В ребенка нужно просто поверить

КОГДА СЕМИЛЕТНИЙ РЕБЕНОК НЕПРЕРЫВНО СОСЕТ ПАЛЕЦ ИЛИ ЧУТЬ ЧТО САДИТСЯ НА ПОЛ И НАЧИНАЕТ РАСКАЧИВАТЬСЯ ИЗ СТОРОНЫ В СТОРОНУ, НЕ РЕАГИРУЯ НА УГОВОРЫ, ЭТО ВЫГЛЯДИТ ПУГАЮЩЕ. НО СТРАШНО НЕ ЭТО, А ТО, ЧТО ЗА СПИНОЙ У ТАКОГО РЕБЕНКА ТЫСЯЧИ ОДИНОКИХ НОЧЕЙ, КОГДА НИКТО НЕ УБАЮКИВАЛ, НИКТО НЕ УКАЧИВАЛ, И ЕМУ ПРИХОДИЛОСЬ УСПОКАИВАТЬСЯ САМОМУ. В АТЫРАУСКИХ ДЕТДОМАХ И ИНТЕРНАТАХ СЕГОДНЯ ДЕСЯТКИ ТАКИХ ДЕТЕЙ. МЕЖДУ ТЕМ, ОДНО ИЗ ГЛАВНЫХ ПРЕПЯТСТВИЙ К ТОМУ, ЧТОБЫ ДЕТИ, ОСТАВШИЕСЯ БЕЗ РОДИТЕЛЕЙ, ВНОВЬ ОБРЕЛИ СЕМЬЮ, ЭТО ОБЩЕСТВЕННЫЕ СТЕРЕОТИПЫ. НАПРИМЕР, ЧТО ОПАСНОСТЬ НОМЕР ОДИН ПРИ УСТРОЙСТВЕ СИРОТЫ В СЕМЬЮ – ГЕНЫ РОДИТЕЛЕЙ.
Специалисты говорят, что больше половины детей в казенных учреждениях – сироты при живых родителях. Но какие это родители – пропойцы и наркоманы, преступники. Таких детей, по словам директоров интернатов, боятся брать в свои семьи атыраусцы (заметьте, не усыновлять, а просто на время оформлять в так называемые гостевые семьи). Главная опасность, по их словам, – гены.
Однако если раньше этот стереотип выражался в ненаучной форме «Яблоко от яблони недалеко падает», то теперь каждый знает, что есть некая заданная от рождения программа, которая предопределяет в человеке очень многое. И возникает закономерный вопрос: какой смысл стараться вкладывать в ребенка силы и душу, если гены не изменишь, и ему «на роду написано» стать алкоголиком или преступником, как его кровные родители? Поскольку повлиять на гены невозможно, они вызывают сильнейшую тревогу. А после становятся удобным способом объяснить все связанные с ребенком трудности: это не мы не справляемся, это у него гены такие.
По словам психолога Розы Сулейменовой, генетически обусловленные качества у человека действительно есть, и не стоит питать иллюзий, что ребенка можно полностью «перекроить под себя», это приведет к жестокому разочарованию и обиде на ребенка, который «обманул», оказался «не тем». Есть особенности, которые действительно во многом определяются генами, например, темперамент или способность к математике. Важно, чтобы приемные родители были готовы признать и принять это. (Впрочем, эта задача актуальна и для обычных родителей – ведь в их ребенке соединяются гены многих родственников, и порой не те, которые были бы приятны папе или маме). Но при этом генами не определяются такие качества человека, как честность, доброта, способность любить, быть счастливым. Здесь все зависит от любящей семьи и от выбора самого человека. Так, генетически может быть задан такой способ переработки организмом алкоголя, который облегчает возникновение зависимости. Но такая генетическая предрасположенность есть у многих. Однако большинство людей алкоголиками не становятся, хотя спиртное продается на каждом углу. Почему? Потому, что у них есть интересы, работа, любимая семья, дети, потому что беспробудно пить им просто незачем. Гены определяют лишь скорость возникновения зависимости, если человек начнет пить. А вот выбор — начать пить или нет — делает сам человек, и выбор во многом зависит от того, есть ли у него в жизни поддержка, есть ли за спиной любящая семья.
Другой пример — ребенок не хочет учиться. Слушает и как будто не слышит, не понимает элементарных вещей. Гены? Патология? А что бывает со взрослыми благополучными людьми после катастрофических событий: стихийных бедствий, терактов, потери близких? Способны ли они в это время проявлять любознательность, сосредоточенность? Между тем, у ребенка, изъятого из семьи, и у которого больше нет родителей, сестер и братьев, произошла во внутреннем мире катастрофа еще большая. Ведь у него нет жизненного опыта, нет других точек опоры (друзей, работы), он не знает, что ему помогут, и что всё, в конце концов, образуется. У него рухнул мир. А ему (к примеру) таблицу умножения объясняют. Получается, что это не ребенок ненормальный. Это жизнь у него сложилась ненормально. И все расстройства здоровья и поведения, которые мы наблюдаем, – нормальная реакция на обстоятельства.
Отсюда следует очень важный вывод: наладится жизнь – и все остальное наладится. Всякий ребенок хочет жить в радости, расти и развиваться. Когда он увидит и поверит, что его любят, за него «болеют», он обязательно постарается наверстать упущенное. И, как подчеркивает директор школы-интерната №1 Сания Мусиева, опыт семейного устройства это подтверждает: через год-два жизни в любящей, заботливой семье ребенок буквально расцветает, он быстро растет, узнает много нового, проходят даже застарелые болезни. Если приемная семья будет жить в страхе перед генами, в любом проявлении ребенка высматривая зачатки «аморального образа жизни», «криминальные задатки» или «безвольность и зависимость», то снова возникнет ситуация «срабатывающего» пророчества. В ребенка нужно просто поверить.
По данным департамента по защите прав детей, всего в интернатах Атырауской области воспитываются 206 детей, оставшихся без попечения родителей, в учреждениях здравоохранения – 32 ребенка, столько же ребят — в учреждениях социальной защиты. В лечебных и воспитательных учреждениях области находятся 270 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Надежда ШИЛЬМАН