подобный умысел. Если обсуждение состоится, разбор коррупционных рисков, будет составлен план, его обсудят в коллективе, и от намерения своровать откажутся. Во всяком случае, мы хотим, чтобы так было.

— Партийная линия направлена на устранение причин и условий коррупции, а не на борьбу с последствиями. Вы думаете, помогут такие шаги противостоять такому злу, как коррупция?

— Для этого мы и ведем свою работу.

— В Казахстане приняты законы о борьбе с коррупцией, но ситуация пока не меняется. Какой чиновник откажется от возможности сделать бизнес на власти своей и позволять делать то же самое своим приближенным? Как вы считаете, может, нужен новый закон, более эффективный, ввести новые принципиальные нормы?

— В 1998 году, впервые из стран СНГ у нас появился Закон РК «О противодействии коррупции», и параллельно вышел в свет Закон РК «О государственной службе». Законодательство, способствующее повышению эффективности противодействия коррупции на всех ее уровнях, постепенно совершенствуется. Коррупционерам становится все сложнее совершать свои темные дела.

 БЛАГОДАРНОСТЬ НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ

— Согласитесь, бытовую коррупцию же можно встретить в нашей повсе­дневной жизни. Человек решает свои вопросы или пытается ускорить их решение с помощью взятки или подношений. К примеру, дает взятку инспектору полиции, чтобы избежать наказания за нарушение правил дорожного движения. Считает, что лучше купить зачет или экзамен, чем своим трудом добиваться знаний. Примеров много. Одним словом, создает условия для проявлений административной или бюрократической коррупции, практически подпитывает ее. Значит, нельзя и это побороть, изменить отношение людей?

— Я наблюдаю в нашем обществе какое-то обостренное чувство благодарности людей. У нас склонны отблагодарить — учителя, который должен бесплатно учить, врача, который тоже должен бесплатно лечить, госслужащего, который, опять-таки, обязан выполнять свою работу безо всякого подношения. Как только специалист начинает выполнять свою работу, у человека сразу просыпается чувство благодарности. Так не должно быть, чревато последствиями.

— Вы хотите сказать, что бытовая коррупция самая опасная?

— Так и есть. Люди дают взятки, подталкивают других также поступать. Водители превышают скорость движения, и как только его останавливает полицейский, начинается «развод». Студенты не хотят выполнять задания и потом дают преподавателю взятки. С чем это связано? С предприимчивостью людей? Извращенное понятие. Если, дескать, рынок на дворе, значит, везде должны платить люди. Но это не так. На рынке действуют бесплатные услуги, которые оплачивает государство, и госслужащий, давший при принятии присяги слово быть честным, обязан этому следовать, ничего не принимать в знак благодарности. Но нет. Люди воспринимают коррупцию, как будто так положено, склонны быстрее решить вопрос путем взяток.

– И молодые люди учатся так жить…

— Молодежь этому противится. «Nur Otan» проводил мониторинг. Так, 99 процентов студентов ответили, что коррупция в их учебных заведениях присутствует. Больше 70 процентов студентов откровенно признались, что давали взятки напрямую, без посредников. И еще сказали, кто из преподавателей взятки вообще не берет. У подрастающего поколения сознание отравляется, нечистоплотные преподаватели не заинтересованы в том, чтобы студент знал предмет. Ведь тогда на нем можно «заработать», получить энную сумму. То, что у молодежи есть все-таки нетерпимость к коррупции, нас радует. Однако, открыто назвать коррупционеров никто не спешит. В Общественный совет о таких данных сообщают анонимно. А по анонимкам мы не можем действовать, принимать меры.

— А, может быть, стоит принять опыт других стран, что-то и нам будет полезно? Например, Нидерланды относятся к числу стран с одним из самых низких уровней коррупции…

— Насчет применения чужого опыта надо подумать. Поможет ли? Какие бы жесткие законы в других странах не применяли, там все равно коррупция никуда не исчезает, может, в незначительных масштабах. Скорее всего, нам нужно опираться на свои истоки, народные обычаи. У всех народов заповеди — не укради, в общем, ничего плохого не делай. Мы от этих ценностей немного ушли. Надо менять внутреннюю культуру, не воспринимать коррупцию ни под каким видом.

— Так как привлечь все общество к борьбе с коррупцией? В каком случае усилия партии «Nur Otan» по противодействию коррупции будут эффективными?

— Если мы будем противостоять коррупции все вместе. Несомненно, без консолидации общества ничего не получится. Мы в этом вопросе должны быть партнерами. Пока общество не проснется, не будет сознание о недопустимости коррупции, ничего не выйдет. Каждый может на себе ощутить последствия коррупции, допустим, некачественные строительные работы, аварии, плохая учеба и низкое качество лечения. Это безопасность каждого человека. Пусть не винят одних госслужащих. Критикующих много, но давайте объединимся и начнем исправлять ситуацию совместными усилиями. Со своей стороны мы будем реагировать на каждый сигнал, поступивший в Общественный совет по противодействию коррупции.

Поделиться с друзьями

Заведующая отделом экономики и права

Оцените автора
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Прикаспийская коммуна
Добавить комментарий