ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ КОНТРРАЗВЕДЧИКА

В этом году исполняется 70 лет со дня  гибели  нашего  земляка Уали Гусмановича Утебаева, бесстрашного сотрудника госбезопасности контрразведки «Смерш». К сожалению, он не вошел в книги памяти «Боздақтар» по простой причине — на войну он призывался  уже не из нашего города, к  тому же из органов НКВД.

Уали Утебаев родился в 1913 году в селе Карабау Кызылкогинского района. Его отец Гусман вместе с другими односельчанами в 1916 году устраивается на работу на нефтепромысле Доссор, но тяжелые условия труда «тартальщиком», когда приходилось при помощи желонки (куска трубы, запаянной с одной стороны), вручную, поднимать нефть на поверхность, подорвали его здоровье. И он умер в 1919 году. Осиротев в 6 лет, Уали с лихвой испытал тяготы жизни, рано повзрослел. Он  во всем помогал матери и благодаря ее заботе и братьям отца выжил. Здесь же, на нефтепромысле Доссор  учился в ФЗУ, по окончании его работал учеником слесаря, слесарем. В 1933 году в числе первых 22-х выпускников Гурьевского горно-нефтяного техникума получил специальность техника-механика. Учитывая его способности, его сразу назначают заведующим учебной частью Доссорского ФЗУ. Успел Уали поработать и помощником директора Транспортной конторы треста «Эмбанефть». Но хотел учиться дальше. В 1934 году он поступает на нефтяной факультет Азербайджанского индустриального института. В 1939 году он был принят в ряды ВКП(б). И в этом же году, после 4-го курса, его мобилизуют в органы НКВД и определяют оперуполномоченным 1-го отделения ЭКО НКВД Азербайджанской ССР.

С 20 августа 1939 года Уали Утебаев — слушатель Высшей школы НКВД в Москве. С 17 февраля 1940 года  он — временно исполняющий, а с 4 ноября начальник 1 отделения ЭКО, а в апреле 1941 года младшего лейтенанта госбезопасности переводят начальником 2-го отделения КРО НКВД Туркменской ССР, в г. Ашхабад.

Уали Гусманович был неординарным, очень умным человеком. Его родственники и все те, с кем он работал или просто общался, помнят его  обаяние, находчивость, красноречие. Будучи студентом, военнослужащим, и в период Великой Отечественной войны он регулярно переписывался с братьями и многими другими. К сожалению, на сегодня сохранились только некоторые его письма.

На третий день войны наш земляк был откомандирован в распоряжение 3 отделения (отдела) Среднеазиатского военного округа, откуда в начале сентября 1941 года направляется в Иран. 6-го ноября 1941 года он отзывается из Мешхеда в Ташкент.

Затем в Иране он выполнял задание Советского правительства по разведке сведений о том, настроено ли Иранское правительство соблюдать нейтралитет в начавшейся войне.  В Ташкенте он назначается заместителем начальника Особого отдела НКВД формируемой в г. Акмолинске 106 казахской кавалерийской дивизии.

В письме брату Сафи от 07.04.1942 г. он пишет, что на днях ждут отправки на фронт, а в письме брату Каби от 19.04.1942 г. — сообщает, что он уже в пути. Во всех письмах он проявляет, характерный всем воинам того периода высокий патриотизм, положительно характеризует своих однополчан. Намеком пишет, что в начавшейся войне участвуют много танков, самолетов и других машин, что в их успехе многое зависит от работы тыла, поэтому просит земляков добывать побольше нефти. После этого связь с Уали прервалась. Прошло много времени в ожидании вестей, родственники писали во многие инстанции, но ответа не было. Только 8 мая 1947 года из управления кадрами МГБ СССР была получена выписка из приказа начальника Главного управления контрразведки НКО «СМЕРШ» № 220/сш от 16 мая 1946 года следующего содержания: «Младшего лейтенанта госбезопасности Утебаева Уали Гусмановича, заместителя начальника ОО НКВД 106 кавалерийской дивизии, с 1942 года исключить из списков личного состава, как пропавшего без вести на фронте Отечественной войны. Подпись: Начальник Главного управления контрразведки «СМЕРШ» НКО генерал-полковник Абакумов». В приложенной копии личного листка сделана приписка: «матери Агибаш назначена пенсия за сына Утебаева У.Г. , по должности заместителя ОО НКВД 106 кавдивизии». Пенсия действительно выплачивалась матери пожизненно.

Казалось бы, история обрывается навсегда жесткими словами «без вести пропавший». Но его родные не хотят с этим смириться. После войны много лет в поисках сведений об Уали потратил его двоюродный брат Махмуд Айтбаев. Сейчас поиск продолжает его двоюродный младший брат, Почетный разведчик недр РК, первооткрыватель месторождений нефти и газа Утебаев Булат. И появляется свет в конце туннеля.

В 2002 году издательство «Өлке» (Алматы) выпустило книгу бывшего военнопленного (реабилитирован в2006 г.) Беисова Гайпена «Судьба, прошедшая через ад», где приводятся следующие воспоминания: «…некоторых из числа военнопленных, кого руководство лагеря считало ненадежными для отправки в Туркестанский легион, в особенности казахов, отправили то ли в концлагерь, то ли на расстрел. Их потом никто не видел». Из них он вспоминает Сулейменова, Асанбаева, Курмашева, Бигалиева, Утебаева Уали, Наурызбаева, Садуакасова Амрина, и дальше пишет: «Вышеуказанные отважные патриоты создали комитет под названием «Преданные Родине» и, несмотря на свою малочисленность, созданный ими комитет много сделал для Советского Союза».

25-го апреля 2005 года газета «Прикаспийская коммуна» опубликовала статью «Одиссея рядового Наурызбекова». Статью автор Жанар Блялова начинает словами: «Немало в истории белых пятен, которые требуют детального изучения. Между тем ведь история — это судьбы людские, которые оказываются в водовороте самых разнообразных событий. На поворотах судьбы нам встречаются разные люди, участники и свидетели великого и удивительного события — Жизни. Человек непростой судьбы, участник Великой Отечественной войны — Жолдас Наурызбеков уцелел и закалился не только на полях сражений, но и в адовых кругах лагерей для военнопленных сначала на Западе, потом и на Родине. Немало лет его преследовало клеймо «изменник Родины». Только в 2003 году он получил полную реабилитацию». Из рассказа Жолдаса Наурызбекова: «Около 1000 человек было нас в лагере. Я познакомился с Утебаевым Уали, который однажды сказал: «Мы организуем группировку по переходу на сторону советских войск, с тобой мы земляки, ты будешь хранить секретные документы.

Переходи жить в другую казарму, где тебя никто не знает, ни с кем не разговаривай, не знакомься, нужна бдительность, главная задача — сохранить документы». Семь человек вошли в эту группу, но один оказался предателем, который затем сдал всех. Но так как про меня этот агент не знал, мне удалось не засветиться. Приговор же остальным был — смертная казнь. Имеется также аудиозапись с самим Жолдасом Наурызбековым, где он подтверждает вышеизложенные события и называет имена некоторых членов группы: майор Мусин, Садуакас из Караганды, Багитжан из Костаная и двое из Алматы. По словам Наурызбекова, один из них, Багитжан, сбежал. После этих сведений, возможно, о последних днях жизни Уали Утебаева напрашивается необходимость детального изучения месторасположения лагеря пленных или документальных материалов о нем. Только тогда будет можно искать и место гибели наших героев-земляков.

В свете этих данных Булат Утебаев  направляет письма в Департамент национальной безопасности и в Департамент по делам обороны Атырауской области, а 04.03.2011 г. —  запрос в Центральный архив Министерства обороны РФ следующего содержания: «..прошу вас по своим каналам выяснить обстоятельства попадания в плен Утебаева У.Г., дальнейшую его судьбу и, если он погиб, то где искать останки? Также нам хотелось бы узнать адреса людей, названных в рассказах бывших военнопленных… Может быть, кому-то из них удалось выжить? Нам, родственникам Утебаева У.Г., очень важны все подробности. Подрастает молодое поколение нашего рода и для них упоминаемый в рассказах очевидцев патриотический поступок брата, подтвержденный вами, послужил бы основанием для гордости».

Так и не дождавшись вразумительного ответа от официальных органов, брат Утебаева Уали  все же продолжает поиск. 28 апреля 2011 года в газете «Ак Жайык» в рубрике «Белые пятна истории» появилась статья «Исчезнувшие». В ней, в частности, сообщалось: «Почти 70 лет 106-я кавалерийская дивизия, сформированная из жителей тогда еще Казахской ССР, считалась пропавшей без вести. Вокруг военного казахского формирования ходило множество самых различных слухов… Однако, в далекой Украине свидетели боев под Харьковом в мае 1942 года до сих пор прекрасно помнят о героизме казахских батыров 106-й кавалерийской дивизии в составе 6-го кавалерийского корпуса под командованием генерала А. Носкова и их трагической гибели почти в полном составе во время одного из самых кровопролитных периодов Великой Отечественной войны. На одной из фотографий этой статьи были запечатлены 15 командиров и политруков 106-й национальной кавалерийской дивизии и среди них (о, чудо!) обнаружился Утебаев Уали Гусманович. Дальнейшие поиски вывели Утебаева Булата к газете «Караван» и автору статьи «В списках не значатся» Галине Барановой, далее к комбригу, ныне профессору Евразийского университета Майдану Кусаинову и к главе казахского землячества Украины Макки Каражановой, которые вплотную занимаются историей 106-й кавалерийской дивизии.

Буквально перед тем, как отнести этот материал в «Прикаспийку», встав еще до рассвета, я снова сделал попытку поискать какие-либо сведения об Уали Утебаеве. Вдруг нашел в программе ОБД «Мемориал» строку: «Список контрразведчиков». Я с волнением начал ее «раскрывать». Она привела к книге Памяти, изданной в Саратовской области. На одной из страниц списка погибших и пропавших на экране  подчеркнулась фамилия «Утебаев У.». Он это или нет? Перерыв не одну сотню схожих фамилий Утебаевых, участников войны, я наткнулся только на одного Утебаева Уалиса из Южного Казахстана, станции Арысь. Значит, придется теперь выходить на издателей этого 14-томного списка.

Поиск продолжается, его цель — установить правду о подвиге дивизии, увековечить память о воинах-героях, в частности, Утебаева Уали Гусмановича, найти место его захоронения и посетить его.

Народ должен знать своих героев!

В. АФАНАСЬЕВ,

профессор АИНГ